Произведение «НЕ БУДИ МОЕГО ЗВЕРЯ» (страница 1 из 13)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Мистика
Автор:
Читатели: 2946 +1
Дата:

НЕ БУДИ МОЕГО ЗВЕРЯ

"НЕ БУДИ МОЕГО ЗВЕРЯ"

Дизель, как всегда, был переполнен. Машинист, убедившись, что в дверях вагонов нет пассажиров, дал предупредительный гудок, и состав стал медленно отходить от платформы. В первом вагоне на  привычном фоне ягодников и дачников выделялась группа молодых людей с большими рюкзаками. Они громко разговаривали и смеялись. Им было хорошо и беззаботно,  потому что они были молоды и полны сил. А главное потому, что они были в таком возрасте, когда и хочется и можется. Их было десять человек… Четверо сразу же сели играть в карты, а остальные запели весёлую студенческую песню.
Из всей  этой группы выделялась одна девушка, которая тихо сидела у окна и наблюдала за пробегающими за окном деревьями и полями. Казалось, что её совершенно не интересовало всё происходящее в вагоне. На её лице была какая-то отрешенность, словно душа её, как и мысли, оставив тело, летала  где-то  далеко, то ли в прошлом, то ли в будущем, и ей  совершенно не хотелось возвращаться на землю…
- О чём задумалась, Светлана прекрасная?! – услышала она чей-то голос и  посмотрела на соседнее сиденье. Напротив неё сидел Витя Пастухов. Он давно пытался ухаживать за Светой, но без взаимности, хотя холодность Светы не остужала его желания и он, с завидным упорством продолжал оказывать ей знаки внимания. Вот и сейчас он с улыбкой смотрел на Свету взглядом преданной собаки.
- О господи, Пастухов! От тебя нигде нет покоя. Думала, хоть здесь отдохну от всех, а особенно от тебя, так нет же, влез всё-таки! Ну скажи, скажи мне, пожалуйста, зачем тебе нужно было ехать в нашей группе?! Ты же далёк от археологии, как "А" от "Я"!
-Точно! Ну и далёкий же ты, Пастухов, тип! – влез в разговор, играющий в карты Игорь Каюров. - Далёкий, ох и далёкий ты, Пастухов, человек… А мы его десяточкой … А мы её валетиком! .. А у нас и козырьки имеются! Вот и чудненько, раз бито.
Игорь снова погрузился в карточную игру, а Света и Витя молча продолжали смотреть в окно…
На станции "Девятино" студенты вышли из вагона. Составив рюкзаки в одну большую кучу, они, оглядываясь по сторонам, стали искать тех, кто должен был их встретить, но немногочисленные пассажиры быстро разошлись, оставив студентов одних на перроне.
- Вот и здрасьте вам! Встретили, называется. Ну что будем делать?!
- А ты поплачь, может, кто и пожалеет?!
- Да пошел ты, знаешь куда?!
- Хватит, ребята! Ну что вы в самом деле ?! Не хватало ещё тут перессориться. Но делать всё равно что-то нужно.
- Ладно, пойду на разведку. Если не вернусь, считайте меня коммунистом.
- Я с тобой, можно?
- Валяй, Валюха, но не трогай ухо! Пошли, отзывчивая ты моя.  И они пошли на привокзальную площадь.  Света, сев на свой рюкзак, смотрела на рельсы, которые, словно длинная лестница, уходили куда-то в бесконечность. И им, рельсам, было абсолютно безразлично, что происходит сейчас здесь, на этой самой станции, или там позади, или там впереди. Они уходили в бесконечность,  пронзая её, и растворяясь в ней. И самой Свете вдруг показалось, что она тоже, как и рельсы, вытягивается до бесконечности и растворяется в ней. И поэтому перестала обращать внимание на надоедливую муху, которая, увидев, что ей не сопротивляются, улетела,  потеряв всякий интерес к девушке. И не слышала Света, как звали к машине, приехавшей за ними, Валя Трегубова и Игорь Каюров. Лишь испуганный голос Вити Пастухова, который нежно прикоснулся к её плечу:
- Света, Света, что с тобой? Пойдем, ребята уже грузятся!
Света посмотрела куда-то через него и, молча, встав, пошла к машине…

- Вот, значится так! Поместье, раз уж вам его отдали, сами и освобождайте, ага. Ну,  жить, жить, если хотите, можете тута и жить! Питание - это уж сами себе организовывайте, а то! Ну мы, конечно, ежели там молока, или картохи, скажем, так колхоз выделит. Не обидим, в общем, ага! – председатель колхоза старался произвести впечатление на городских студентов, а поэтому говорил медленно и, как ему казалось, красиво. От волнения на его конопатом лице выступили капельки пота, которые, как десятки линз, увеличивали его конопушки. Разрядил обстановку Игорь Каюров. Он достал из рюкзака бутылку вина и молча налил в стакан у графина. Председатель так же молча  наблюдал за его действиями. Когда стакан был полон, он аккуратно взял его правой рукой и поднёс ко рту. Левую же руку он держал на уровне горла ладонью вверх…   Пил он неспеша, как говорится, со смаком. Опустошив стакан, он сделал круговое движение рукой и, хлопнув о стол, поставил стакан.
- Ах! Раз уж вы так, так чего же и нам тут?! Да мы же вам… Да мы тут вам…   В порыве чувств ему хотелось сделать что-то очень хорошее для этих молодых ребят, но увы, как только он ни напрягался, ничего "такого" ему в голову не приходило. Пауза затягивалась, но вновь выручил Игорёк. Он снова молча наполнил стакан председателя, который уже гораздо быстрее, чем первый, опустошил его. Но на этот раз не поставил на стол, а, держа у лица, опустился на табуретку и вдруг заплакал… Замычала где-то рядом корова, заблеяли овцы, словно все вслед за председателем приветствовали этих странных гостей. И никто не знал, что принесёт им это знакомство, но первые слёзы уже пролились.

Глава – 2 –

Поместье представляло из себя трёхэтажное здание с большим балконом на весь второй этаж и величественными  колоннами, которые и служили опорой этому балкону. Само здание хоть и обветшало, но даже в таком состоянии имело в виде своём что-то величественное и торжественное. Судя по фасаду здания,  кое-какие восстановительные работы велись. Однако ни одной живой души студенты не обнаружили, хотя председатель сказал, что там уже две недели работает бригада  шефов с завода "Кентавр". Но следы пребывания  этих самых шефов были обнаружены внутри помещения. Посередине большого зала стоял сколоченный из грубых досок стол, на котором лежали остатки пищи и две пустые бутылки водки.
- Ну вот мы и дома! – торжественно произнёс Игорь.
- Да, ничего не скажешь, весёленькое местечко.
- И что следует из того, что мы имеем счастье лицезреть на этом трапезном столе, весёленька бригада.
- Точно, бригада "ух" – работает до двух! Но где бы  нам  разместиться?!
- Пошли на второй этаж, – сказал Ваня Савичев, и все ребята стали подниматься по лестнице.
- Да, жили же люди раньше!
- Так ведь графьё были, Витёк, не нам чета.
- Точно, куда уж нам-то со свиным рылом да в калашный ряд.
- Вот за что я люблю наших мальчиков, так это за самокритику! – усмехнулась Лика Кошкина.
- Так могла бы и не говорить, это и так все знают, что ты мальчиков любишь и не только наших! – ехидно улыбнулся Виталик Годин.
- Господа! Попрошу без пошлостей и оскорблений, – грозно посмотрел на него Ваня.
Всем на факультете, да и во всём институте был известен любвеобильный нрав Лики Кошкиной. Хотя сама Лика была уверена в том, что просто любит своего очередного ухажера. А главное, она также абсолютно веровала в то, что и он любит её.
- А ты ему не мешай, Ванечка, пусть говорит. Ведь он про "это" только и может что говорить! Потому что Виталик у нас ещё маленький.
- Хватит, остановись, пожалуйста, Лика! – одёрнула её Таня Земченко, почему-то покраснев.
- В этой комнате, как я понимаю, живут наши друзья с завода "Кентавр", - заключил  Игорь, заглянув в первую комнату, в которой на грязном полу валялись несколько матрасов и чьи-то вещи. Ребята пошли дальше и открыли следующую дверь. В большой комнате было сильно захламлено. Кругом валялись разные вещи. Но что удивило ребят и вызвало у них просто вздох восторга, так это большой камин и зеркало. Причём зеркало располагалось на противоположной стене от камина и невысоко от пола. Как могли сохраниться эти уникальные и, безусловно, старинные вещи в этом доме? Когда ребята тщательно осмотрели камин, им стало ясно. Судя по нескольким отколотым плиткам-изразцам, камин пытались разобрать. По-видимому, мастер, который его собирал, применил особый состав для соединения изразцов, который и склеили их, как говорится, на века. Зеркало так же было словно вмуровано в стену. Свете даже показалось, что оно дышит, будто живое. И камин, да и сама комната являются одним живым организмом. Когда пальцы девушки пробежали по стеклу зеркала, Света ощутила не привычный холод равнодушного стекла, а мягкую, словно кожа младенца, поверхность, которая радовалась каждому её прикосновению.
- Ну что же, я думаю, здесь и разместимся! Пойдёмте теперь выберем комнату для девочек.
- А может, наоборот? Эту комнату для девочек, а вы себе поищете другую?!
- Ноу проблем, мадам!
- Мадемуазель!
- Миль пардон, я дико извиняюсь, мадемуазель!
- А мне чего-то страшно жить в этой комнате рядом с заводскими. А может, ребята  будут жить вместе с нами?! – с надеждой в голосе спросила Лика.
- Да ты что?! – испуганно  просмотрела на неё Таня.
- А что?! Это идея! Сделаем перегородку и всё, живи - не хочу! Так ведь действительно будет всем спокойней. Подумайте, девчонки!
Таня и Лика посмотрели на Свету с Валей.
- Хорошо! – ответила Света, не отрывая глаз от зеркала.
- Вот и чудненько! Значится тому и быть! А теперь все дружненько за уборку девочки. Ну а мы, орлы, красавцы и гусары, пойдём искать материал, чтобы изготовить эту самую перегородочку! – радостно произнёс Игорь и повел за собой ребят. А девушки стали наводить порядок в помещении. Света нашла старое, но ещё пригодное  ведро и, набрав в него воды, стала мыть зеркало. Причём , мыла она его своей мочалкой, нежно водя рукой сверху вниз, словно мыла она не зеркало, а красивого юношу, и с каждым новым движением чувствовала она, как по её телу прокатывается волна странного, неизвестного ей до этого чувства, которое не только обжигало ей кожу, но и щекотало, и волновало где-то там, глубоко внутри. И ей было так хорошо и приятно, что хотелось смеяться и плакать, раствориться в тишине и тут же закричать на всю комнату. Руки её дрожали. Да и всё тело, словно в такт какой-то мелодии, вибрировало. Она уже машинально опускала мочалку в воду и затем водила ею по зеркалу. Глаза Светы были закрыты, словно она спала.
- Светка!!! – вдруг вскрикнула Лика, и Света, словно очнувшись, упала на пол, разлив ведро с водой.
- Светка! – испуганно глядя на неё, повторила Лика.
- Ты чего орёшь, как ненормальная?! – подойдя к Лике, спросила Валя. Лика, широко раскрыв глаза, смотрела на Свету.
- Девчонки, она же летала! – выдохнула Лика.
- Что? – непонимающе посмотрела на неё Валя. – Как это летала?!
- Летала, точно вам говорю! Я сама видела! Её ноги не касались пола.
- Ну и горазда ты врать, подруга!
- Я врать?! А ну, подойди к зеркалу!
- Ну, подошла, дальше что?!
- А теперь подними руку вверх.
- Ну, подняла, и что?
- А то! Докуда ты достаёшь? До самого верха зеркала? То-то! Ещё как минимум полметра не хватает! А ты выше Светки на два сантиметра!  После этих слов Лики все девушки удивлённо посмотрели на Свету, которая с отрешенным видом сидела на полу.
- Слушайте! Это же мистика самая что ни на есть настоящая! Светка, ты, наверное, колдунья. А, что?! Я, знаете, как в это верю. Помните про Вольфа Мессинга?! Ну, был такой фокусник до войны. Так вот он мог посмотреть на человека и всё! Тот делал всё, что Месссинг ему приказывал. Да что посмотреть, он мог и предметы взглядом перемещать. Вот так вот весь мысленно сосредоточится, соберётся весь и даёт


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама