ИСТИНА. КРЕАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ИСТИНЫ (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Философия
Автор:
Читатели: 75 +1
Внесено на сайт:
Действия:

ИСТИНА. КРЕАТИВНАЯ ТЕОРИЯ ИСТИНЫ

[justify]  
1.
    Обычно философы ставят своей задачей выяснение каких-нибудь важных истин. Занятие это, разумеется, следует признать достойным и полезным, особенно если не принимать во внимание одну очаровательную деталь, в которой скрывается довольно коварный чертик. Оказывается, среди философов нет единства в представлении об истине.
    Человеку, неискушенному в философии, такое обстоятельство кажется невероятным. Как же можно искать истину, не решив толком, что она такое, и как выглядит? Эдак ведь и всякое знание можно объявить истиной. Любая мошка сойдет за комара, если мы не знаем, как выглядит комар. Так что, не приходится удивляться, когда вместо фундаментальной истины бытия ученые подсовывают нам какой-нибудь научный факт, типа «угол падения равен углу отражения». А чтобы замаскировать его под истину, его величают «истинным знанием».
  Оно, конечно, «истинное знание» отличается от «просто знания», хотя бы тем, что первое весьма уважаемо, ибо доказано и проверено на опыте, то есть, оно объективно, а «просто знание» больше похоже на мнение, которое ни к чему не обязывает.
    Однако даже истинное знание по существу мало чем отличается от правды. Но между правдой и истиной большая разница. Ведь правд, как известно, много. У паучка своя правда, а у мухи своя. Между тем, истина, как правило, объединяет множество правд. Поэтому истина так и звучит: «У каждого правда своя».
    Очевидно, понимая, что подлог подлинной истины достаточно легко обнаружить, философы придумали еще один мошеннический трюк. Они стали доказывать, будто кроме истин абсолютных, существуют истины относительные. То сеть, некие временные истины, которые считаются истинами на определенном этапе развития науки. Но они постоянно подправляются, усовершенствуются, и постепенно приобретают вид абсолютной истины. Правда, тут же философы делают оговорку, что,  так как ничего абсолютного не существует, то относительные истины никогда не достигают идеальной формы.
    Чтобы не придумывать примеры подобной эволюции истины, предоставляю вам отрывок из статьи в Интернете под названием: «Истина как процесс»:
    «Истинное знание, как и сам объективный мир, развивается. В средние века люди считали, что Солнце и планеты вращаются вокруг Земли. Было ли это ложью или истиной? То, что человек наблюдал движение светил с единственного "наблюдательного пункта" - Земли, приводило к неправильному выводу о том, что Солнце и планеты вращаются вокруг нее. Здесь видна зависимость наших знаний от субъекта познания, но было в данном утверждении и содержание, не зависящее ни от человека, ни от человечества, а именно знание о том, что светила Солнечной системы движутся. В этом заключалась крупица объективной истины. В учении Коперника утверждалось, что центром нашей планетарной системы является Солнце, а планеты и Земля вращаются вокруг него по концентрическим окружностям. Здесь уже доля объективного содержания была гораздо выше, чем в прежних представлениях, но далеко не все полностью соответствовало объективной реальности, так как для этого не хватало астрономических наблюдений. Кеплер, опираясь на наблюдения своего учителя Тихо Браге, показал, что планеты вращаются вокруг Солнца не по окружностям, а по эллипсам. Это было еще более истинным, еще более верным знанием. Современная астрономия вычислила траектории и законы вращения планет еще точнее. Из данных примеров явствует, что истина исторически развивается. С каждым новым открытием ее полнота возрастает».
      В заключении автор пишет:
    « … Следовательно, полное, исчерпывающее знание недостижимо. И чем сложнее то или иное явление, тем труднее достичь абсолютной истины, то есть полного, исчерпывающего знания о нем. И, тем не менее, абсолютная истина существует; и ее надо понимать как тот предел, ту цель, к которой стремится человеческое познание. Каждая относительная истина - это ступенька, шаг, приближающий нас к этой цели».
      Как видите, автор статьи рассказывает об эволюции научных знаний, а вовсе не об истине. Впрочем, об истине он тоже говорит, когда утверждает, что «полное, исчерпывающее знание недостижимо»? Причем, заметьте, эта истина вовсе не следует из эволюции знаний о взаимодействии космических тел. Истина, пожалуй, даже несоизмерима с этими знаниями. И она, похоже, не зависит от того много этих знаний или мало, истинны ли они или мнимы, сложны ли для уразумения или не очень. Вдобавок, как видите, истина проста, и легко доказывается. Автор даже не сомневается в истинности высказанной истины. Для него она самоочевидна. Правда, очень возможно, что автор не сам открыл эту истину. Истина о том, что «чем больше мы знаем, тем больше нам остается узнать», давно известна человечеству. Зато автор принимает ее также легко, как мы принимаем идею о том, что при бесконечном сложении положительных чисел их сумма бесконечно увеличивается. Наверное, не менее охотно мы согласимся и с истиной, высказанной Гераклитом: «Все течет, все изменяется».
      Таким образом, имея дело с подлинными истинами, мы, наверное, должны признать, что они обычно легко постижимы и представляют из себя некие сакральные свойства и законы бытия. Притом истины в нашем представлении обычно выглядит не столь конкретно как научное знание. Например, когда мы говорим Земля вращается вокруг Солнца, то можем это доказать и даже вычислить параметры этого вращения. То же и при утверждении, что угол падения равен углу отражения. Здесь прямо напрашивается математическая формула. Говоря же об истине Гераклита, мы, как будто, тоже имеем в виду определенное знание, но что-то не позволяет нам свести утверждение древнего мудреца к формуле. То есть, вопрос остается открытым, как будто наша истина нуждается в постоянном подтверждении. И тогда получается, что истина – это процесс. Но разве истина может быть процессом? По идеи, она должна быть утверждением, константой, правилом. Мы говорим: «нет худа без добра». Разве эта апофегма представима в виде процесса?
      Однако не будем столь самоуверенны и категоричны. Ведь мы здесь ступили  на скользкую дорожку философии, где для доверчивых простачков уготованы всякие превратности и ловушки. Например, если мы признаем абсолютной истиной утверждение, что «все течет и все изменяется», то как быть и с изменениями самой истиной? Согласно формуле она тоже должна изменяться. Но как же она может изменяться, когда она - константа? А если она изменяется, то она никакая не константа, и, возможно, вовсе не истина, а просто знание или даже мнение. И тогда прав Бэкон, утверждавший, что «Истина – дочь времени».

 
2.
    Да, очевидно, без помощи авторитетных философов нам здесь не обойтись. Стоит, впрочем, напомнить, что в деле выяснения истины на их помощь мало надежды. Философы зачастую еще больше запутывают проблему, не брезгуя порой истиной, высказанной Гегелем: «Противоречие есть критерий истины, отсутствие противоречия критерий заблуждения». А судя по тому, как философы не могут договориться о самых простых вещах, для них, очевидно, «Поиск истины важнее, чем обладание истиной» (А. Энштейн). Вот, и по поводу истины у них имеется целый набор теорий.
        Например, в арсенале философов имеется «классическая теория истины». Ее концепцию сформулировал еще Аристотель. «Истина – есть соответствие представлений или утверждений реальному положению дел, т. е. соответствие наших знаний действительности».
      Как видите, здесь главный критерий истины «соответствие знаний действительности». В таком  случае истина ничем не отличается от простых знаний.  У кошки четыре ноги – это истина. Это можно проверить и доказать, и значит, соответствует действительности. Получается, что это и есть абсолютная истина, которая справедлива в любом месте Вселенной. О каком же тогда поиске абсолютной истине нам толкуют философы, если подобные истины у нас на каждом шагу. Между тем, известно, что Христос так и не ответил Пилату на вопрос, что такое истина, когда сказал: «Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня (Ин.14:6). А ведь, пользуясь классическим определением истины, Иисус мог бы сообщить прокуратору, что истина – это всего лишь достоверные знания. Но, быть может, ответ Иисуса уже содержался в его откровении? Притом, заметьте, и путь, и истину, и жизнь, Христос ставит в один ряд. Так что, не исключено, что и истину он разумеет как процесс.
    От классической немногим отличается вполне современная «эведенциалистская» теория истины.  Напомним, эвиденциализм утверждает, что человек имеет право верить во что-либо, когда имеет доказательства, подтверждающие его веру. То есть, речь идет о том, что человек вправе верить в то, что ему представляется очевидным.
    Впрочем, на это у других философов имеется возражение в виде «онтологического» подхода, где утверждается, что истина безусловна и не зависит от критериев, по которым люди отдают предпочтение тем или иным мнениям и высказываниям. Мол, нет никакого противоречия в том, что нечто будет истинным, даже если все считают это ложным.
    Как видите, здесь речь идет о двух разных позициях. В первом случае человеку дается право верить или не верить в любую истину. Он, например, может не верить, что все в мире течет и изменяется. А в другом случае имеется в виду сама истина, которую мы можем не знать, но она остается истиной. Так, например, знание формулы воды никак не влияет на нашу жизнь. Зато в справедливости истины: «Все течет. Все изменяется», мы может убеждаться постоянно, независимо от того, знаем мы о ней или нет. Тут мы, пожалуй, согласимся со словами Шиллера: «Истина ничуть не страдает от того, что кто-то ее не признает».
      Однако, вернувшись к истине Гераклита, мы вновь сталкиваемся с некоторой трудностью. Ведь, существует множество физических и математических законов, которые не меняются и не текут. Законы тяготения во Вселенной и геометрические законы треугольника, по сути, вечны. И значит, они соответствуют представлениям об абсолютной истине. Притом мы их можем не знать, но роль их в жизни природы от этого не меняется. Когда же мы их знаем, то не есть ли это знание истины? Если да, то наше знание истины, опять же может доходить до мышей, и «дважды два – четыре» тоже можно считать истиной. Зато истина о том, что «В одну реку нельзя войти дважды» превращается в ложное мнение.
    Вот вам и философия. Я же предупреждал насчет подвохов и ловушек. Впрочем, у философов теорий хватает. Есть, например, еще «консенсусная» теория истины. Она наследует древний критерий истины, консенсус Гентиум, гласящий: «то, что является универсальным среди мужчин, несет вес истины». Проще говоря, высказывание или знание признается истинным, если оно будет принято в результате обмена аргументами в коммуникативном сообществе.
      Впрочем, и эта теория нам не подходит. Как вы понимаете, здесь подразумевается не истина и даже не ее поиск, а то, что следует считать истиной в результате какого-то сговора. Такой консенсус запросто может привести не только к регрессу знаний, но и к репрессиям в отношении инакомыслящих. Однако и у такого подхода к истине


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама