Произведение «Из Дрездена, с любовью! » (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Оценка: 4.8
Оценка редколлегии: 9.3
Баллы: 27
Читатели: 1105 +3
Дата:
Предисловие:
”Любовь и ненависть” какие разные понятия и как они пугающе близки. Этот рассказ об истории ненависти или об истории любви, которой не должно было существовать. Но возникают эти чувства в безумные времена, в безумных местах и не с теми людьми. Как закончиться эта история? К сожалению, от нас с вами не зависит.
Это моя первая завершенная работа. Судите строго.
Всем читателям выражаю благодарность за прочтение.
С любовью, Ваш автор!

Из Дрездена, с любовью!

Глава 1. Знакомство. 

Он ждёт заветного звука. Нойбауэр уже достал ключ. Ещё немного. Он гладит рукой привычный недружелюбный стол. Щелчки неповоротливого замка и внутреннее ликование. Ближайшее время они проведут замечательно.

- Помнишь как с нами произошло это в первый раз? 

Нойбауэр оберачивается на сидящего на столе Вербера, и задумывается. Но решается спросить :

- К чему ты это спрашиваешь? 

Нойбауэр помнил как Вербер не понравился ему сразу как только тот вылез из кабины грузовика. Долговязый и худой с тощим вещь-мешком через плечо. Его форма казалась размером больше. Но Нойбауэр решил проявить дружелюбие к новому человеку и сквозь клубы пыли пробрался к нему. Он был удивлён тем как Вербер молод, на вид лет тридцать не больше. По телефону заявляли, что он профессионал,  дослужился до оберштурмфюрера, лично участвовал в берлинских погромах, более восьми лет в тайной полиции, а теперь выходит здесь. Но карьеристы остаются в Берлине или оседают в крупных городах, а этого отправили на другой конец страны в горы. Профессионально превысил полномочия или слишком много пьянствовал. Нойбауэр встретился с холодными серыми глазами. Скорей всего первое. Они пожали руки.

Вербера тоже не впечатлил здешний комендант. Низкий и весь какой-то мягкий. Он бы доверил ему сервировать стол перед официальным ужином, но не командовать лагерем на десять тысяч душ. Вербер удивился насколько нежная у него рука, пухлые короткие женские пальцы еле заметно обхватили его. Он побоялся раздавить ему кисть. Если бы он не знал, что это рука коменданта, то поцеловал бы её как и положено по этикету.

Нойбауэр предложил показать новому помощнику территорию и тот не отказался. Было заметно как он измотан дорогой и жарой,  но отказаться значит проявить слабость. Вербер оглядел территорию и ощутил как форма начала нагреваться. Они решили начать с жилых бараков.

- Вербер, так ведь? – Нойбауэр коротко взглянул на идущего рядом человека.

- Да, всё верно, – Антон снял фуражку и Нойбауэр заметил светло-русые волосы зачесанные назад.

- У нас обычно не так жарко, горы сами понимаете. Но эта неделя стала для нас настоящим кошмаром, на следующей должно быть лучше. Я ещё не видел ваших документов и мне интересно сколько вам лет? Вы очень молодо выглядите и уже оберштурмфюрер.

Вербер неодобрительно скосил глаза понимая на что намекает начальник. Пытается задеть его своим маленьким пухлым пальчиком.

- Мне 32 и оберштурмфюрером я стал потому что много и упорно работал во благо нации. Начальство оценило это и поэтому…

- Поэтому вас отправили упорно работать подальше от столицы, – Нойбауэр засмеялся.

- Не совсем так…

Он только хотел объяснить, как Нойбауэр перебил его:

- Выходит, вы не участвовали в войне?

- Нет. Когда началась война мне было семь лет, а моей сестре одиннадцать . Наш отец участвовал.

- Так у вас есть старшая сестра? Она приехала с вами? Можете привести её если хотите.

« У тебя тут день открытых дверей что ли?»

- Нет, Гретэлль она осталась в Дрездене, вышла замуж и кажется к ноябрю у них будет ребёнок.

Они подошли к сердцу лагеря – крематорий. Нойбауэр рассказывал о всех его преимуществах:

- Оснащён по последнему слову техники и печи работают бесперебойно. Уже три года и ни единой поломки. А кстати вы женаты Вербер?

- Я не женат, - Вербер был удивлён как резко комендант перескочил с темы.

- Были?

- Нет, не был

Они вышли из душного крематория на свежий воздух. Вербер достал пачку сигарет и закурил. Постояв они направились в служебные помещения. Лазарет, гараж, помещения специального назначения. У него уже болела голова. Везде пожимали руку и улыбались. Солдаты вскидывали руки вверх. Целый список имён. Лазарет понравился Антону больше всего, окна его выходили на восточную сторону и солнца здесь не было как пару часов. От кафельной плитки приятно веяло прохладной. Он хотел просто лечь на одну из кроватей и пожалуй остаться.

- Почему вы не женаты? Партия сейчас очень нуждается в молодых семьях и потомстве.

- В Берлине я очень много работал. Бывало что засыпал за очередным протоколом. А порой было так, что заканчивал с рассветом и смысла домой идти уже не было. Так что времени на знакомства и ухаживания у меня не оставалось.  Вы как я заметил женаты, - Вербер метнул взгляд на кольцо, хоть и заметил его как только комендант пожал ему руку.

- Да, осенью уже как двадцать лет будет.

- И как вам?

- Я бы вам не советовал, – они оба засмеялась. 

Они подошли к казармам. Верберу полагалась отдельная комната в жилом блоке, в крыле где жило начальство. Ему предстояло жить на одном этаже с комендантом. Когда они вошли в его комнату, то Нойбауэр отдал ему ключи. Как только дверь закрылась Вербер скинул вещь-мешок на пол, вылез из душного кителя, сбросил сапоги и упал на кровать. Палящее солнце и бесконечная дорога вытянули из него последние силы, но в комнате стояла приятная прохлада. Он расправил руки, ощущая кожей холод белья.

- И да Вербер, забыл вам сказать….

Нойбауэр вошёл без стука. Ведь он здесь хозяин и не видел нужды утруждать себя такими мелочами. Вербер поднял голову с кровати и заметил как тот кажется смутился. 

- Господин оберштурмбанфюрер?

-Я хотел поговорить с вами о ваших обязанностях, но вижу сейчас не подходящее время. Поговорим завтра с утра.

Вербер опять опустил голову на кровать. Какой же  все-таки этот комендант странный.

Нойбауэр помнил как у себя в кабинете долго изучал документы Вербера. Вглядывался в черно белые глаза и рассматривал черную форму. Пять лет строевой. Блестящие результаты. Гестапо и СС. Немец до мозга костей. Родился в Дрездене. Нойбауэр вспомнил как обещал свозить жену в Дрезден, как только они поженились.


Глава 2. Раздражение. 

Как Вербер освоился, то начал наводить свои берлинские порядки. Он стал отменять приказы Нойбауэра, которые казались ему бессмысленными, чем раздражал коменданта. 

- Почему приказ не был выполнен? 

- Господин оберштурмфюрер отдал другой приказ и забрал людей. Вам не кажется что с этим пора заканчивать? -  ответил офицер Кунце . 

- Я сам с этим разберусь. Лучше найдите мне Вербера и скажите пусть зайдёт. 

Офицер покинул кабинет начальника. 

- Господи, опять он. Да сколько это может продолжаться ? Нет, это уже переходит все границы. Я был терпелив, но хватит с меня. 

Вербер знал как ему лучше поступить и мнение начальника почти всегда было больше рекомендательное. По началу Нойбауэр особо не давил на него. Человек был новый и ему надо прижиться. Но со временем ничего не менялось. Нойбауэр начинал возмущаться:

- Вы должно быть не знаете что у нас так не принято? Может у вас в Берлине это нормально, когда подчинённый не выполняет приказы. Столица свободных нравов. Но у нас здесь не Берлин. 

- Я поступал по своему усмотрению, так было более целесообразно и разумно. 

- Вы издеваетесь, Вербер? Выходит я отдаю не разумные приказы? 

- Я этого не говорил. 

Во время речей Нойбауэр ходил от окна к окну и напоминал беспокойную канарейку. Вербер кивал, речи звучали разумно, но выходил за дверь и продолжал делать как хотел. Кунце хоть тоже не нравился Нойбауэру, но был прав. Пора уже хоть что-то сделать. Нойбауэр вскипал и каждый раз садился писать жалобу на невыносимого коллегу, подчёркивая слово «невыносимый», но бросал карандаш и подходил к любимому окну. Вид на залитые солнцем горы, которые вырастали стеной за лагерными воротами, всегда успокаивал его. Неужели он не может справиться с подчинённым. Всегда мог, а сейчас не может. Да кто такой этот упрямый идиот? Очередной бывший гестаповец, которого скинули ему на шею?

- Наверное за такие выходки его и скинули,- Нойбауэр сам не ожидал что скажет это вслух. 

Вербер зашёл через полчаса и все пошло по привычной колее. Нойбауэр как обычно встал и начал свою долгую речь, похожую в этот раз больше на истерику. Он повторял одни и те же слова, в одном и том же порядке. Было видно как самого его это достало. Сменив привычную траекторию он подошёл к Верберу. В этот раз он встретил просто ухмылку и Вербер собрирался уже уходить оставив коменданта ни с чем. Но в этот раз что-то было не так. Нойбауэр остался стоять напротив него. Он сам не заметил как сжал кулак. Глаза его горели злобой и отчаянием. Сжатый кулак мгновенно столкнулся с челюстью. Вербер откинул голову и отошёл на пару шагов. Удивление. Хоть бы на миг ему избавиться от этой проклятой ухмылки.  

- СКОЛЬКО МОЖНО? СКОЛЬКО ЕЩЁ ТЫ БУДЕШЬ ВЫСТАВЛЯТЬ МЕНЯ ИДИОТОМ? ПОЧЕМУ ТЫ ПРОСТО НЕ МОЖЕШЬ ВЫПОЛНЯТЬ МОИ ЧЁРТОВЫ ПРИКАЗЫ? ЧЕГО ТЫ ДОБИВАЕШЬСЯ? – крик раздирал горло и летел прямо в лицо обидчика. 

Вербер коснулся своей челюсти в недоумении. Неужели мягкий Нойбауэр действительно поднял на него руку? Молчание. Нойбауэр в миг пожалел о произошедшем. Увидев как Вебреб двигает челюстью, он уже хотел извиниться. Они все-таки коллеги и это точно не профессионально. Но на лице появилась опять проклятая ухмылка. Дешёвый спектакль.

- Даже ударить нормально не можешь. Ты просто жалок, - процедил Вербер. 

Ярость запылала вновь, она накрыла его с головой. Нойбауэр кинулся и повалил того на пол. Для своих 45 он отлично справился с молодым эсэсовцем. Стремительно сел ему на живот, всем весом прижав того к полу. Вербер шумно выдохнул и закрыл лицо руками. Комендант хотел добавить ему, ещё раз и потом ещё, но кулак повис в воздухе. Кулаками ничего от него не добьёшься. Надо что-то более действенное. Надо сломать его характер. Надо его подчинить. 

Вербер почувствовал что противник передумал  его бить и открыл лицо. Он смотрел на него с пола, издевательски положив руки под голову. 

- Это было смело, а что дальше? Сломаешь мне челюсть может быть? Тогда я готов. Так чего ты ждёшь? ИЗБЕЙ МЕНЯ. ПОКАЖИ ЧЕГО ТЫ СТОИШЬ, -Вербер презрительно прищурился, - ты не сможешь вечно прижимать меня к полу. 

Он был прав. Нойбауэр побеждено опустил кулак на грудь Вербера. Раздумьях он не заметил как поглаживает китель на груди. Чёрная грубая ткань успокаивала его мысли. Вдруг Вербер сказал :

- Задумался? 

Нойбауэр вышел из оцепенения, увидев руку и осознал что он делал эти пару минут. Ему стало стыдно. Он уже стар для таких игр, а для драк тем более. Комендант собирался уже в отпустить Вербера, чтоб набраться сил на новый скандал, но тут Вербер проговорил :

[justify]- Я так и знал, что ты просто отпустишь меня. Как и всегда. Всё на что тебя хватило так это ударить? Хотя, я даже не могу назвать это ударом. А потом ты даже смог повалить меня. Сесть сверху и ни хрена не сделать. Партия гордилась бы тобой. Не трать моё


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама