Произведение «Налёт-remix» (страница 5 из 17)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Читатели: 128 +1
Дата:

Налёт-remix

пиджаке…. Парочка хихикает, пенсионер неодобрительно морщится….
- Ну, что, скоро начнется? - спрашивает кто-то сзади.
- Передавали, в девять, – откликается пенсионер.
Интересно, что начнется?
- Мама, мама, а где фейерверк?.. – тянет капризный детский голос.
О-о, да тут еще и фейерверк! Ну, что ж, поглядим, поглядим…. Смотрю на часы: без пяти девять….
Стальное зеркало реки рассекают лучи мощных прожекторов. Толпа в радостном ожидании….
- О-о-о, - проносится стон над набережной…. В небо взлетает первая ракета…. За ней еще одна….
- «Вон покатилась вторая звезда к нам на погоны…» - довольно громко напевает парень, обнимающий за плечи девку.
Пенсионер недовольно косится в его сторону….  Еще несколько ракет взлетают одна за другой и, толком не разгоревшись, гаснут… Толпа разочарованно гудит.
- Отсырели что-ли? – спрашивает парень.
- Эх, Рассея-матушка…, - тоскливо бормочет пенсионер, - У нас-то, и фейерверк,  как следует сделать не могут.
Нечто подобное я уже слышал…. А-а, припоминаю…. «У нас и повесить, как следует не могут…», - это фраза одного из декабристов, сорвавшегося из петли во время казни…. Однако.… Ну и ассоциации у тебя….
- Да вот, наверное, при Сталине… - ехидно начинает парень, явно адресуясь к пенсионеру.
Тот воспринимает, однако, это вполне серьезно:
- Да уж, при Сталине, молодой человек, этих безобразий и в помине не было.
- Да, - охотно соглашается парень, - при Сталине салютовать умели, грохоту было - ой как много!
Старик презрительно хмыкает и начинает выбираться из толпы…..
…Ага! Вроде наладилось! Теперь после каждого выстрела черное небо расцвечивается яркими огнями. Народ ликует….
Спрашивается, много ли нужно человеку для счастья?.. Хлеба и зрелищ! Зрелища есть, хлеб тоже…. Мяса нет. Ну, да ладно – мы люди привычные….
Последний залп, и небо снова становится черным…. Толпа потихоньку рассасывается…. Ну, ладно, пройдусь и я…. Медленно бреду по набережной, то и дело обгоняемый развеселыми компаниями…. Пьяных, на удивление, много…. На столиках выездных кафе замечаю открыто стоящие бутылки со спиртным. Странное дело – и милиция не гоняет! Прямо-таки, как в старое доброе время. Где-то впереди дружно скандируют здравицы родному городу. О-о, похоже, у земляков пробудилось чувство патриотизма…. Что ж, дело оно хорошее….
В потоке бредущих компаний слышу обрывки разговоров:
- Э, Витек, тормознись! Оставь-ка и мне….
- А двадцать один есть?
- Не выделывайся, дай-ка пузырь!
- Ну, на – мочи!
- …Игарек, перестань. Люди же кругом….
- А, ежели я, (ик!) тебя люблю?..
- Да, разучились у нас фейерверки делать.
- Скажи спасибо и на этом….
- Товарищ, по ногам бы не шли….
- Ничё, не барин. Не нравится – на такси езди….
- Вот, хамьё….
- Чего-чего, сволочь очкатая?
- Ладно, Толян, не заводись.

-…Юрий Алексеевич! Юрий Алексеевич!
Похоже, это меня. Оборачиваюсь. Ба, знакомые все лица! Краса и гордость 11«Б» - Людочка Балабанова, Света Петренко, Москвин, Кузнецов, Радченко…. Их не узнать. Сплошная «варенка». У девочек на лицах косметики в три пальца…. Ребята небрежно покуривают. Кажется, компания «навеселе»….
- Гуляете?.. А почему вы один?.. Как же вас жена одного отпустила?.. Ну, как вам День города?.. – градом сыплются на меня вопросы.
- Здравствуйте, дети… - отвечаю я. - А как вас родители выпустили в столь поздний час?
- Время-то детское, Юрий Алексеевич. Вот мы и вышли пройтись…. Это вам уже спать пора – в школу ведь завтра, - отвечает за всех Славик Кузнецов.
- Неужто, я старый такой? – интересуюсь я.
- Нет! Что вы, Юрий Алексеевич! – щебечут наперебой девчонки. - Вы у нас еще ого-го!
- Если меня к теплой стенке прижать, - усмехаюсь я.
Смеются. Людочка берет меня под-руку:
- Пойдемте с нами. Ну что вы один. А у нас весело.
- Пойдемте, пойдемте, Юрий Алексеевич, -  поддерживают ее ребята.
- У вас, наверное, и выпить есть? – спрашиваю я.
- Исключительно лимонад, - кокетничает Света.
- А головки от этого лимонада болеть завтра не будут? – участливо интересуюсь я.
- Эх, Юрий Алексеевич, живем-то один раз, - вступает в разговор Сережа Радченко.
- …и прожить ее нужно, как вы нас учили, чтобы не было мучительно больно… - подхватывает Славик.
- Вот, вот, я про головную боль и спрашиваю….
- Чего там, голова – не задница, перевяжи и лежи, - неожиданно изрекает Костя Москвин.
Девчонки цыкают на него одновременно.
- Юрий Алексеевич, притомился он, немного перезанимался, вот и заскоки на почве переутомления… в следствии усердных занятий, - извиняется Славик.
- Вижу, - скептически киваю я.
- Юрий Алексеевич, извините… вырвалось как-то случайно, - бормочет Костя.
- Ладно, ладно, ребята. Будем считать инцидент исчерпанным: я ничего не слышал….
- Спасибо, Юрий Алексеевич!
- Ну что, пойду я, пожалуй…. Смотрите, чтобы    все было нормально.
- Хорошо, Юрий Алексеевич, все будет – о, кей, - заверяет меня Радченко. - Мы еще немного и домой.
- До свиданья, ребята.
- До сви-да-ни-я!!! – неожиданно громко скандируют мои лоботрясы.
- Вольно! – отмахиваюсь я, - не напрягаться….
Ребята растворяются в толпе. Да-а, сбросить бы мне, лет, эдак,  с пяток  хотя бы…. Где вы годы золотые? Впрочем, не так уж ты и стар, не кокетничай. «Двадцать восемь – шутки сбросим» - неожиданно приходит мне в голову. А хотелось бы еще пошутить…. Ничего, будет и на нашей улице праздник….                   

                7.

…Черт! Жрать хочу – умираю!.. Пятнадцать минут девятого…. Проклятие! Все кафе уже закрыты, да и магазины тоже…. Впрочем, что взять-то в этих магазинах? Кильку в томате?.. Осточертело!.. Вот уж, Господи, эти мне чудеса Совдепии! Дожили: семьдесят лет Советской власти – жрать нечего!.. За рубежом супермаркеты торгуют круглые сутки, а наши гастрономы?.. Впрочем, понятно: торговать все равно нечем…. Где же перекусить? Вот проблема…. Пойти сейчас в кабак?.. Пожалуй, это мне сейчас не по карману. Поесть-то я там поем, но спрашивается: на какие шиши я буду жить завтра?! Господи, как надоело!.. Проклятая нищета!.. Нет, в кабак я не пойду. Да если и идти, спиртное я все равно не могу себе позволить. А не закажешь: будут смотреть как на идиота – время-то вечернее…. Н-да, вот они издержки холостой жизни… Ну, да теперь уже все равно ничего не поделаешь…. «Умерла – так умерла….» Но, где же все-таки пожрать?.. Ага! Возле рынка есть одна забегаловка – кафе, вроде кооперативное…. Но, странное дело: я раза три пытался туда заглянуть, просто посмотреть – что это такое, но всегда было закрыто…. Правда, это было днем…. Может сейчас повезет? Ну, что ж, двинем стопы свои туда, это не далеко….
Ближе к рынку улицы пустеют. По шаткому мостику перебираюсь через длинную траншею, вырытую  поперек улицы. Какая-то сволочь уже успела высыпать туда мусор….
А вот и заведение!.. С виду не очень-то приглядное…. Но, главное – чтобы было открыто, и было что пожрать…. Окна занавешены шторами, но свет внутри, кажется, есть…. Э, да там внутри музыка! Отлично, сейчас заправимся!.. Ого! Внутри, кажись, ансамбль и режут из «эмигрантов»…. Это уже интересно!.. Черт! Дверь-то закрыта…. Что за ерунда! Какого дьявола они запираются…. Попробую ка еще разок…. Ага! Открывают…. Выходят два мужика…. Пытаюсь пройти, но какой-то парень, лет тридцати пяти, демонстративно загораживает передо мной дверной проём. Здоровый бычок….
- Что вы хотели, молодой человек? – обращается он ко мне, предварительно окинув меня равнодушным, ничего не выражающим взглядом.
- Не понял….
- Что вы хотели? – все тем же спокойным тоном повторяет он.
- Я хочу зайти в кафе, неужели непонятно?!
- Зачем? – все тот же равнодушный взгляд, скучающая интонация.
- Посмотреть, что там есть.
- Молодой человек, вы ошиблись адресом: это не музей….
От приступа возмущения у меня перехватывает горло…. В это время он говорит кому-то за моей спиной:
- А-а…, Проходи, - и, сдвинувшись в сторону, пропускает в кафе какого-то мужика, «прикинутого» по последней моде. Начинаю злиться, но, стараясь казаться спокойным, говорю:
- Не понял…. Почему, собственно, вы этого мужчину впустили без всяких расспросов, а меня допрашиваете? Не белый человек, что-ли?
«Бычок» все также спокойно перегораживает дверь:
- Молодой человек, что вы хотели?
- Я хотел выпить соку!
- Спокойно, не кричите…. Сока нет.
- Я не кричу…, - голос мой предательски дрожит, - Хорошо, я хочу поужинать в этом кафе. А вы, кто, собственно говоря, будете? Швейцар, что-ли? Я хотел бы поговорить с кем ни будь из администрации.
Мой тон заставляет его смерить меня ещё одним, но уже не таким равнодушным взглядом:
- Я и есть администратор. К сожалению, ничем не могу вам помочь: свободных мест нет и не будет.
- Но вы только что пропустили в кафе человека! Что за….
- Слушай, парень, - перебивает он деланно-ласковым голосом,  - шел бы ты отсюда…. Вон - через пару кварталов ресторан, там и поешь….
- Во-первых, - в свою очередь перебиваю я его,- почему вы мне тыкаете? Мы с вами, кажется, на брудершафт не пили. Во-вторых, я в ваших советах не нуждаюсь. Я хочу поужинать в этом кафе.
- Товарищ не понимает…, - сожалеюще тянет он, и все тем же ласковым тоном обращается ко мне:
- Ну, чё ты кипятишься!.. Я тебе дело говорю. Цены, знаешь здесь какие? Ты же без штанов останешься.
- А вы мои деньги считали?  Я хочу поужинать в этом кафе.
- Ну, ладно, - серьёзнеет администратор, - я тебе объясню ситуацию. Здесь,  - кивает он на кафе,- отдыхают люди, а ты им будешь мешать, понятно?
- А я, что не человек?! – от ярости у меня темнеет в глазах.
- Ты-и че-ло-век? – притворно-удивленно тянет он, тараща на мня глаза и неожиданно заканчивает уже откровенно презрительно:
- Говно ты собачье!
Сжимая кулаки, делаю шаг вперед. Он неожиданно распахивает дверь, и делает радушно-приглашающий жест:
- Ну, что ж, заходи…. Но предупреждаю, кушать тебе уже будет нечем….
В полутемном тамбуре я вижу плотные силуэты двух курящих мужчин. Расклад явно не в мою пользу…. Молча разворачиваюсь и ухожу.
- Вот так-то оно лучше,  - бросает он мне в спину. - А то, шляется тут всякое хулиганье! Еще раз заявишься – в милицию сдам!
- Кто это? – спрашивает незнакомый мужской голос.
- Да так…. Хер с бугра, - отвечает администратор. Оба смеются.
Злые слезы стоят у меня в глазах. Судорожно пытаюсь проглотить застрявший у меня в горле комок…. Будь оно все проклято! Кооператоры…. Торгаши гнилые!! Деловые люди, мать вашу…. Хозяева жизни! Ворваться туда бы с «Калашниковым», да полоснуть бы по столикам…. Они бы у меня  сплясали «последнее танго»! Всех бы порешил!.. Фу-ух! Стоп. Так дело не пойдет, надо успокоиться…. Спокойно, Юра, спокойно…. Взвесим все трезво.
Останавливаюсь. Привалившись плечом к какому-то фонарному столбу, судорожно закуриваю….
Чего ты, собственно, возмущаешься? Обидели, видите ли, его! Подумаешь! Сам виноват. Если бы ты сунул ему червонец или четвертак, он бы совсем бы иным тоном с тобой заговорил. И сидел бы ты сейчас в этом чертовом кафе, жрал шашлык и слушал «эмигрантов». Так нет же, полез в бутылку, стал права качать. Поделом, сам виноват, напросился. А все деньги…. Деньги, деньги, деньги!.. Когда же это кончится? Что делать?.. Есть два выхода: стать такими как они или стать выше их, точнее над ними…. Первый мне не подходит: нет у меня этой самой торгашеской складки, кооператор вряд ли из меня получится. От второго выхода я сам отказался в свое время: надоело лгать…. За


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама