Мама, Чехов, и четыре достопримечательности (Цикл "Друзья мои") (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 43
Читатели: 122
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Я вижу все. Я все запоминаю,
Любовно-кротко в сердце берегу.
Лишь одного я никогда не знаю
И даже вспомнить больше не могу.

Я не прошу ни мудрости, ни силы.
О, только дайте греться у огня!


Анна Ахматова

Мама, Чехов, и четыре достопримечательности (Цикл "Друзья мои")

Нашу улицу нельзя было назвать большой. Но нельзя было назвать и маленькой. Она не была особо выдающейся, и знаменитости на ней не жили. Но она не была и незаметной. Одним словом – среднестатистическая улица южного города, обсаженная тополями и вязами, пыльная, асфальтированная, поросшая бурьяном и репейником и с домами в два ряда.

Примечательна улица была следующим: ржавой трубой, пересекавшей ее около магазина «Тысяча мелочей»; рыжим котом Жоржем, с видом городового обходившего свои владения; бельевой веревкой, натянутой от окна третьего этажа дома № 55 к тополю напротив, и самим магазином «Тысяча мелочей». Но о каждой примечательности по порядку.

Ржавая труба была на нашей улице с незапамятных времен. Вполне вероятно, что вначале притащили трубу, а потом вокруг нее проложили улицу и построили магазин. Тот, кто приволок этот уродливый обломок металла, был, в своем роде, творец. Железная Квазимода, украшенная по всему периметру и диаметру ржавыми бородавками, была очень живописна. А пыльные островки осота, вросшие в нее, придавали изысканно древний вид. 

Изначальные функции трубы оставались загадкой. Некоторые старожилы говорили, что когда-то это была водопроводная конструкция, другие, что – канализационная. Третьи, почему-то понизив голос, вообще утверждали, что этот уродец ничто иное, как обломок немецкого самолета, сбитого хромым Гасаном. И, что  хромой Гасан, вернувшись с фронта, захватил и  его с собой в качестве трофея. При этом никто не сообщал, зачем это Гасану понадобилось, и самое главное, как он дотащил до дома ржавый символ поверженного фашизма? А спросить было не у кого, ибо Гасан вот уже лет сорок как отошел в мир иной. Как бы то ни было, с трубой наша улица дышала очарованием старины. Это наполняло нас гордостью. Не у каждых была такая металло-архитектурная достопримечательность.

Рыжий кот Жорж родился во вполне интеллигентной семье бывшей балерины Майи Кудриной от домашней кошки Саломеи и домашнего кота Варлаама. Помимо родителей Жорж с младенчества обладал добрым десятком братьев, сестер, теть, дядь и племянников. Родоначальником пушистого клана были дедушка и бабушка Жоржа. В отличие от своих потомков, они именовались просто – Мурка и Васька. Майя взяла их с улицы, и позволила основать колонию. Несмотря на суровое спартанское детство Мурка и Васька быстро освоились в квартире бездетной балерины. Ко времени смерти старушки по ее дому бегало больше тридцати котов. Воздуха в округе это не озонировало. Новые жильцы быстро разогнали мохнатую братию: кого-то взяли сердобольные знакомые и друзья, кто-то просто сбежал. Но Жорж оставался верен своей улице, и жители привыкли к его массивной фигуре, степенно фланирующей вдоль тротуара. Жалкие остатки еды он не брал, а требовал полноценного обеда – супа, кусочков мяса или рыбы. При этом вид у него  был явно разочарованный: «Что ж вы, люди, делаете, а? Я же мзду не беру, мне за державу обидно!» Надо сказать, что жильцы уважали хвостатого таможенника и поддерживали честь державы, то есть улицы. Жорж никогда не голодал, и лоснился год от году.

Бельевая веревка, натянутая от окна третьего этажа дома № 55 к тополю напротив, сама по себе никакой ценности не представляла. Обыкновенная серая веревка с витой нитью для прочности. Но, вот белье, вывешиваемое на ней… Тоже, в принципе, заурядное, кроме оранжевых панталон с черными кружевами. 

О!!! Эти проклятые панталоны будили непристойные мысли и принадлежали Лизе Мельник – даме необъятных размеров и большой души. В отличие от трубы, происхождение панталон сомнений не вызывало – они были трофейными немецкими, и их привез Лизе муж. К счастью, габариты Лизы за долгие годы не изменились – мощная и широкая в кости, она стойко оставалась в привычном весе. Панталоны были сделаны на совесть и явно не без участия дьявола – они не выцветали, не рвались, и не усаживались от частой стирки. Вечная молодость панталон вкупе с неизменными габаритами Лизы могла бы навеять мысли о некоем портрете Дориана Грея, но на нашей улице тогда и слыхом не слыхивали об Оскаре Уайльде. Зато, когда оранжевый стяг с черными кокетливыми кружевами эротически-победно развевался на уровне третьего этажа дома № 55, то в соседних квартирах разом издавался завистливый женский вздох, и начинался традиционный пилёж:

- У других мужья как мужья, своих жен как куколок одевают, а у меня чурбан чурбаном, пентюх пентюхом, нюня нюней (определений никчемности было много). Лучше бы мать моя вместо меня черный камень родила! Чем я провинилась перед тобой, Господи, что колода Лиза как королева одевается, а я как чернушка?

Мужья реагировали на это вяло:

- Извини, на войне не были, и миллионы не режу! А у спекулянтов покупать ничего не буду!

- Конечно, мы же бедные, но честные!  Зато жена и дети пусть в отрепьях ходят!

- Хватит, женщина! Занимайся своими делами!

- Зачем я только замуж выходила, дурья моя башка?!

На это мужья синхронно разводили руками, мол, сама подтверждаешь, а я этого не говорил!

Ну, и, наконец, магазин «Тысяча мелочей». Последняя и самая яркая достопримечательность нашей улицы.

В общем-то, в самом магазине ничего примечательного не было. Обыкновенный набор хозяйственных принадлежностей: гвозди, крючки, кастрюльки, стаканы, коврики для ванной и прихожей, кашпо для цветов, шланги, средства для чистки мебели, ведра, термосы, а в другой стороне – почему-то картошка, капуста и зелень. Жильцы вначале дивились странному набору товаров, но потом свыклись.

Заведовал всем этим богатством Лев Захарович. Большего оригинала трудно было найти. Он был продавцом и главным украшением магазина.

Забежишь к нему бывало утром:

- Лев Захарович, мне бы картошки килограмма два.

- Какой? - с деланным безразличием вопрошает Лев Захарович, но лысина предательски наливается кровью.

- Как, какой? Картошки просто!!!

- Я не глухой! Тебя мама не учила не кричать особенно на старших? Какой картошки, я спрашиваю? Для чего?

- ?!!

- Боже мой! – Лев Захарович всплескивал коротенькими ручками. – Боже мой! Что вырастет из этого ребенка, я Тебя спрашиваю? Он даже не знает, какая картошка ему нужна! Как он будет помогать родителям, каким он будет хозяином? Ничему не учат детей, только собой занимаются. Беги, спроси у мамы, для чего ей нужна картошка?

Мама реагировала не менее бурно.

- Что он умничает? Тоже мне - старый болтун! Скажи, для супа!

Услышав ответ, Лев Захарович медленно остывал.

- Ну, хоть какая-то определенность! Запомни, деточка (в хорошем расположении духа он всех называл деточками), белая картошка для супа, она аккуратная и не разваливается. Если для пюре, нужны желтые сорта – они рассыпчатые и пюре будет красивым и воздушным. А вот если хочешь жареную, тогда непременно розовую. В ней много декстрина – картошечка будет с румяной корочкой, целенькая, да еще с луком и на сливочном масле – это еда богов!

Он складывал пальцы щепотью, подносил их ко рту и причмокивал. И по лицу его, словно лучи от солнца, во все стороны шли морщины.

Та же участь ждала и капусту. Не дай Бог было не определить для чего она нужна – для борща или голубцов. Лев Захарович приходил в отчаяние!

- Запомни, пока я жив, потому как ваши родители жизни я смотрю, вообще вас не учат: плотные, сочные кочаны на борщ, чтобы наваристее был, а вот легкую, пустую капусту на голубцы, чтобы «раздевать» было легко, и листья бы не поломались. Запомни, все в жизни пригодится!

Окончательно приходя в благодушное настроение, Лев Захарович усаживался на табурет с лоскутной подушкой и начинал разговоры «за жизнь».

Они были пестрые, и так беспорядочно перескакивали с темы на тему, что казалось, будто кружишься на огромной карусели и на ходу пересаживаешься с оленя на лошадь, а потом снова на оленя. Познания у Льва Захаровича были огромные, но совершенно бессистемные. 

Разговор рождался со... вздохов. Вначале редких, потом, как капли дождя учащавшихся. Повздыхав вволю, Лев Захарович останавливал свой взгляд на рисунке какой-нибудь чашки. Это, к примеру, мог быть греческий узор из ломаных линий. Глаза старика оживлялись.

- Древняя Греция, прекрасная Эллада, - произносил он единым духом.  – Родина философов и поэтов. Гнев, богиня, воспой Ахиллеса, Пелеева сына. Ты мифы в школе изучаешь? И какой самый любимый? Боже, у этого ребенка нет даже любимого древнегреческого мифа! Эти дети неучи! Господи, куда ты смотришь?!  А миф о Дедале и Икаре? Тоже не слышал? Боже, вложи в голову этим детям хоть каплю ума!

Продолжая ворчать и сокрушаться Лев Захарович рассказывал нам миф за мифом. Герои и боги оживали в его пересказах. Эгейское море шумело и переливалось всеми красками, нимфы плясали на берегу, а скромный продавец «Тысячи мелочей» представал новым Гомером. Рассказы Льва Захаровича были куда интереснее школьных уроков истории! Но волшебство разом прерывалось, если вдруг,  к примеру, начинал накрапывать дождь. Прекрасная Эллада гасла в надвигающихся тучах, и Лев Захарович перескакивал на тему о круговороте воды в природе и свойствах дождевых осадков. А далее перечислялись виды дождя и примет с ним связанных.

Если после дождя в воздухе пахло нагретой пылью от асфальта, то мгновенно заводился разговор о происхождении пыли как таковой. Если ветер доносил легкий запах прели и грибов, то на два часа был гарантирован феерический рассказ о грибах.

Лев Захарович мог говорить обо всем: музыке, вине, живописи, литературе, географии, физике, керамике, выделке кожи, звездах и лечебной физкультуре. От него мы узнали, что такое гляциология и глиптика. Все было изумительно интересно и беспорядочно. Одновременно с рассказами Лев Захарович умудрялся еще и отпускать товар и яростно просвещать необразованных покупателей. Его любили и не мыслили улицы без него.

В подсобной комнате у Льва Захаровича было множество неожиданных вещей. Помимо ведер с отбитой эмалью, рыболовных крючков, сеток для москитов, ящиков с гвоздями и разнокалиберных кранов, на стене красовалась «Лунная ночь на Днепре» Куинджи, а пыльный стол украшал портрет Чехова. Краны и трубы валялись на столе тоже, отчего казалось, что портрет окружают завороженные жестяные змеи.

Любой смертный, допущенный в эту пещеру Али-Бабы, застывал на пороге и, обретя, наконец, дар речи, спрашивал к чему же портрет Чехова и «Лунная ночь». Лев Захарович, словно предвкушал этот вопрос! Ему было наслаждением отвечать на него! Он глубоко вздыхал, распускал морщинки-лучики на лице и начинал вещать!

- Вы спрашиваете, почему у меня, среди этого бедлама Куинджи и Чехов? Я бы мог вам ответить стихами Вознесенского «Небом единым жив человек!» Но я не буду этого делать. А почему? Спросите меня – почему?!

- Почему?

- Потому что, это и так ясно! Это как дважды два четыре! Не хлебом единым человек, но


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     14:49 10.07.2020 (1)
1
Вас читать несказанное удовольствие, Уважаемая Ляман!
Несу Ваш рассказ в свою сокровищницу и на досуге буду перечитывать: всколыхнул
воспоминания старой доброй жизни, когда жила, ощущая твердую почву под ногами...
Браво! Вы очень талантливый рассказчик!
     18:23 10.07.2020
1
Спасибо Вам огромное! 
Если мои строчки доставляют минуты радости, то я счастлива.
     12:21 06.07.2020 (1)
2
Лев Захарович меня покорил! Такой герой достоин романа!
Спасибо, Ляман, за полученное  удовольствие!
     18:14 06.07.2020 (1)
1
Спасибо Вам,  Александра! Очень дороги Ваши слова.
На самом деле, таких продавцов в Баку было не так мало.
Особенно среди евреев и армян. Вот уж не знаю, почему, но порой в разговорах "за жизнь" от таких людей можно было услышать много интересных сведений.
Помню очень ярко. На улице Зевина (сейчас точно не знаю, как называется) недалеко от Девичьей Башни был магазин полудрагоценных камней. Именно полудрагоценных, потому что драгоценные камни и изделия из них продавались в особых отделах универмагов.
А вот на Зевина был магазин изделий из полудрагоценных камней на серебре. И продавцом там был - дай Бог памяти - Эмиль Зусьевич или Нисанович.Так вот, он мог за то время, пока ты находился в магазине, прочесть тебе увлекательнейшую лекцию по истории камней, искусстве их выделки, рассказать об инталиях, геммах, сказать, какой камень кому надо носить по гороскопу и проч.
Я в этот магазин больше не за покупками, за рассказами ходила.
     19:11 06.07.2020 (1)
В Израиле, в маленьких лавочках с сувенирами, встречаются такие любители поговорить. У них в запасе и шуточки, и легенды, и трагедии, и комедии. А если это выходец из бывшего СССР, то могут и кофейком тут же угостить. Это что-то навсегда уходящее из современной компьютеризированной жизни, живое и тёплое... Бесценное!
А помните на улицах будочки ремонта обуви? Это же был клуб для любителей развесить уши. Пока тебе на каблучке набойку сделают, узнаешь, какую раньше обувь шили, какие каблуки носили бабушки и прабабушки, как за натуральной кожей ухаживать и как распознать, хороший ли стоит супенатор... Где теперь те будочки? Исчезли навсегда.
     19:23 06.07.2020
2
Ой, нет, нет, нет!!!!
Никуда они не исчезли! Честное слово!
Во всяком случае у нас!
Конечно поредели, их уже не так много, как в моем детстве.
Но, все же остались где-то. Одна из таких будок во дворе моего дома. Не поверите - там даже с советских времен осталась табличка - Делу время - потехе час!
И решетка на окнах - точно такая же, как во времена моего детства - ромбиками.
А уж разговоры у сапожников - заслушаешься! Из манеры стаптывать каблук целую житейскую философию выстроят!
И - Вы абсолютно правы - у сапожных будок своя философия, точно так же как и свой аромат!

     16:07 06.07.2020 (1)
2
Отменная проза.
     18:14 06.07.2020
1
Спасибо Вам, дорогой друг! 
Очень приятны Ваши слова, Ваша поддержка!
     11:38 30.06.2020 (1)
3
Ляман, ты - реальный мастер описаний. Великие классики без сомнения  подали бы тебе руку за такие сравнения и эпитеты. Одна только  «Железная Квазимода» чего стОит! А учитывая «живописность» старой трубы, вокруг которой росли кусты осота, в то время как её поверхность была покрыта ржавыми бородавками…  Ну, при всем моем  уважении  к Тургеневу, впадаю  в ступор (в хорошем смысле)  снова, поскольку читаю второй раз. 

Бельевые верёвки – это, видимо, национальная гордость. Сколько раз я видела протянутые из окон верёвки, которые были привязаны к деревьям напротив – и каждый раз ловила себя на мысли, что это, видимо, что-то вроде дополнительных сушилок. Потому что сейчас в каждой квартире есть складные сушилки. Правда, эротически-победно развевающихся панталонов мне увидеть не довелось  (жалость безмерная!). В лучшем случае глаза ограничились обзором спортивных брюк.  Ну, и то ладно.

Человек, продающий картошку, которому непременно надо знать, с какой целью покупается оная – это супер-продавец! Мало того, что он не подсунет плохого товара, он ещё и с поварской точки зрения даст бесценные советы…  Поверь, за картошкой  я бы лучше ходила к Льву Захаровичу, нежели в «Магнит» или «Пятёрочку», где под маркой «акция» могут продать всё, что угодно – и, увы, далеко не лучшего качества. Современные магазины не дорожат своей репутацией, а Лев Захарович, судя по всему, ею очень дорожил. Разве такой человек стал бы просто так спрашивать, для чего именно люди покупают картошку?  Излишний вопрос… 

Знание же истории (И ведь кем? Продавцом!) - это нечто. «У ребёнка даже нет любимого древнегреческого мифа!» - как раз в этот момент два брата на улице спорили, кому вперёд играть в любимую компьютерную игру. Вот такое совпадение. O, tempora, o, mores! 
Читаю дальше - и про себя тихонечко смеюсь: вот откуда ты знаешь, кто такой Архип Куинджи и написанную им  «Лунную дорожку». Меня, помню, два года назад эти твои знания сразили наповал.

А, если честно, Ляман, я иногда думаю, что прежние времена куда лучше были. И люди были добрее, и с более открытыми сердцами. Говорят: «не живи прошлым».  Нет, не живу, но иногда так хочется хоть на минуту вернуться даже не в детство, а именно в то время, когда в сараях и подвалах вперемешку лежали болты, запасные (и чаще – совершенно неподходящие) колёса от велосипедов,  старые лыжи. Тут же висели репродукции из журналов «Работница», под ногами валялись какие-то не особенно нужные вещи…
Да бОльшая часть из нас так жила.
Спасибо тебе за рассказ! На таких произведениях душа отдыхает.


     13:58 30.06.2020 (2)
2
Спасибо, Магдалина, дорогая за развернутый комментарий. И добрые слова. Рада, что мои строчки радуют и может, сподвигают к раздумью.
Что касается бельевых веревок... Я в этом мире живу. У нас и и сейчас все протягивают веревки из окон в ближайшим деревьям, моют ковры во дворах и развешивают их заборах.
Погружаться глубоко за такими воспоминаниями мне не пришлось. Я и сама бы с удовольствием протянула веревку из окна к ближайшему дереву, но у меня первый этаж, и веревка просто уткнется в забор.
Поэтому вывешиваю белье в палисаднике, что тоже становится своего рода экзотикой.
Что же касается образа продавца... Конечно, он собирательный.
Но, я скажу тебе, что таких в моем детстве и юности в Баку было много. Особенно среди евреев и армян. Вот уж не знаю, почему, но порой в разговорах "за жизнь" от таких людей можно было услышать много интересных сведений.
Помню очень ярко. На улице Зевина (сейчас точно не знаю, как называется) недалеко от Девичьей Башни был магазин полудрагоценных камней. Именно полудрагоценных, потому что драгоценные камни и изделия из них продавались в особых отделах универмагов.
А вот на Зевина был магазин изделий из полудрагоценных камней на серебре. И продавцом там был - дай Бог памяти - Эмиль Зусьевич или Нисанович.Так вот, он мог за то время, пока ты находился в магазине, прочесть тебе увлекательнейшую лекцию по истории камней, искусстве их выделки, рассказать об инталиях, геммах, сказать, какой камень кому надо носить по гороскопу и проч.
Я в этот магазин больше не за покупками, за рассказами ходила.
А почему ты удивилась, что я слышала про "Лунную ночь на Днепре" и про Архипа Куинджи? 
     14:20 30.06.2020 (1)
1
Ляман, два года назад я воспринимала тебя ТОЛЬКО как литератора. Наверное, поэтому какое-то время меня удивляло (нет, больше восхищало, конечно) то, что ты помимо литературы настолько хорошо разбираешься и в музыке, и в живописи, и много ещё в чём.

В данном случае я - естественно, с долей юмора -  написала не о том, что тебе знакомы картины Куинджи, а ОТКУДА  они тебе знакомы. 
Понятно, конечно, что не со стены подсобного помещения Льва Захаровича. Это я так, улыбнулась потихонечку. 
     17:30 30.06.2020
1
     14:11 30.06.2020 (1)
1
здорово! напиши..
     17:31 30.06.2020
2
Попытаюсь!
     11:30 30.06.2020 (1)
1

Вместо того, чтобы учиться и приносить пользу, мусолит злобные сплетни, ненавидит и злится. Кому нужна такая жизнь? Одни сплошные убытки. Вот живите так, чтобы у вас их не было.»

 Захарович настоящий  мудрец.. 



Лямаша, замечательный рассказ Читаю твои работы, как воду из родника пью...Так хорошо на душе! Спасибо огромное, родная, за твой дар творить добро.
     14:01 30.06.2020 (1)
2
Спасибо, Танечка, милая. 
Ты знаешь, мне очень нравится высказывание Чехова: "Жизнь на самом деле очень простаяштука и надо приложить немало усилий, чтобы усложнить ее".
Это правда, Танечка.
Люди сами стремятся усложнить себе жизнь злобой и ненавистью, завистью интригами. Это же бездна энергии, уходящая в никуда... То есть сплошной убыток.
Вот, если бы всю эту энергию направить на добро, сколько бы хорошего было.
     14:08 30.06.2020
О,да! Был бы чудесным мир... эх...
     13:28 30.06.2020 (1)
1
«Человек, не познавший грязь, никогда не сможет  по-настоящему оценить чистоту!» 
 Чтобы ценить и  быть благодарным  тому времени,  и тем событиям, которые вы,
  Ляман, блистательно  описываете, надо  видеть и понимать всю  грязь сегодняшних  дней, навязываемых нашей стране, 
 через неопытную и  малообразованную молодежь, покупая их души.  
Нельзя не видеть, как стремятся  нас  деморализовать и заставить  жить по  разрушающим законам. 
Именно в сравнении  с днем сегодняшним, еще  чувствительнее  воспринимается  экскурс в те времена,
 когда  духовное начало превышало потребительское.  
Мне, как человеку  далеко неравнодушному,
 к тому,  что происходит с моим народом (особенной молодежью) и страной в целом, 
 ваше произведение  особенно дорого и близко по духу.

     13:41 30.06.2020 (1)
Спасибо, дорогая Надежда.
Мне очень дороги Ваши слова. В них душа неравнодушного человека. 
Вот именно, подчас и мне кажется, что все мы живем как на Острове дураков из повести "Незнайка на Луне".
Стремятся нас задурить настолько, чтобы мы превратились в баранов.
     13:55 30.06.2020 (1)
1
Моя дорогая, Ляман, именного этого от нас и добиваются,  чтобы мы стали легко управляемым стадом.
И если с нами, поколением вышедшим из СССР, этот номер не пройдет, 
то  с   несмышлеными  уличными подранками, 
это у них получается легко, но мы не должны  отдать их на съедение  идеологическим   агрессорам.
Ведь среди них может оказать любой из наших внуков, правнуков, да и стране вред непоправимый. 
Исчезают ценности, накопленные веками.

     14:04 30.06.2020
Вот то-то и оно!!! 
Или творится новая идеология - рваная, жестокая, неведомая.
И возможно, эта идеология еще поглотит своих создателей.
     00:03 30.06.2020 (1)
Как наяву увидела Льва Захаровича! Много таких персонажей вокруг нас.
     00:49 30.06.2020
Спасибо, дорогая!
     23:00 29.06.2020 (1)
1
Как здорово, что в Вашей жизни, Ляман, был такой мудрец, как Лев Захарович.
Как хорошо, что Вы сумели сохранить в памяти драгоценные крупицы прошлого
и талантливо и зримо запечатлеть его! Теперь они все живы...даже кот.
Про стиль ничего не скажу - он безупречен.
     23:28 29.06.2020
Спасибо Вам, дорогая!
Да, вот, на досуге, стараюсь все вспомнить и запечатлеть на бумаге, на компе.
Спасибо, милая!
     21:44 29.06.2020 (1)
1
Замечательный рассказ, как всегда, живые образы и колоритные описания. И глубокий смысл, духовность

     22:42 29.06.2020
Спасибо, дорогая Эми!
     21:45 29.06.2020 (1)
1
Спасибо большое, дорогая Ляман!
Простите меня, навеяло

Я помню детства улицы,
В каштанах и в акациях.
Неторопливый говор, шум
И смех. Трубы от водостока
Ржавый раструб и кораблик,
Который после дождика,
Бумажный парус распрямлял
И плыл по воле волн к своей
Судьбе. И мама,там такая молодая,
Зовёт за стол под тени сада.
И бабушки неторопливый южный
Говорок. Цветущий сад,
И гроздья винограда
И старенький скрипящий патефон...


     22:42 29.06.2020
Какое чудо, дорогой друг! Спасибо огромное! Искренне, спасибо, очень-очень понравилось.
Реклама