Давай сбежим! (страница 1 из 2)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Приключение
Сборник: Житейские истории.
Автор: Татьяна Сунцова
Баллы: 20
Читатели: 421
Внесено на сайт: 08:56 10.06.2013
Действия:

Давай сбежим!

Татьяна Сунцова.
8.06.13.


   Лагерь  «Солнечный» был для неё… загородной дачей. Мамашка, имеющая блат в управлении образования, закидывала Надю сюда каждый сезон, да  ещё, бывало, на пару смен.
  За столько лет Надя знала здесь всё: от крайнего камня бордюра центральной клумбы до очередной реплики поварихи в столовой, которая работала в лагере, кажется,  всю жизнь:
- Молчать, оглоеды! От вашего ору, глянь, крышки с кастрюль слетают. Вы куды пришли, в столовую, абы как?
В неизменном хохоте сотни «оглоедов»  уже пару лет не звучал Надин смех. Она всё знала наизусть. Молча, смотрела в окно, когда ребята за столом корчились от смеха.
   Она помнила ход всех праздников, и это не добавляло радости, и не было в ней ожидания чуда, в отличие от новичков. И «Костёр дружбы»,  и «День Нептуна», и «Спортивная олимпиада» проводились по однажды утвержденным шаблонам, лишь прощальный костер вносил какое-то разнообразие.  
А как в лагере ждали похода! О нем начинали говорить, мечтать, едва услышав план мероприятий на первой линейке. Погода для похода  в этот раз была, как на заказ. Тепло, но не жарко. Два дня не было дождя, который до этого почти сутки лил,  как из ведра. На поляну, где обычно раскидывали палаточный городок, добрались без приключений, если не считать, что кого-то из малышей шестого отряда укусила оса, да кто–то ноги натёр.
      Первая суета c установкой палаток, конкурсом бивуаков, поздним ужином на природе закончилась, и Надя, устало повалилась на траву у костра, легла на спину, удобно устроила руки под головой и отправилась в путешествие по облакам.  Они раскинулись по лазурно – нежному полю подобно сказочным птицам с огромными крыльями, а вокруг парили оброненные длинные белые перья, причудливо загибающие на концах. Ей хотелось взлететь в небо с этими птицами и улететь далеко – далеко, и никогда не возвращать ни в свой город, ни в пыльный двор с вонючими мусорными контейнерами, ни в квартиру, пропахшую табаком отчима…

    Все девчонки третьего отряда ушли слушать Влада из первого отряда. Надя осталась  у потухающего костра, хотя  храп уснувшей в  палатке толстухи Надьки Трефиловой  совсем не напоминал звон гитарной струны. Валентина Ильинична - воспитатель, полная деловая брюнетка посмотрела на Надю, заглянула в палатки, и,  сделав вид, что всё нормально, хотя из отряда в наличии было два человека, ушла к костру у платки начальника лагеря.
   Надя привыкла  скучать в лагере. Девчонкам кроме пацанов первого отряда ничего не надо было. Все разговоры, всё было направлено, чтоб закадрить пусть  –ни солиста популярного школьного ВИА - звезду краевого масштаба Павла, ну хоть кого-нибудь из его окружения. А пацаны в их третьем отряде, как говорила Светка Верещагина,  был полный отстой.  Все мальчики приехали субтильной внешности, как выразилась Валентина, и, главное, маленького роста. Исключением был неповоротливый толстяк Мишка.  Интересы у пацанов тоже были маленькими. Они бегали играть в волейбол,  в снайпер, и «до кучи»  в ляпки и прятки к ребятам…даже не четвёртого, а пятого отряда.
   Лёжа у костра, Надя вспомнила, как на прошлой неделе наткнулась на совершенно счастливые глаза двух пацанов из отряда, когда они играли с «салажатами» в индейцев. Откуда-то набрали перьев в волосы,  луки сделали… Нет, она не удивилась: за неделю девчонки  привыкли, что отряде не было пацанов, ведь после завтрака они были, где угодно, только не с ними: высокими, красивыми, стройными, как на подбор, за исключением Трефиловой.
   Её тогда удивило какое-то бесшабашное счастье в сияющих  голубых глазах новоявленного индейца, кажется, Алёшки. Сидя у костра, Надя уже мечтала о том, чтоб быстрее пролетел месяц,  и можно было уехать домой. Может, тётя снова пригласит в гости. Там хоть нет дяди Юры с его будто добренькой улыбкой и холодными рыбьими глазами.
    Она лениво подкладывала хворост. Стемнело неожиданно, и стало прохладно, но уютно у небольшого костерка. Девчонки громко обсуждали импровизированный концерт, пацаны как-то незаметно растеклись по своим палаткам, потом  и девчонок потянуло в сон. Только Надя сидела на поваленном стволе, рисуя в языках пламени одной ей ведомые картины и, кажется,  не собиралась спать.  Валентина Ильинична на минуту присела рядом.  Девчонка встрепенулась:
-  Я сейчас. Пойду …
- Да, ладно, сиди. Жалко что ли.  – Она взглянула на небо. – Красота какая. В городе  даже звёзды мельче и не такие яркие. Так ведь?
В  груди колыхнулось нежданное тепло к воспиталке.
- Ладно, сиди. А я  в палатку.
Она ушла.  И тут из сумрака нарисовалась фигура, вернее фигурка. Пацан подошёл к костру. Оказался Алёшка– индеец.  Худой, белобрысый, остроносый.
-  Чё за костром  плохо смотришь, погаснет ведь.
- А тебе что?
- Замёрзнешь, - сказал он просто. Лёшка был в куртке, а на Наде был спортивный костюм из тонкой синтетики. Лёшка пропал на некоторое время, потом появился с огромной охапкой хвороста.  По-деловому ломая ветки, подкладывал  в костёр так, чтоб не вспыхивал факелом, а горел ровно. Наде понравилось. Потом разговорись. Начали с костра, Лёшка высказался, что зря огонь горит: «Был бы котелок, чаю с травами хоть вскипятили». А потом стали говорить обо всём: о лагере,  спорте, лесе, о звёздах.  Надя удивлялась всё больше и больше, и если начала говорить с ним, делая  великое одолжение, то потом увлеклась беседой, и мальчишка уже встал на одну ступеньку с ней, а после получаса беседы, вдруг почувствовала себя маленькой девочкой, мало знающей о жизни. Лешка знал всё больше и глубже. В каникулы  часто жил в деревне, с отцом путешествовал, был на Байкале, даже кедровые шишки в тайге собирал. Надя больше знала жизнь по книгам, телепередачам. Она даже никогда не гладила корову, не брала в руки живого цыпленка, а Алёшка говорил о хозяйстве бабуле в деревне, как она о комнатных цветах.

   Она отметила отличие Алёшки от пацанов в школе и хореографической студии. Он делал приятные мелочи без рисовки и выпендрежа. Девчонка поёжилась, он без слов снял куртку и накинул на плечи, а позже принёс спальник и отдал ей.  Найдя в карманах ирис, протянул всю плитку, как само собой разумеющееся, в это время рассказывая о зимнем походе  с ребятами. Половина ночи, проведенная у костра настолько сблизила с пареньком, что он стал казаться человеком, которого знала всю жизнь, практически братом. Старшим.  Уже забыла, как скептически относилась к парням из отряда, когда Алёшка о каждом рассказал такое! Оказывается, маленький цыганистый  Фёдор  работал и помогал содержать семью после гибели в  автокатастрофе отца, толстяк Миша - победитель всех химических олимпиад,  даже ездил в Москву, кудрявый, изящный, как девочка, Кирилл занимался в художественной студии скульптурой, худой, но жилистый Славка не раз выходил победителем краевых соревнований по греко-римской борьбе в своей весовой категории.
- Да что ж вы с салагами носитесь?
- А чо ещё здесь делать? – засмеялся Алёшка. –  Я здесь, чтоб отдыхать, балдеть. Вы на дискачах скачете, а мы кайф находим, когда по деревьям лазим, овраги перелетаем.
- Ага, в индейской раскраске.
- Ну, да. Это последнее лето в лагере. Больше ездить не буду.

   Последнее лето. Почему-то очень грустно стало на душе. С внутренним привкусом горечи подумала: «Как жалко,  неделя прошла впустую. Без Алёшки. Как бы здорово было прожить рядом с ним эти дни. ..»
-  Пошли, спать что-ли. – Она поднялась. Алёша тоже встал. Их глаза в свете костра блеснули  напротив друг друга, и она почувствовала странный дискомфорт и одновременно теплоту.
    Ночной туман крался меж деревьями, и всё вокруг казалось декорацией фантастического фильма…
    На следующий день всё изменилось. И солнце было ярче, и птички за окном щебетали по-особому, а в душе трепыхалось незнакомое чувство ожидания праздника. И предчувствие оказалось верным.  Всё вокруг приобретало в присутствии изобретательного и веселого паренька другой вкус, запах, звук, цвет…  Никогда ещё не было такой весёлой смены! Он увлекал её в самые неожиданные авантюры. Она то летала на тарзанке  над заводью пруда, визжа от страха, то участвовала в волейбольных соревнованиях, которых раньше терпеть не могла, то собирала вместе с мальчишками модель пиратской шхуны…  Они тайно убегали за территорию лагеря за душистой крупной лесной земляникой, при купании уплывали за буйки, не обращая внимания на крики воспитателей.  Кормили травой старую лошадь, привозящую из деревни молоко и другие продукты.  Просыпаясь, девчонка  бежала к подоконнику, чтоб найти букетик свежих луговых цветов…  
   
  Прощальный костёр, который в прошлые заезды был самым весёлым праздником, в этот раз стал поводом для горьких раздумий. Девочка поняла, что больше  ничего не повторится:  не будет больше ни сумасшедшей радости в ясных голубых глазах, ни полётов с визгом над водой, ни крупных земляничин в мальчишеской ладони…  Она не захотела участвовать в отрядном представлении, сидела, смотря в огонь, и как бы ни старались развеселить мальчишки, их выдумки вызывали только слабую улыбку.
  На следующее утро автобусы привезли детей на автостанцию, где ждали родители. Мамашка, обещав встретив дочь, как обычно, опаздывала. Двое подростков сидели на тугонабитых сумках напротив друг друга у кустов пыльной акации, и, казалось,  ничего кроме друг друга для них не существовало.  
- Ты иди, Алёш. Мамашка всё равно подъедет. Куда денется? Денег же на автобус не оставила, и сумка неподъемная.
- Давай провожу. Деньги на троллейбус у меня есть.  
-  А ты из дома в деревню? У вас, наверно, там рай.
- Ну, если говорить честно, я же – брошенный, Надь.
- Как?
- Да так. Отец погиб в экспедиции. Я не говорил. На Байкал меня возили давно, в третьем классе. Мать у меня  - гостевая. Раз в полгода приезжает. Живу с тёткой.
-  Разве мама не с вами?
- Она живёт в С – е. У неё – каждый год новый муж.
- Как новый?
- Элементарно. С одним поживёт, не понравится, расходится. Нового находит. Красивая у нас мамка. Мужики, как мухи на мёд, к ней слетаются. А она пользуется. У одного полквартиры оттяпала, от другого ей стенка румынская досталась, от третьего сервиз немецкий.
- Ты, что? Географию материнских вещей изучаешь?
- Да сдались мне вещи её!  Приезжает, сама перечисляет, словно  военными трофеями хвалится. Противно. Вопросов нет. Если придумает к себе  позвать, не поеду. Но с тёткой тоже - не сахар. Гоняет, как Ваньку. Спокойно не посидишь – сразу поручение находит, не в доме, так в огороде, в сарае.
- А бы работала в огороде. Но у нас его нет.
- Да у неё надо двадцать четыре часа вкалывать, тогда  будешь достоин звания человека.  Да, ладно, если б не пацаны в классе. Тёткиным  огородником зовут, Сашка  Мичуриным обзывает. А я  жуть как в огороде возиться не люблю. Ну, ладно, вскопать, грядки  сделать, это сам Бог велел, воды в бочку натаскать, но сорняки драть … А если не ровен час с сорняками драгоценную морковку выдеру – хайло поднимет – на соседней улице слыхать.
- Выходит, мы мамкам своим не нужны.
- Ну, твоя – то..
- А что моя. Она только отчиму в рот смотрит, ему вкусные кусочки подкладывает, с него пылинки сдувает, ему рубашечки покупает, а я полгода прошу новую одёжку купить, старье жуть как  надоело, для меня вечно денег нет. Да я им, Алёш, просто мешаю. Приеду домой, она меня или ещё на смену в лагерь заткнёт, или к тётке отправит.  
  И когда Алёшка, сверкнув глазами, выдохнул: «Надь! А давай сбежим!», - и она выдохнула следом: «Давай!»  И столько было в этом выдохе! Столько надежды, столько затаённой будущей радости: словно тёмно – свинцовые, вечно висящие над головой тучи в миг разошлись, и такой чистоты небо открылось! А солнечные зайчики заиграли в каждой лужице и в прекрасных Алёшкиных глазах, и на белоснежных зубах, которые обнажила до самых дёсен широкая улыбка счастья…  
 
  Они ехали в троллейбусе и наперебой строили планы. Жить решили в лесу. Найти охотничью сторожку или выстроить самим, обустроиться и питаться дарами леса. Не исключали общение с жителями ближайших деревень, но так, чтобы никто не заподозрил в них «бесхозных» подростков.
   Неделя подготовки, пролетела, как одно мгновенье. Готовились по - взрослому. Надя даже сушила сухари в духовке, пока мать была на работе, а отчим занимался бесконечными безуспешными поисками хорошего места. Дети подробно расписали, что нужно взять. Упаковали в объемный рюкзак и большую сумку тёплые вещи, бельё, посуду, складной нож, байковое одеяло, резиновые сапоги, топор, веревку, компас, продукты…   Когда всё утрамбовали, груз оказался неподъемным. Пришлось многое выгружать.
   Они оставили записки. Просили не волноваться и не искать.
   Билеты на поезд  купили без проблем. Никто документов у них не спросил. Откуда подростки взяли деньги? У Алёшки были свои накопленные, а Надя всё же выпросила у матери сумму на одежду, и в тот же день ребята уехали из города.

    Доехали до станции Д.  Нарочно продумали маршрут с пересадками, чтоб запутать возможные поиски.  Маленькая станция в окружении яблонь и вишен с вонючим туалетом. Их сразу остановил милиционер и спросил, откуда они. Правда из Нади вылетела сама собой - тут же назвала городок. И милиционер  почему-то сразу успокоился и отошёл. Алёшка, справившись с испугом, потом философски изрёк: «А иногда говорить правду полезно!»
  В общем вагоне пахло табачным дымом, селёдкой и туалетом.  Когда вышли на полустанке, от свежего воздуха закружилась голова. А может быть, от голода.  Всю еду, кроме круп и сухарей, съели. В маленьком тёмном магазинчике с полупустыми прилавками, взяли дешёвых рыбных консервов, хлеба, печенья, карамелек.  Продавец подозрительно рассматривала детей. Алёша пробубнил:
- Говорил же руководителю группы, надо продуктов больше брать. Всё равно пришлось добирать.
Продавщица, услышав слово «руководитель» успокоилась сразу.
   За железной дорогой начинался лес. Они отыскали тропу и смело пошли по ней. Наверное, Надя устала, поэтому особого восторга не испытала. Ей казалось, что леса вдалеке от дома другие, более загадочные и красивые. А лес был как лес. Пройдя пару часов, устроили привал под раскидистой ёлкой на опушке, и только тогда девочка вспомнила про клещей. Осмотрели одежду друг друга, ничего не нашли.
- Наверное, они тут не водятся. Или твое средство действует.
Алёшка сказал, что надо, как можно быстрее выйти к реке, идти берегом.  На берегу есть вероятность  найти какое-нибудь строение, пригодное для жилья. У Нади не было ни страха, ни сомнения в том, что всё будет так, как задумали. Изготовленное заранее по обнаруженному любознательным парнем рецепту зелье, в основе которого был уксус и одеколон «Гвоздика» с терпким  запахом, перешибающий лесные запахи,  нанесённое  на лицо и открытые участки  тела спасало от всех кровососов.  Или их в июле уже не было? Вот в начале июня от комаров и мошки трудно было спастись даже в корпусах лагеря. Везде доставала.
 
  Ночевала Надя  по-царски. Паренёк наломал мягких пихтовых лап, укрыл девочку одеялом, под голову положил свёрнутую куртку. Желудок урчал,


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Юлия Филатова      23:05 17.06.2013 (1)
Через неделю Надюша вовсю помогла Степановне Гурьяновне по хозяйству

Здесь, видимо, Степанида.

Сам рассказ мне понравился. Мило и по-доброму.
Татьяна Сунцова      23:35 19.06.2013
Да, милая Юлечка! Должно быть - Степаниде Гурьяновне. Спасибо за подсказку, дорогая!!!! Исправила.
Сергей Иволгин      23:26 10.06.2013 (1)
стр 22 "что в отряде..."
стр 84 "- Я бы работала...
Щуку на поплавок поймать нельзя.
Но в общем - понравилось!
Удачи и трудолюбия!
Татьяна Сунцова      20:55 13.06.2013
Спасибо.
Описки посмотрю. Пока на конкурсе, исправить нельзя.
О щуке.
Простите, но я не стала описывать все подробности охоты на мелкую и крупную рыбу, и с помощью удочки, и с помощью спиннинга, и помощь  Силатьича в поимке сей щуки и т.д. я только яркими кадрами выхватывала некоторые подробности жизни в этом неведомом юной героине мире.
Благодарю сердечно за внимание к творчеству, за добрые пожелания. Но щучку на щурёнка поменяю, на такого же, которого сама много лет назад поймала на удочку, когда ходили однажды на рыбалку с папой.
Скрытый текст
Показать скрытое
Спрятать скрытое
Ой, если бы вы знали, как трудно мне дался этот жанр. Я, по полночи не спала,  писала и о пиратах к этому чемпионату, и историю маленького китайчонка в чужой стране, и попыталась написать что-то из средневековья, но мне катастрофически не хватало знания подробностей, я же не бороздила с пиратами океан! И я написала то, что сама знала хорошо, осязала всё это, видела, и рыбу ловила, и сено ворошила в деревне и т.д..
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Публикация
Издательство «Онтопринт»