Произведение «Дрейфующий пазл» (страница 5 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Сборник: Лонгитюды. Сборник Игры для взрослых
Автор:
Читатели: 333 +1
Дата:

Дрейфующий пазл

которой наверняка еще ветер в голове гуляет. Хотя, изучив резюме Лисы, он оценил ее профессиональные качества, да и внешне на фото выглядела она очень привлекательно.

***10 
    Вечером Данилов сказал Лисе, что завтра они поедут на работу вместе.
-Мне так спокойно с тобой… и совсем не страшно, – сказала она.       
-А обычно страшно? – спросил он и внимательно посмотрел на нее.
-Люди равнодушны и враждебны. Всегда приходится выживать, – ответила Лиса.
-Но ведь у тебя есть друзья? Есть подруги, ты сама говорила. Они же хорошо к тебе относятся?
-Они так думают, – сказала она.
-То есть, правильно ли я понимаю, с ними ты тоже выживаешь?
-Понимаешь, даже подруги считают, что имеют право воспитывать и ругать меня. Обе они обвинили меня в эгоизме по отношению к парням, с которыми я встречалась. И сказали, что цинично одним только сексом проверять чувства человека. Но я знаю, чувствую нутром – слова и поведение могут быть лживыми и только тело не лжет.
Данилов обнял ее и сказал:
-Я буду всегда защищать тебя от кого бы то ни было, даже от друзей и подруг.
-Тогда, помнишь, когда я призналась тебе первый раз, мне важно было сказать это, чтобы ты понял – я почувствовала тебя. Только почувствовала… как бы поточнее выразиться – догадалась, что меня тянет к тебе на физическом уровне. До этого я не вполне понимала свое состояние. Но я не знала, какими словами это правильно выразить, поэтому сказала, что люблю тебя. Меня не мучали чувства, мысли, эротические фантазии. Правда. И только когда мы сделали это с тобой…. я поняла, что не ошиблась четыре года назад. 
    Данилов слушал ее и думал о том, что и сам многое почти мгновенно осознал, только когда узнал у Крылова о ее встречах с ухажерами. Теперь он понимал, что его вовсе не ревность душила тогда, это было инстинктивное желание защитить ее, показать, что любовь между мужчиной и женщиной начинается с полной физической совместимости. И он торопился, не желая упустить ни единого момента, потому что боялся, что Лиса может совсем разувериться в существовании такой неразрывной связи.
    Раньше ему быстро приедались партнерши по сексу, поэтому он ждал этого и с Лисой. Но каждый раз он вновь удивлялся остроте своих ощущений с ней в постели. Его словно кипятком после ледяной проруби окатывало при соитии с ней. А ее неумение притворяться и играть подтверждало ему, каковы же истинные ощущения, испытываемые ею в сексе с ним. Она не могла ничего скрыть, как и ничего изобразить – он видел истинную картину ее возбуждения и весь процесс получения ею незнакомого ранее наслаждения. Поначалу она даже не вполне понимала – наслаждение ли получает, или это что-то другое – острое, сильное и продолжительное, как разряды мини молний внутри тела, вынуждающие сокращаться все мышцы ее лона и низа живота.
    Но помимо секса, ему требовался почти постоянный тактильный контакт с ней, что поначалу удивляло его больше всего. Ведь он из врожденной повышенной брезгливости даже мужикам не всегда руку пожимал. А со своими любовницами уже после первого раза переставал целоваться по тому же самому. И сексом с каждой из них занимался только по причине сильного влияния тестостерона, приглушавшего на время брезгливость и иные ограничители. 
    Между тем Фадеев уже сообщил Крылову о переводе в другой офис, поэтому менеджер собирал свои вещи. Когда появился Данилов, Крылов вошел к нему в кабинет и в волнении начал:
-Вы…вы…
-Ты против перевода? – спросил его напрямую Данилов.
-Нет, я не против. Но переведите Василису от Трофимовой куда-нибудь.
-Почему? – спросил Данилов.
-Ей трудно… с равнодушными.
-Не беспокойся об этом. Рабочее место Зайцевой теперь будет находиться в моем кабинете рядом со мной, потому что очень скоро она станет Даниловой.
Крылов кивнул и сказал:
-Вещи я собрал, могу ехать.
-Еще что-то хочешь сказать по поводу Васи?
-Она точно… согласна выйти за вас? У нее самой я не смогу спросить, она… она…
-Ты думаешь, я силой ее принуждаю?
-Нет, просто у нее… нет защиты.
-Знаю, поэтому и хочу, чтобы даже в офисе она все время была под моим присмотром.
-Хорошо, если вы поняли. Я поехал.
    Сотрудники провожали Крылова, хлопали его по плечу. Данилов прикидывал, как они прореагируют на то, где теперь будет сидеть Лиса. Он ценил каждого из своих работников за профессиональные качества, но теперь воспринимал их как недружелюбную толпу, не способных на эмпатию людей. Когда он принимал каждого из них на работу, то не брал это качество в расчет. Притеревшись друг к другу здесь, большинство из них все же оставались индивидуалистами, что очень часто бывает у программистов. Но девушки… от них он ожидал большей душевности. Особенно надеялся на Трофимову, однако замечание Крылова разрушило и эту надежду. Когда он принял ее на работу, она сразу влилась в коллектив, выкатила торт и закуски к обеду на общий стол. Но с первого дня дистанцировалась от любых обсуждений кого-либо за спиной.
    Народ часто отмечал что-нибудь после работы, Данилов не возражал, тем более что Крылов всегда следил за порядком и последним закрывал офис и ставил на сигнализацию. Как сотрудники общались и веселились, Данилов не особо вникал. Но с каждым имел вполне доверительный контакт. Однако теперь на каждого из них он смотрел уже другими глазами. 

***11
    Дома он все посматривал на Лису, но выглядела она абсолютно безмятежно, как и всегда, когда он был рядом.
-Смотри, что я смогла приготовить, – сказала она, открывая глубокую сковороду.             
-Я ведь запретил тебе пользоваться индукционной плитой, – строго сказал Данилов, – Ты же никогда не готовила.
-Не беспокойся, я внимательно прочла инструкцию, – Вася при этом так улыбалась, что он сдался. В конце концов, ей давно пора научиться этому, подумал он. Поэтому хвалил ее стряпню – тушёную картошку с мясом и овощами. Хотя потом обратил внимание на блюдо, которое ел, потому что раньше ничего подобного не пробовал. Оказалось, что она использовала какой-то азиатский рецепт и применила соответствующие специи, а также готовила овощи каждый по-отдельности и только потом соединила все компоненты и обжарила вместе. В русском варианте в подобных блюдах всегда присутствует много сока, а по сути бульона, выпаренного при готовке мяса. Но Вася приготовила все точно по рецепту из интернета, и получилось нечто необычное и очень вкусное.   
    Данилову даже пришла мысль, что Лиса в жизни с ним открывает для себя не только новые правила, новые вкусы и умения, но и направляет свою интуицию в новое неизведанное русло – так сказать в мир полнейшей энтропии и неопределенности. А ведь он прекрасно помнил, какой усердной и настойчивой она была при выполнении его заданий на дипломной практике. Он и тогда отмечал про себя что-то странное – какое-то её слишком точное выполнение каждой, даже мельчайшей и часто не обязательной детали в выбранной работе. Ее мозг точно запоминал изначальные вводные, и она неукоснительно следовала полученному знанию. Так и сегодня. Русская хозяйка наверняка по многолетней привычке или неосознанно дала бы мясу потомиться и выделить сок, а Лиса сделала все, ни на йоту не отступив от рецепта, и мясо после быстрой обжарки весь сок сохранило в себе.
    Данилов внимательно посмотрел на нее и спросил:
-Скажи, а когда ты готовила, ты пробовала каждую порцию овощей, которые обжаривала?
-Нет, я боялась обжечься, да и зачем? – ответила Лиса, вполне согласно мелькнувшему у него предположению, – Я руководствовалась только точным временем приготовления. Но ведь, правда, вкусно получилось?
    Во всем этом вновь проявилось то самое, что он называл детским сознанием. Повторяя за взрослым что-то новое для себя, ребенок поначалу не спрашивает, зачем нужно делать так, а не иначе. Это потом он начинает экспериментировать.
    Раньше Данилову претило любое сюсюканье взрослых мужчин рядом со своими не менее взрослыми девушками типа – ты ж мой котенок, ты ж моя рыбка и маленькая девочка. Это казалось ему верхом притворства. Но сейчас он ловил себя на том, что вполне искренне готов называть ее лисенком, зайкой и малышкой. Ему хотелось этого, поскольку она расплавляла его сердце, и он испытывал к ней непередаваемую нежность. А вот она, словно ребенок, принимающий ласку взрослого как вполне заслуженную по праву рождения, никогда не сюсюкала с ним и всегда восхищалась его мужественностью и взрослостью:
-Ты такой красивый, такой взрослый и умный. Как же я счастлива, что встретила тебя. 
Все потому, что не умела притворяться и играть. А еще потому, что не могла соврать. 
   
    Утром он немного нервничал, хотя и не показывал это Лисе. Благо она в своей наивности ничего не замечала. Улыбалась и выбирала, что лучше надеть. И он видел, что даже это для нее внове. Но ведь она ходила на свидания со всеми десятью своими парнями, удивился он, хотя тут же понял, что сейчас она выбирает свой наряд не формально, как наверняка делала это раньше. Потому что волновалась:
-Рома, а это не будет слишком нарочито? Не хочется сразу пересудов.
-Малыш, ну реши сама. Я плохо в моде современной молоди разбираюсь.
-Боюсь и не хочу выглядеть "молодью". Надену как всегда джинсы и блейзер. В них работать целый день намного удобнее. А будем мы как-то объяснять то, что вместе приехали?
-Я скажу как есть, – ответил он и напомнил ей:
-Волосы! Ты до сих пор не причесала их. Нам уже пора.
-Я причесала и даже заплела!
-Вот как? – удивился он и усмехнулся себе под нос, – Никак не привыкну к твоей "прическе". Как она называется? Сноп сена, перевязанный бантиком?
-Ромааа!!!
-Ладно, ладно, шучу. Красиво и современно. Поехали.
    В дороге он все поглядывал на толстенный жгут ее волос, спускавшийся до пояса. Она перевила волнистые пряди в нем нежно розовыми тонкими ленточками, а потом все вместе стянула в нескольких местах еще раз. Все это в совокупности выглядело почти произведением искусства. Хотя ему все равно больше нравилось, когда она лежала перед ним с беспорядочно распущенными волосами и розовыми у нее были при этом щеки и губы. 
       
***12
    В этот день как нарочно к Данилову пришли сразу два заказчика, срок которым назначал еще Крылов. Хорошо, что Фадеев пока не вернулся в свой офис и взял их на себя, пригласив в комнату для переговоров. Фадеев умел улестить кого угодно, научился за время своей семейной жизни.
    Стол, компьютер и три монитора для Лисы он уже приготовил, а также поставил раздвижную перегородку, чтобы можно было отделять ее рабочее место от общего пространства кабинета Данилова. Главным удобством являлось то, что стол Данилова стоял рядом с одним окном, а стол для Лисы Фадеев поставил возле другого окна. Получилось фактически два полноценных самодостаточных пространства.
    Перед приездом Данилова Фадеев собрал команду и объявил о том, что теперь входить к начальнику следует только по важным и конфиденциальным вопросам, все остальное передавать ему по переговорным устройствам. Менеджером-организатором назначили Осенева, который ради этого костюм надел и галстук. И, между прочим, сразу стройнее выглядеть стал. Он первый поприветствовал Лису, даже раньше, чем Данилова, который усмехнулся себе под


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
И длится точка тишины... 
 Автор: Светлана Кулинич
Реклама