Произведение «Чувства не умирают» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Темы: мистикаотношенияубийстворассказмагиялюбовьприворот
Автор:
Оценка: 5
Читатели: 177 +1
Дата:

Предисловие:
Если чувства слишком сильны и затмевают разум - жди беды.А если поверх еще и приворот наложить, то тем более! Старые боги ответят на ваши мольбы. Но нужно ли их тревожить?

Чувства не умирают

Запах благовоний и горящего ладана переполнял дом. Он просачивался в каждый угол, покрывал пол невидимым ковром, смешивался с ароматическими маслами и дешевым освежителем воздуха. Запахи сплетались, словно хозяин дома решил собрать в одном месте все ароматы  мира. Или наоборот, уничтожить всего один запах, раздавить его, спрятать среди других.
Сам хозяин дома расхаживал по комнате, от стены к стене. Винсент Бальядани, худой, но пузатый, сгорбленный и рано полысевший человек, напоминал лицом и повадками золотую  рыбку в аквариуме. Он ждал. В дверь постучали. Винс вздрогнул. В дверь снова постучали, и женский голос пробился через толстую дверь:
- Вини, это же я, глупыш! Ты опять заперся? Открывай, я скучилась!
Винс вдохнул. Она пришла! Очень медленно он подошел к двери, отодвинул грубо приколоченный засов и открыл дверь, запуская внутрь девушку. Молодую и слишком привлекательную, что бы проводить вечер в его компании.
- Вини, ты что так долго?  Я скучала! Ты скучал? 
- Да. - Винс кивнул. - Конечно. Очень-очень скучал по тебе, моя дорогая Аста.
Таким же безрадостным тоном «Да» говорят обычно в ответ на вопросы вроде: «Вы признаете свою вину?».
- Дай губы! - Аста смачно поцеловала его. - Тебе надо проветрить, дома не продохнуть.
- Погоди, не раздевайся! Пойдем со мной.
- В спальню? Тогда я разденусь!
- Нет, погоди раздеваться! Пока просто пойдем в подвал. Да, я в курсе – ты туда не собиралась, там темно и противно, но у меня есть сюрприз. Ты меня любишь? Вот, а раз любишь, то молчи и иди за мной.
Подвал благоухал еще сильнее, чем весь остальной дом, но новый запах примешивался к ароматам благовоний. Сильный, и далеко не такой приятный.
- Вот там, смотри! - Винс ткнул пальцем в черную ткань, на полу. - Видишь брезент? Под ним сюрприз, подними и посмотри!
Аста потянула брезент в сторону. Запах усилился. Она поморщилась и заглянула в яму, грубо выдолбленную в полу подвала. Брезент уже не скрывал ее содержимое, и когда Аста обернулась, любовь на ее лице сменилось возмущением.
- Это что еще за сюрприз такой? Что у тебя тут за бабы? И почему они воняют?
Винсент снова устало вздохнул, и поднял пистолет к ее лицу.

***


Яма появилась в подвале Винса совсем недавно, а вместе с ней и вся коллекция запахов. Аста Доратио спрашивает, почему в его подвале воняют бабы? Что за бред! Еще пару недель назад он бы расхохотался от такой мысли. Он и Аста Доратио? Сама Аста – с ним, в его подвале?
В школе Винс целыми днями пересматривал  фильмы про любовь и выписывал в блокнот фразы вроде: «Нас свело само провидение!» или: «Я утонул в твоих глазах, Аста!».  Все, что бы сразить ее красноречием, покорить и пригласить на свидание. Он собрал комплект из шуток и комплиментов, отработал речь перед зеркалом. Прямо на  школьном дворе Винс пошел на штурм. Аста сегодня же будет его, и пусть все видят эту победу!
- Ты чего там блеешь, придурошный? Приступ, что ли? - спросила его Аста, пока Винс краснел, заикался и пытался вспомнить хоть одно слово. Блокнот выпал из мокрых пальцев, и остался лежать на земле.
- Номер дай!  - выдавил Винс. - Я по... Повоню. Позвоню! Позвоню по номеру.
На пару лет младше ее, на голову ниже, он мечтал стать еще меньше, стать муравьем и забиться в щелку на асфальте. Аста начала смеяться. Смеялись ее подруги, смеялись парни, допущенные в круг приближенных. Когда смеется королева, должна смеяться и вся свита.
Винс сбежал, как только вспомнил, для чего ему ноги и как ими пользоваться. Следующий час он прятался от людей за мусорными баками. Аста нашла его там, вывела из укрытия, молча поцеловала в щеку и написала карандашом для губ телефонный номер на его руке.
- Позвони, Вини, сегодня в пять. И ты все получишь! Все, что заслужил.
Винс бежал домой, выставив руку перед собой. Только бы цифры не стерлись! Ровно в 17-00 он набрал номер.
- Психиатрическая клиника, приемное отделение, - ответил голос на той стороне, - чем могу помочь?
На следующий день Аста со свитой ждала его в школьном дворе.
- Вини! - она помахала рукой ему. - А ты чего еще тут, ты не позвонил, что ли? Я же дала тебе номер!
- Там не тот номер, - пробормотал Винс.
- Как не тот?  Там номер дурдома, тебе же он нужен? Что бы голову подлечить.  А хочешь, я сама позвоню? - она вынула телефон, и сделал вид, что набирает номер.
- Алло, дурдом? У вас дурачок убежал! Да, такой маленький горбатый гном. К девушкам пристает! Выезжаете? Хорошо, ждем! Ну вот, Вини, твои друзья уже едут за тобой.
Винс попросил родителей переехать в другой район. Разумеется, они не переехали. И, разумеется, он оставался горбатым гномом до самого выпускного.

***


Когда заканчивается школа, заканчиваются и школьные насмешки. Винс научился танцевать, одеваться и говорить, почти не краснея. Иногда его считали интересным, а порой даже остроумным. Все шло отлично, но настоящие чувства не умирают. Винс встретил Асту на улице, и едва не помахал ей рукой, но сдержался. Он прошел следом, и узнал, где теперь живет его возлюбленная.
Утром он ждал ее с огромным букетом, бутылкой вина и счастливой улыбкой. На букет ушли все деньги, собранные за пару месяцев, но оно того стоит! Винсент  Бальядани покажет себя. Он больше не тот горбатый гном из школы!  Аста прошла мимо, и даже не взглянула на него.
- Аста! - окликнул Винс.
Она оглянулась. 
- Ты меня не узнала?
- Вы мне? Я вас знаю?
- Я Винс!  Вини, мы были знакомы в школе. Помнишь?
- А, да-да! Вини. Точно, - Аста заулыбалась, - ты тот горбатый гном из школы. А это мне, да?
Она забрала букет из его рук.
- Какая красота! Поставлю в вазу.
Она опустила букет его в ближайшую урну для мусора, и поцелована Винса в щеку.
- Вот так, тут ему самое место. Это тоже для меня?  - Аста забрал бутылку вина. - Спасибо, Вини, выпью со своим парнем. А ты позвони в дурдом, не забудь, я же тебе номер давала. Они тебя искали на днях, бегали тут, кричали: «Вини, Вини, ты где? Возвращайся, мы тебе подружку нашли!». Пока, гном!
Аста скользнула за руль красного седана, посигналила на прощение и исчезла. Облако пыли и мелкие камешки, отброшенные колесами, передали Винсу последний привет, заколотив его по лицу. Он провел рукой по щеке. На пальцах осталась помада и немного крови из ранки, пробитой камешком.
Винс оставил букет в урне и ушел, не выбирая дороги. Светофоры на перекрестах принимали решения вместо него, он шел туда, где загорался зеленый свет, сворачивал наугад и равнодушно шагал под колеса машин. Где-то очень далеко, в другом мире, визжали тормоза и гудели клаксоны, но Винс не слышал.
Он уходил от центра, от привычных кварталов. Город менялся. С улиц исчезли люди, пропали бетонные коробки домов. Убогие городские кусты отошли в сторону, уступая место цветущим деревьям.  После пары лет в работы в такси начинает казаться, что в городе не осталось незнакомых закоулков, но Винс не узнал место, когда снова начал замечать  реальность вокруг. Улица, вымощенная булыжниками, странные кривые  деревья, старые дома, стоящие стена к стене. Ни единой машины, ни одного человека. И ни единого прохода между домами, кроме, разве что, дыры в заборе,  прикрытой колючими ветками.
Бездомный пес вышел на дорогу за Винсом. Он рыкнул, показывая клыки и характер, и неспешно двинулся к Винсу. «Нечего тебе делать на мой улице, человек!» - так Винс перевел этот рык. Собак он не любил, и выбрал дыру в заборе. Дома на той стороне дыры расступились, и освободили  место для площади, совсем крохотной, и пустой, не считая большой статуи в центре.
- Да что за бред? Куда меня занесло вообще?  - спросил Винс вслух.
- На площадь Верханы! - ответил девичий голос.
- Чего?  - опять спросил Винс. Статуя говорит  с ним?
- Чего-чего... - передразнил голос. Девчонка лет пятнадцати выглянула  из-за статуи. - Сюда иди. Говорить надо с этой стороны!
Винс послушно обошел статую. Обнаженная мраморная женщина смотрела на него с пьедестала, сжимая в руках копье и зеркало.
- Говорить  с кем?
- Ты первый раз, что ли? Смотри – это Верхана, богиня любви.  Надо пожелать, что бы кто-то тебя полюбил  и принести жертву из крови.
- Жертву? Ты больная?
- Да ты сам больной! Палец надо проткнуть, что бы кровь капнула, и все сбудется.
- Ага, я и вижу! Несчастные влюбленные в очередь стоят, на земле ночуют, что бы к статуе пробиться! Где же они? Если все сбудется – что ж тут нет-то никого? У кого это тут все сбылось?
Гнев и обиду очень удобно срывать на тех, кто не сможет дать отпор, и Винс перешел на крик. Девчонка может и не виновата ни в чем, но на кого-то же он должен наорать за все, что случилось!
- Ни у кого не сбылось, - призналась девчонка. - Но это же потому, что сбывается, только  если на самом деле хочешь! Чем сильнее чувства – тем сильнее приворот. Так говорят! Наверное, никто еще пока как следует не хотел. Вот ты хочешь?
- Я-то как раз  хочу! - голос  Винса сорвался на визг. - Я хочу! Что бы на коленях стояла, тварь, что бы простить умоляла, ползала передо мной!
Девчонка тихо ушла, а Винс стоял один посреди площади и брызгал слюной на ногу статуи на каждом крике.
-  Что бы жить одна не могла, не отходила никуда, бегала за мной, как на поводке! 
- Что бы чувства ни умирали... - добавил он шепотом, и умолк.
Он стоит один и орет на мраморную статую. Как же глупо!  Почти таких же дураком он себя ощущал в день, когда стал горбатым гномом. К черту все!  К черту Асту, к черту статую, ему надо просто пойти домой. Хотя, это не так просто, учитывая, что он понятия не имеет, куда попал.
Винс огляделся.  Дыра в заборе – не единственный путь! Калитка перекрывала выход с площади. Одна калитка, без забора, изящная, отличая из бронзовых завитков. С натугой Винс открыл ее и вышел из круга кривых деревьев.

***


Визг тормозов коснулся его ушей одновременно с бампером, ударившим по ногам. Мир закружился, асфальт хлестнул по лицу. Винс лежал на дороге. Живой, и почти что невредимый, не считая ладони, разодранной об асфальт и залитой кровью. Такой же красной, как капот седана, который его сбил.
Когда Аста выбралась из машины, она уже не смеялась. Арест из-за сбитого пешехода, суд, тюрьма – такое будущее начисто лишает чувства юмора.
- Я же не видела, не видела, он сам под колеса кинулся!  Это он сам виноват, - причитала Аста,  пока копалась в сумочке. Она вынула из нее телефон, но ее палец не коснулся кнопок набора номера. Скорая подождет, сейчас есть дело поважнее! Аста включила камеру и прицелилась в спину Винса.
- Он сам мне прыгнул под колеса, я его видеть вообще не могла! Он мне весь бампер помял своей тушей, видите? - Аста навела камеру на совершенно целый бампер. - И он дышит! С ним все в порядке, он живой. Я ничего ему не сделала!
Винс перекатился на спину и сел, стоная и пошатываясь.
- Вини? - Аста опустила телефон - Ты что ли, опять? Ты живой?
- Ты меня сбила!
- Да ты сам под колеса кинулся, я вообще не виновата! Я тебя не видела, ясно! Я... Я вызову врача.
- Нет! Они тебя арестуют за наезд. Просто отвези меня в больницу. Я тебя не выдам, но ты должна отвести меня к врачу!
Он протянул руку. Коснуться Винса или потерять права и машину? Отвести горбатого гнома в больницу, или оказаться в тюремной камере? Не простой выбор!  Аста убрала телефон и помогла ему подняться. Винс повис на ней, словно человек, почти падающий без сознания, обнял за талию. Ее волосы, какой аромат! Он


Поддержка автора:Если Вам нравится творчество Автора, то Вы можете оказать ему материальную поддержку
Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама