Произведение «Таня» (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 5
Читатели: 67 +1
Дата:
«Таня» выбрано прозой недели
01.08.2022
Предисловие:
                  

Таня

                      Ей было тогда всего семнадцать лет, этой весной она окончила школу, уже прозвенел прощальный, школьный звонок. Прошёл школьный бал, прощание со школой и детством. Она вся была полна ожиданием любви, чистой, светлой. Очень хотелось ей быть счастливой, обласканной и любимой. Только этой мечтой она и жила тогда. Она была доброй, отзывчивой, романтической девушкой, наверное, как и большинство других в её столь юном возрасте. Она, как и многие её сверстницы, тайно, про себя, мечтала о таком же добром, отзывчивом и романтичном молодом человеке,  со светлой, открытой душой,  восприимчивой к её любви, который, полюбив её, навсегда станет ей спутником жизни. В своих мечтах, она не допускала даже мысли, что такого никогда не будет, будто мысль об этом, была смерти подобна. По молодости лет и неопытности, следуя школьному и домашнему воспитанию, она представляла мир полным света, любви и счастья. Она совсем не представляла тогда, бедняга, что спустя девять десять лет её спутником жизни будет совершенно ей безразличный, и даже, постылый ей человек.  И тем более, она представить не могла тогда, что она сама скоро превратится в злобную, циничную, меркантильную стерву, навсегда лишённую любви и ласки. Собственно, как и подавляющее большинство других, следующих одному и тому же алгоритму этой смрадной  жизни.

                        В то самое время, когда она, всё ещё жила романтическими мечтаниями и грёзами, томясь приятной тоской ожидания их скорого воплощения,  в городском парке, где она ещё со школьной поры любила гулять, к ней подошёл познакомиться подвыпивший Валера. Которого, она так поспешно, не присмотревшись получше к нему, приняла за того, которого она так долго ждала – доброго, отзывчивого и романтичного молодого человека. Будто  по её сокровенному желанию, вот прямо сейчас, он  явился к ней из её мечты. Она, нисколько не сомневаясь, (сомнениям она ещё не была научена) признала в нём того, о  котором, так долго мечтала и грезила по ночам. Теперь, ей грезилось наяву, не в мечтах и не во сне, что её мечта сбывается. Изначально, увидев его, она не сомневалась в его самых, наилучших намерениях, только для того и явившегося к ней, чтобы, только, сделать её счастливой, – ведь она,  искренностью  и глубиной своих чувств, достойна этого. Не сомневалась, что и в его светлой душе, она зажжёт пламень большой, искренней любви. Ей казалось, что в мире добра, света и любви, по-другому, никак не может быть. Думы о нём, ей сладко пьянили голову, и приводили в состояние райского блаженства и оцепеняющей неги, неподвластной разуму. При  расставании, она с большим нетерпением и трепетом ждала нового свидания с ним. Её самозабвенной радости не было границ. Находясь во власти романтических грёз, неотступной, всепоглощающей мечты о большой любви и счастье, её рассудок мерк и был неспособен адекватно воспринимать происходящее. Разочарование ещё долго не являлось ей и после того, как этот ветреный Валера, по истечении менее месяца их знакомства, навсегда исчез из её жизни, оставив её беременной.   

                       Этому вертопраху был тогда двадцать один год. Совсем недавно он вернулся из Советской армии. Никакими продолжительными любовными отношениями он связывать себя ни с кем  не собирался, и тем более, жениться. И никаких других увлечений, кроме пьянства и коротких знакомств с девушками, у него не было, точно так же, как и у большинства его сверстников. Обогащением и развитием своего внутреннего духовного мира он не занимался, таких задач себе не ставил, впрочем, как и подавляющее большинство других молодых и не молодых людей. Да, в таком молодом возрасте он и не нужен, спрос на него появляется, годам, к тридцати, когда пылкие сердца уже остывают от сжигающего пламени первой любви. Вот  тогда всем, вдруг, подавай с богатым внутренним духовным  миром, чтобы им заполнить  образовавшуюся, устрашающую их душевную пустоту, вводящую в состояние хронической тоски и скорби. И  представления о нём, очень разные у всех. Так  появляется  спрос на всё более, одухотворённых субъектов, по их разумению, способных осчастливить их после того, как  заканчивается пора  острой нужды в любви и ласке. И  наступает пора, в необходимости того самого, богатого духовного мира. Проблема только в том, – где их столько взять (одухотворённых)?  Смрадный мир не занимается их производством, они ему не нужны, они его антиподы.

                         Проходила неделя, другая, когда он не приходил на свидания. Напрасно она в тоске, в смятении чувств, приходила на места их былых встреч и проливала там слёзы, шептала, что любит его и жить без него не может, в надежде на чудо, что он услышит её и вновь явится к ней. Но его уже было ничем не вернуть. Отдавшись возникшему чувству, непроницаемой пеленой застлавшему ей разум, она не была способна разглядеть, что было, на самом деле, в его мятущейся, очерствевшей душе – таящееся намерение покинуть её. Она, ещё долго грезила им, внушая себе, что он, непременно  соскучится по  ней. Истомится. И  жить не сможет без неё, так же, как она без него. И, не пережив долгой, изнурительной  разлуки, уже навсегда  вернётся к ней. И она вновь, будет счастлива с ним. Неужели он, за время их тайных от её родителей встреч, не заметил, не разглядел и не почувствовал её, такую красивую, добрую и ласковую, как ей казалось, единственную на целом свете, да быть такого не может. Его образ, наделённый ею романтическими чертами, никак не покидал её, она ещё долго и трепетно ждала его возвращения. Она вся была во власти, явившейся к ней любви, озарившей её светом долгожданного счастья, оказавшимся таким, неожиданно коротким. Когда всё кончилось, она долго и мучительно выходила из этого состояния, никак не хотела верить, что всё так быстро закончилось. Её, такое пылкое и доверчивое  сердце, разрывалось от нахлынувшего горя.

                     Но, и его можно понять, ищущего избавления от снедаемой его в прах тоски и скуки, не находящего от них избавления, мешавших ему полюбить такую очаровательную, необыкновенно романтичную девушку, оставляло его равнодушным к ней. Считавший, мнивший про себя, что он ещё не подобрался к  той. – Своему, какому-то, выдуманному эфемерному «идеалу», который он ищет, и не находит, воплоти. Она не стала ему источником вдохновения и смыслом жизни, он прошёл мимо неё, так же, как и прочих до неё, даже, не заметив, увлекаемый своим эфемерным, неземным «идеалом», не имеющим своего земного воплощения. Представлял, что, только, повстречав ту девушку, идентичную своему выдуманному «идеалу», он будет счастлив, и только тогда, его покинут тоска и скука. Бутылка была неизменным спутником его жизни, приводила его в состояние хронической тоски и скуки. В  его сознании порождала фантомы не связанные или мало связанные с действительностью. Будто сам дьявол рисовал в его голове этот  фантом, пустой, безжизненный «идеал», чтобы сбить его с правильного Земного пути и направить его на путь греха и распутства. Для начала подсадив его на алкоголь, чтобы навсегда  лишить его здравого рассудка. И  никакая земная любовь не может достучаться до его, так рано, остывшего, и очерствевшего сердца, томимого, тяжёлым гнётом хронической тоски и скуки. В результате не развитости его души, и непрерывного токсичного воздействия алкоголя, в его душе (сознании) произошла подмена (извращение) большой земной любви,  пустым бесплотным её «идеалом»  –  фантомом. Что обрекло его на долгие годы жить с этим фантомом, вместо полнокровной земной любви. Череда меняемых им девушек и женщин никак не соответствовали тому фантому, прочно засевшему в его порочной душе. Его душа, поражённая хронической тоской и скукой, и поселившимся в ней фантомом идеальной любви, была не горючим материалом, который не мог зажечься от сжигающего пламени сильной земной любви этой очаровательной девушки. Поэтому, и далее, снедаемый тоской и скукой, он скоро покинул её, в его душе, оказавшуюся далеко, от его фантома идеальной любви. Чем вызвал острые душевные переживания любящей его девушки, ничего не понимавшей в причинах случившегося, – почему этот, её Валера не мог ответить на её такую искреннюю, горячую любовь?  Какие же вериги могли заставить его бросить её, такую юную, очень красивую и так сильно любящую его?

                    Когда узнали о случившемся с ней её родители их интеллигентной семьи – они были инженерами, а её отец, даже, был главным инженером на каком-то важном предприятии. До крайности ущемлённый (оскорблённый)  тем, что произошло с его дочерью, он особенно лютовал, сыпал угрозами, что лишит её всего, и не будет считать её своей дочерью, и настаивал на немедленном аборте, чтобы не упустить время. Был крайне возмущён, когда услышал от неё какое-то бессвязное, невнятное объяснение, что она ничего не знает о том самом безответственном Валере, раздражённо говорил ей – как же ты могла довериться какому-то пустозвону, искателю приключений и развлечений – непорядочному человеку? Ведь ты у меня девочка совсем не глупая, с отличием закончила школу. Ты о чём думала, вступая неизвестно с кем в такие отношения? Его крайнему возмущению не было предела. Часто, в гневе он  попрекал, что обманулся в своём доверии к ней, и  из-за своей большой занятости ослабил контроль над ней – не доглядел. Мать была гораздо мягче, хотя и попрекала, но всё же, жалела её и как могла, успокаивала. Из-за беременности и неопытности пережить свою первую любовь, втайне от родителей, она не смогла. В своей семье она была не одна, у неё был совсем, малолетний брат, лет на десять или двенадцать моложе её, приходилось ей в помощь родителям приглядывать за ним, это давало возможность ей, хоть самую малость, отвлечься от горьких переживаний.

                     Её переживания были столь велики, что этим годом, после школы, в институт, запланированный ранее, она не поступала, вся её жизнь резко изменилась и протекала теперь, в ином русле. Добрые отношения в семье, когда её баловали, почти ни в чём не отказывали, особенно отец, теперь, надолго сменились на прохладные, какие бывают только, в отношениях между  чужими людьми.  Она никак не могла к этому привыкнуть, её преследовала убийственная пустота и полное безразличие ко всему, когда уже ничего не хочется. Жизнь померкла и поблекла, всё было в мрачном чёрно белом цвете. Долгое время ей и жить не хотелось. Её пугало будущее, казавшееся ей местом ада. Вместо былых романтических грёз, страстного ожидания их воплощения, был тихий, сдавленный плачь по ночам, от понимания, или может быть от предчувствия, что такое глубокое чувство искренней любви никогда больше, не вернётся к ней, и не озарит светом безмерного счастья. Что дальнейшая её жизнь будет, как в темнице, скудной и безрадостной, без любви и света. Так умирала душа той чистой, светлой, романтической девушки. Из-за отсутствия жизненного опыта, неудачная девическая любовь нередко приводит к таким тяжёлым последствиям.  Но, это ещё не самое худшее, что происходит в этой смрадной жизни, имеется  не мало примеров и пострашнее.

                      Переживая душевные муки, она поняла, насколько этот мир зол и враждебен,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама