Произведение «Благословенный. Глава 22.» (страница 3 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Темы: Триллермистикалюбовь
Сборник: ЧЕРНЫЙ ТУМАН 4. Благословенный.
Автор:
Читатели: 355 +1
Дата:
«Книга 4»
Черный туман 4

Благословенный. Глава 22.

их просто уйти, оставить нас, скажи, что любишь папу и будешь с ним, попроси не трогать его - ведь они так не сделают! Я знаю это! И ты права, что они еще больше разозлятся, и пуще прежнего кинутся мстить папе. Поэтому избавиться от них можно только одним способом - убить. Это тяжело, мам, но мы переживем. Они не оставляют нам выбора. И ты должна выбрать, кто умрет - папа или они. Я над этим даже не задумаюсь. А ты? Неужели тебе не ясно, чья жизнь тебе дороже?

- Конечно, ясно. Папина. Но... должен быть какой-то другой выход! Должен! Без смертей и убийств! Я так устала от этого! Я больше не выдержу! О, почему я не умерла от этих таблеток! - уронив голову на колени, она разразилась рыданиями.

Опешивший Патрик некоторое время смотрел на нее, потом сел рядом на постель и обнял.

- Мам, не плачь... не надо так говорить. Ладно, не выбирай пока. Я понимаю, это тяжело... Для того, чтобы принять такое решение, должно быть достаточно сил, а в тебе их сейчас нет. Потом. Время еще есть. Если Нол так тяжело ранен, как сказал Исса, он не встанет так быстро на ноги. Мы подумаем. И что-нибудь придумаем. Обязательно что-нибудь придумаем. Только ты не отчаивайся. И не плачь. И о самоубийстве больше даже не думай, поняла? Я тебе не позволю, все равно вытащу, только второй раз уже не прощу! Ты подумала, что было бы, если бы ты умерла? Да Нол и Исса в первую очередь кинулись бы вершить расправу за это над папой! И тогда уже ничто бы не помешало им его убить. Даже я. Успокойся, все будет хорошо.

Постепенно Кэрол перестала плакать, прижимаясь щекой к груди мальчика, который держал ее в своих объятиях и ласково гладил по белым волосам. Какая разница, если она все равно скоро умрет? Или есть возможность все-таки обмануть судьбу, как сказал Патрик? Никуда не лезть, никого не трогать, сидеть себе тихо, вдруг пронесет?

- Мам, скажи честно... может, дело в том, что ты больше не хочешь быть с папой? - нарушил молчание Патрик. - Что ты на самом деле хочешь уйти с Нолом... потому что теперь он тебе нужен?

- Ах, сыночек... ты даже себе не представляешь, как бы я хотела быть с папой, чтобы у нас все наладилось и было, как раньше. Но этого никогда уже не будет. Ты думаешь, что он меня любит, но это не так. Он никогда не простит мне измены. И он... презирает меня теперь. Так сильно... ты даже представить себе не можешь...

- Поэтому ты напилась этих таблеток?

Кэрол промолчала.

- Мам, что бы он ни сказал тебе... плохого, не верь ему. Он это от злости и обиды. Он тебя не презирает. Он любит тебя. Вы, взрослые, странные. Вы любите друг друга, но со всех сил пытаетесь показать обратное, убедить в том, что любви больше нет. Зачем? Почему? Зачем делать друг другу больно, если сами же от этого страдаете? Что вы пытаетесь друг другу доказать? Что ненавидите, не любите больше? Ну, доказали - а дальше что? Что дальше? Об этом вы думали? Поломать легко. Поломали. А что дальше?

Кэрол медленно пожала плечами.

- Ты любишь папу. Говоришь об этом мне, но не хочешь сказать ему. Почему? От обиды?

- Нет, - тихо ответила Кэрол. - Просто я не верю больше в его любовь. И в нас. Не верю, что он вообще когда-либо меня любил. И потому, что я не хочу его больше любить. Не хочу, чтобы он думал, что я его продолжаю любить, несмотря ни на что. Не хочу.

- И быть с ним ты больше не хочешь, - продолжил Патрик. - Но почему ты не хочешь даже попытаться? Ведь говорят же... любовь все преодолевает.

- Где говорят? В сказках или в кино? - Кэрол горько усмехнулась. Но потом, не желая разочаровывать ребенка в любви, которую ему еще только предстоит познать, добавила. - Может, у других так и бывает. У кого очень сильная любовь. К сожалению, наша с папой любовь, видимо, не такая.

- Тебе так просто кажется. Как ваша любовь может преодолеть трудности, если вы ей даже шанса на это не даете, никакого? Если не верите в нее? Вы должны поверить. Обиды пройдут, забудутся. Все пройдет, вот увидишь. Не надо рубить. Поверь в его любовь. Просто поверь. Неужели это так трудно?

«Пошла вон из моей постели, мразь затраханная, даже лежать рядом с тобой противно!». Пинок ногой, удар о пол. «Вот там и лежи. Подстилке на полу самое место!». И она лежала. Потому что встать у нее сил не было. Все силы ушли на то, чтобы снова не расплакаться. Вот такая любовь. И такой любви она должна давать какой-то там шанс? Зачем? Такая любовь ей не нужна. И говорить о своей любви мужчине, который так с ней обращается, она тоже не хотела. Это было бы еще унизительней, чем то, что ее скинули на пол, как собаку, как... она даже не знала, как кого, и кто такое заслуживал.

Но ведь Патрик не знал. И она ему не расскажет. И сама постарается об этом забыть, как в последнее время всегда пыталась заставить себя забывать обо всем, что причиняло ей боль.



***

Увидев перед собой Дебору Свон, Рэй ощутил прилив сильнейшего раздражения. О, как же она ему надоела! Надоела ее любовь, о которой она молчала, но которая кричала сама за себя так, что не замечать ее было невозможно. Как надоело мило ей улыбаться, когда давно уже в нем горело желание послать ее ко всем чертям.

И сейчас, когда она снова появилась у него перед глазами, он подумал - а что, собственно, ему мешает это сделать? Послать к черту, уволить - и забыть о ней. Она не владеет теперь страшной тайной, зная, что Кэрол жива - так ради чего он должен ее терпеть дальше?

Отвернувшись от нее, он опустил взгляд на стоявший на подлокотнике кресла стакан с виски, раздраженно постукивая по нему пальцами.

- Что тебе нужно, Деб? - тихо процедил он сквозь зубы, не пытаясь больше скрыть своей досады, вызванной ее появлением.

Женщина застыла на пороге, пораженная таким неприветливым приемом. Это было впервые, чтобы Рэй себя так вел.

- Ты не приходишь в офис... работу совсем забросил, - растерянно проговорила она, нерешительно проходя дальше. - Что происходит?

- Ничего. У меня просто другие дела. Я управляющий компании, у меня хренова куча директоров, замов и прочего дерьма, которые должны уметь справляться со своими обязанностями и без меня! Или я вам чертова нянька?

Дебора шокировано застыла посреди комнаты, пригвожденная к месту его злым взглядом. Злым! Она никогда раньше не видела у него такого взгляда! И он никогда с ней так не разговаривал. Что произошло? Дебора поджала губы, чувствуя, что краснеет. Должно быть, Кэрол уже рассказала ему об их разговоре. Вот он так себя и ведет. Что же, тем лучше, если он в курсе. Значит, не придется самой все объяснять.

Резко поднявшись с кресла, Рэй подошел к ней. Дебора затрепетала, как всегда с ней происходило, когда он оказывался рядом. Невольно скользнула по нему взглядом, любуясь. О, как же она его желала! Она готова была на все ради того, чтобы снова оказаться в его объятиях, как тогда, когда подобрала его в стельку пьяного на улице и привезла к себе домой. Он так и не вспомнил, что тогда произошло между ними. Зато помнила она, каждое мгновение. И эти воспоминания сводили ее с ума. Она приняла, наконец, решение действовать, поняв, что ждать чего-то бесполезно, и отступать была не намерена. Этот потрясающий мужчина будет все-таки принадлежать ей. И уже сегодня.

Подумав об этом, она почувствовала, как по телу прошла сладострастная дрожь.

Рэй тем временем, не скрывая более своей неприязни, смотрел на нее.

- Ты что, пришла требовать от меня отчет, почему я не прихожу на работу? Ты ничего не перепутала? Я твой начальник, а не наоборот! Или если я дал тебе такую власть в моей компании, то ты уже возомнила себя выше меня? Думаешь, можешь вот так, без приглашения, являться ко мне домой и отчитывать меня, как прогуливающего работу подчиненного?

- Я пришла поговорить не об этом, - голос Деборы наполнился холодом и решимостью.

- Не об этом? Разве есть еще темы, помимо работы, которые мы можем обсуждать? Интересно.

- Я вижу по тому, как ты резко поменял свое отношение, Кэрол тебе уже все рассказала. Так вот, я пришла сказать, что говорила вполне серьезно. И выполню все свои угрозы. Ты уже подумал об этом? Если да, то я хочу услышать, что ты решил. Прямо сейчас.

Рэй недоуменно уставился на нее.

- Твои угрозы? Какое еще угрозы?

- Разве Кэрол тебе ничего не рассказала?

- А что она должна была рассказать?

- Вот сучка! Значит, даже не восприняла мои слова всерьез. Думает, я шутки с ней шутить буду?

- Кто это сучка? Кэрол? Деб, у тебя что, крыша поехала? Ты что несешь?

- Конечно сучка - а кто же еще? Сучка с большими сиськами и упругой задницей, на которую вы, кобели, все лезете! А ты не только залез, но и обрюхатил!

Мгновение Рэй изумленно смотрел на нее, потом откинул светловолосую голову и расхохотался.

- Ты что, пьяная? Или чем-то обдолбалась?

- Не смей со мной так разговаривать, слышишь? - прорычала Дебора, бледнея. - Послушай меня внимательно, раз ты еще не в курсе.

- Ну ладно, слушаю, - Рэй перестал смеяться, но, продолжая ухмыляться, добавил в свой стакан еще виски. Дебора наблюдала за ним переполненными страданием глазами. Страданием, которое больше не могла и не хотела скрывать.

- Рэй... ведь для тебя не секрет, как я к тебе отношусь. Ты знаешь, что... что я тебя люблю. Давно уже люблю. И я так больше не могу. Я пыталась справиться со своими чувствами, но не смогла. Но и так жить дальше тоже не могу.

Рэй молчал, смотря на нее настороженным взглядом, слегка прищурив веки. Под его взглядом Дебора вдруг растеряла всю свою самоуверенность, залилась краской и замолчала, смутившись.

- Деб, конечно, я знаю о твоих чувствах, - изменившимся голосом сказал Рэй, тепло, мягко, словно все его раздражение и недовольство вдруг испарилось, как будто и не было его. - И я всегда относился к ним с уважением. Разве нет? И к тебе - тоже. Но я не могу разделить с тобой эти чувства. Мне жаль. Правда, очень жаль. Я бы хотел. Ты замечательная женщина, красавица, умница. Такой шалопай, как я, тебя не достоин.

Подойдя к ней, он мягко взял ее под локоть и, подведя к креслу, на котором до этого сидел, опустил в него. Женщина села, потеряв вдруг все силы. Из глаз ее потекли слезы. Рэй взял второй стакан и налил в него виски. Потом присел перед женщиной и с улыбкой протянул ей.

- Выпей.

Поднеся стакан к губам, Дебора одним махом его осушила. Потом посмотрела на мужчину у своих ног, который заглядывал ей в лицо. Мужчину, которого она любила безумной, сжигающей ее любовью. И виновато отвела глаза. Она должна продолжить. Отступать нельзя. О, лучше бы он и дальше был с ней груб и неприветлив, как несколько минут назад, тогда бы ей легче было это сделать. Так поступить с ним. Заставить. Принудить. Поломать.

- Что я могу сделать для тебя, Деб? - также мягко спросил он, смотря на нее виноватым взглядом.

Дебора собрала все свое мужество и выпалила:

- Женись на мне!

Лицо его медленно вытянулось от удивления. Потом на нем появилось замешательство.

- Но, Деб... ты, конечно, прости, что мне приходится говорить тебе это, но я не люблю тебя. И вообще... женитьба в мои планы не входит. У меня есть дети...

- И эта сучка...

- Не говори так, - тон Рэя похолодел. - Мне неприятно, когда ты так говоришь о Кэрол.

- Ты все еще ее любишь?

Рэй выпрямился, поднявшись.

- Послушай, Деб, мне не хочется быть резким, но тебя это не касается. Как я отношусь к Кэрол - мое личное дело. И это никак не влияет на наш разговор и на то, что я не могу ответить на твою любовь.

- Ты


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама