Этимология русской матерщины (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Читатели: 935
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
В статье изложена новая гипотеза о происхождении русских матерных слов

Этимология русской матерщины

В XIX веке выдвигалась версия заимствования мата из монгольского языка, которая подвергалась критике ещё во времена своего появления. В настоящее время эта версия полностью опровергается найденными в последнее время берестяными грамотами с ма-терным текстом.


В последнее время в средствах массовой информации поднимается большой ажиотаж по поводу находок берестяных грамот, содержащих обсценную лексику. Соответствующие публикации в СМИ и Интернете содержат много прямых домыслов журналистов в поисках сенсации. Между тем данный сюжет действительно представляет несомненный интерес для истории языка и культуры.

К 2005 г. обсценная лексика обнаружена в 4 грамотах:
Грамота из Новгорода № 330 (XIII в.), обнаруженная ещё в конце 1950-х годов; это рифмо-ванная дразнилка, переводится, вероятнее всего: «задница (гузка) ебёт другую задницу, задрав одежду». Автор использовал эффект непристойности, помноженный на эффект абсурда[10].

Грамота из Старой Руссы № Ст. Р.35 (XII в.).
В конце записки от Радослава к Хотеславу с просьбой взять у торговца деньги другим по-черком приписано: «ѧковебратеебилежѧ» («Якове, брате, еби лежа»). Примерный смысл этой пометки — «не выёбывайся», «будь как все». Дальше по адресу Якова прибавлены ещё два замы-словатых ругательства: ебехота — «хотящий ебать», то есть похотливый, иаесова — «сова-тель яйца»[11]. По одной версии, Яков — это христианское имя Радослава, и Хотеслав так от-реагировал на просьбу брата. По другой, Яков — это, наоборот, Хотеслав, а Радослав решил соб-ственноручно прибавить к записанному писцом посланию грубовато-шуточное приветствие брату (в пользу этого говорит то, что два ругательных слова вместе напоминают имя Хотеслав)[12].


Грамота № 955

Грамота из Новгорода № 955 (XII в.).
Это письмо от свахи к Марене — знатной даме древнего Новгорода, найдено в 2005 году. Сваха Милуша пишет, что пора бы Большой Косе (видимо, дочери Марены) выходить замуж за некого Сновида и прибавляет: «Пусть влагалище и клитор пьют» (пеи пизда и сѣкыль). Это ни в коем случае не брань по адресу Марены (вопреки тому, что написано во многих СМИ); аналогич-ный текст встречается в народных «срамных» частушках, исполняемых во время свадьбы, и в устах свахи это — пожелание, чтоб свадьба состоялась.


Грамота из Новгорода № 531 (начало XIII в., [2]).
Одна из самых длинных грамот, написанная на обеих сторонах берёсты. Некая Анна про-сит своего брата вступиться перед Коснятином за себя и дочь. Она жалуется, что некий Кос-нятин, обвинив её в каких-то «поручительствах» (вероятно, финансового характера), назвал её курвою, а дочь блядью: «… назовало еси сьтроу коровою и доцере блядею…». В письме женщина допустила много описок, пропустив, в частности, в этой фразе букву у в сло-ве коуровою[14] и с в сьстроу; скорее всего, это говорит о том, что перед нами автограф, напи-санный в эмоциональном возбуждении. Слово блядь (производное от блуд) в то время не было об-сценным (оно встречается и в церковнославянских текстах), а нейтральным обозначением про-ститутки, блудницы; публичное называние замужней женщины блядью по русскому праву было оскорблением чести и достоинства, ср. в Русской Правде: «Аще кто назоветь чюжую жену бля-дию, а будеть боярьскаа жена великыихъ бояръ, за срамъ еи 5 гривенъ злата, а митрополиту 5 гривенъ злата, а князь казнить; и будеть меншихъ бояръ, за срамъ еи 3 гривны золота, а митро-политу 3 гривны злата; а оже будеть городскыихъ людеи, за соромъ еи 3 гривны сребра или рубль, а митрополиту такоже; а сельскои женѣ 60 рѣзанъ, а митрополиту 3 гривны».

Откровенно говоря, меня в приведённых берестяных письмах более всего заинте-ресовала грамота № 955 с пожеланием замужества, тем более, что пожелание более чем странно (пеи пизда и сикыль). Такое в наше время не придумает даже прожжённый сквернослов и извращенец. Тем более нас поражает комментарий, сообщающий о боль-шой распространённости указанной фразы как в народных частушках, так и в поздравле-ниях новобрачным. Это было очень похоже на некое стандартное клише, используемое ныне, что-то наподобие: «Совет вам, да любовь». В чем же тут дело?
Ответ я нашёл в книге Бориса Рыбакова «Язычество древней Руси». Привожу фрагмент:

«…Кроме больших каменных фаллических идолов, стоявших где-то на природе, существовали маленькие домашние, изготовленные из дерева, но тоже антропо-морфные. Они являлись принадлежностью языческого свадебного обряда и тоже вы-полняли функцию символа плодовитости, воздействия на рождение новой жизни: "(чтуть срамные уды) и в образ створены и кланяются им и требы им кладуть (это относится к большим идолам вне дома). Словене же на свадьбах въкладываюче сра-моту и чесновиток в ведра пьють»

Как видим, комментатор ошибся, отождествив «сикыль» с клитором. Очевидно в древнерусском это слово означало фаллос. К примеру, в турецком СИК – также означает половой член. Чесновиток (чеснок) – означал женский половой орган на древнерусском жаргоне (очевидно по сходству внешней формы двух соединённых долек чеснока).
Что же пили русские на свадьбах из таких вёдер? На память приходит:
«И я там был, мёд, пиво пил…». Мы знаем, что в 12 веке на Руси не употреблялись крепкие спиртные напитки, наподобие водки и портвейнов. Сурья (медовая брага с хме-лем на молоке) и медовуха (медок) были самими крепкими напитками, которые употреб-ляли русские. Крепость сурьи (сура) не превышала 7 - 8 градусов, классическая медовуха была по крепости сравнима с сухим виноградным вином, то есть примерно 12 – 14 граду-сов. Крепость же домашнего пива зависела от экстративности сусла, но едва ли превы-шала 5 – 6 спиртовых процентов. Как мы знаем, в старину, да и вплоть до 20 века в Рос-сии было не принято, чтобы молодожёны напивались на собственной свадьбу перед пер-вой брачной ночью. Поэтому могу предположить, что напитком жениха и невесты на свадьбе было исключительно пиво, после каждого очередного поцелуя, которое они и пи-ли из одной деревянной бадейки, на дне которой лежали глинянные «чесновиток и срам-ной уд». Пиво, равно как и Сурья были священными языческими напитками как славян, так всех индоариев.
Не отсюда ли пошло знаменитое «Горько!», так часто произносимое на свадьбе и до сего дня?

Что говорит о происхождении русских матерных слов официальная этимология?

Хуй — от славянского *xū- — «отросток», «побег» < PIE *skeu- , отсюда же хвоя, ср. латыш. skuja «хвоя», лит. skuja «шишка (плод)».
Пизда — от праиндоевропейского *pisd-eH- — «вульва», ср. лит. piza с той же се-мантикой.
Блядь — от славянского блѫдъ > рус. блуд — заблуждение, ошибка, грех; первона-чально было чередование юсов ѫ/ѧ. Ср. др.-русск. блясти < блѧсти — «заблуждаться, ошибаться»; ст.-слав. «блѧдити» — то же, ц.-слав. блядословить — «лгать, обманывать, клеветать».
Ебать — от праиндоевропейского *(o)yebh- («совокупляться»). Отсюда-же древневерхненемецкое eiba, греческое οιφεω (вступать в любовную связь) и санскритское yabhati (совершать половой акт).

Насчет того, что русское матерное Х.. происходит от славянского слова ХУ (побег, отросток) можно было бы поспорить. В самом деле, с чего они взяли, что слово Х.. произошло от «побега, ростка»? По внешнему сходству? А может все наоборот и не Х.. похож на росток, а росток на Х..? Что первично, что вторично, - вот вопрос! А по-моему первичен как раз мужской детородный орган, который обожествлялся язычниками не только в России, но и в Индии и в Египте и вообще на ближнем востоке.

Вообще все эти вопросы о заимстовании слов очень спорные. Например найдут какое-нибудь сходство между русским словом и греческим или латинским и пошел крик: русские у них заимствовали! А почему русские у них, а не они у русских, позвольте во-прос? И потом, неужто у русских крестьян, которые кстати, жили довольно обособлено от внешнего мира и за границы никогда не ездили, никак не называли кровать или те же по-ловые органы? Спасибо грекам и римлянам, просветили простофиль! Но только вот во-прос, почему не проследят в таком случае, у кого римляне, греки, индусы заимстовали свои слова? А ведь если хорошенько покопать, то выйдет смешная штука – все эти нации являлись выходцами с территорий от Дуная до Оби. Наверное, оттуда и заимствовали? Круг замкнулся!

Приведу также отрывок из статьи В.А. Чудинова «Древнейший славянский текст на территории Евразии»
В работе описана статуэтка, найденная на стоянке Брехат-Рам, относящаяся к эпохе палеолита, на которой обнаружен текст с описанием обряда, который называется ПЕРУ-НОВОЙ ИГРОЙ.
В этом тексте есть рекомендация мужчине по отношению к женщине – ЕБИ НА СВЯТКАХ, а мужской половой орган имеет название ХВУЙ.
Если учесть, что этот текст описывает святочный обряд, можно предположить, что слова, приведённые выше, имели для славян священное значение.
В книге Шилова «Пращуры», со ссылкой на очень древние изображения в Каменной Могиле (Запорожская область), упоминаются Бог-Отец – АН, Богиня-Мать – КИ и Бог-Творец – Эн-Лиль (ветер колыхания). Бог-Творец, соединил Мать и Отца, в результате чего претворился в зародыш Вселенной – КиАн – Бога-Сына/Дочь/. Здесь может пред-ставлять интерес анализ имени Бога-Творца с учётом того, что в русском языке одно и то же явление может иметь несколько наименований. Эн-Лиль (Он Лель) – Бог-Творец (Бог Любви), который имеет значение – «ветер колыхания». Однако, понятие «колыхание» имеет ещё одно определение – «КолЕБание» (заметим себе, что это вполне литературное слово).
На основании этого можно сделать вывод, что другое имя Бога-Творца Эн-Лиля – ЕБУН или ЕБАН (ЙЭБ/ЙЕБ/ он), а выражение «ебаная мать» означает Творящая Мать (Богиня-Мать Оплодотворённая, Любимая Мать). Здесь можно заметить, что по старым верованиям Богиня-Земля считалась матерью, а Бог-Небо считался отцом. Но ведь слово НЕБО как раз и получилось из имени Бога-Творца ЙЕБА, путём замены Й на Н в начале слова. А если просто заставить себя задуматься, то можно легко понять, что женщина не может стать матерью иначе, как через акт КолЕБания (соединение с мужским половым органом – колом, кием, хвуем), что является естественным природным явлением, заве-щанным человеку Богами-Родителями.

А теперь я изложу свою версию об этимологии русских матерных слов.

Манда (санскр.) - горшок, судно, чернильница.

Горшок и судно - вполне подходящий эпитет для вагины.
Чернильница также неплохой, но лишь в период менструаций.
Однако, слово Манда переводится на русский всеми тремя возможными способами. Так сказать, на все случаи жизни. Когда горшок, когда чернильница…

На санскрите вагина, вульва - «Йони». Происходит это слово, скорее всего, от сло-восочетания ЙА НА, которое может быть нереведено, как «неподвижная» (ЙА – движе-ние, двигаться, НА – нет, частица отрицания).
В этом смысле слово является полным антиподом слову ЛИНГА - фаллос, которое может быть переведено, как «подвижный» (схожие слова ЛИНГ - идти, ЛИНКХ – идти, двигаться). Но об этом слове мы ещё поговорим позднее.

Пис (санскр.) - растягивать, расширять, брать или давать, жить, идти, двигаться, по-вреждать.
Да (санскр.)- предоставление, предложение, жена
Даа (санскр.) (с удлинённой «а») - дающий, дающая.

Любопытно, что на санскрите слова «дающая» и


Оценка произведения:
Разное:
Реклама