Произведение «Испытание на человечность. Часть 2. Дело Дарта Вейдера» (страница 1 из 47)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Читатели: 4483 +2
Дата:

Испытание на человечность. Часть 2. Дело Дарта Вейдера

I
***
Линн знал, что ничего хорошего не будет. В официальном приглашении на встречу глав планет ни о чём подобном не говорилось, а Даниель был сдержан и уклончив, но ему хватило.
За огромными окнами дворца корреталя невозмутимо сияло чистое небо.
Перед ним открылись двери, он вошёл в конференц-зал. Навстречу всплеснулась незримая волна: интерес, уважение, сожаление… о чём, о нём?! Странно…  Даниель Озен поприветствовал, пригласил сесть. С далёкого кресла подмигнул Гантенир Вайкири: его переизбрали главой совета Энтиды. Из остальных – ни одного знакомого лица… в большинстве своём люди.
Даниель с общего согласия взял слово.
– Линн, я должен поставить тебя в известность о том, что главы планет Галактического Союза требуют суда над твоим отцом, лордом Эльснером даль Соль, известным также как Дарт Вейдер.
Линну показалось, что земля ушла из-под ног, а в мире стало безумно тихо. Да, предчувствие пропасти впереди, да… но – не спасло. Не смягчило удара.
– Как… – он попытался справиться с собой, но удавалось плохо. – Но он же убил Императора! Он, а не я! Если бы не он, меня бы тут вообще не было сейчас!
– Линн. Я прошу тебя выслушать до конца….
– С тех пор, как он выжил, прошло уже больше двух лет! И он работал на Галактический Союз, вы об этом прекрасно знаете, – и Аксерат был, с тамошними элиа, и Тайшеле, и вы молчали, никому не приходило в голову его судить, всех всё устраивало! С чего вы сейчас вдруг…
– Во-первых, сведения о том, что он жив, стали полностью открытыми только после дела на Тайшеле. Во-вторых, у Галактики было много других забот, крах Империи – это перестройка экономики, это политика, это масса проблем.  
– И что, они все решены? Больше заняться нечем?
– Нет, конечно, но появилось много информации о неизвестных ранее преступлениях Империи, а после победы над нею осталось не так много тех, с кого можно спросить ответа. Народ требует справедливости. Подожди, не перебивай. То, что ты знаешь, о чём ты можешь свидетельствовать, станет известно всем.
– Это всё очень долго, – волнуясь, сказал Линн. – Вы собираетесь арестовать его?
– Боюсь, что придётся.
– Хорошо, суд… долгое разбирательство, потом, если вы его посадите… на работе Центра по изучению Силы можно ставить крест. Я понимаю, для общественности Сила – это что-то из разряда Легенд, но жизнь же доказала, что это касается каждого! И что прикажете делать? Я очень извиняюсь, но я – хиннерваль без году неделя, у меня был эдакий экспресс-курс молодого бойца, а отца обучали несколько десятилетий! Что мы будем делать без него, осмелюсь спросить?
– Линн, вы хотите сказать, что на преступления Милорда следует закрыть глаза в силу того, что он ваш отец, и придумываете причины, по которым он нужен правительству Галактического Союза? – мягко спросил незнакомый гуманоид. – Не советую. Ваша репутация безупречна, и не стоит гробить её такими методами.
-Я не придумываю причин, – Линн резко развернулся. – Если бы я захотел что-то выдумать, то начал бы нести про то, что он был главнокомандующим имперского флота, про военные секреты, в которых я мало что смыслю. А так – извините, но я говорю о том, что знаю наверняка. Центр по изучению Силы был создан по вашей же инициативе, господа главы планет. Вопрос только в том, что настоящая наука непопулярна, из неё нельзя сделать шоу, которое можно скормить неграмотному народу и заработать его поддержку.
В конференц-зале стало шумно. Линн встал.
– Что ж. Я понял направление ваших действий. Надеюсь, в рамках требуемой справедливости найдётся место для открытого и справедливого следствия. Если не найдётся – я сам его найду и прослежу, чтобы вы в праведном гневе не наломали дров. Я Империю сам ненавижу, хоть она и мертва, и я не допущу, чтобы Галактический Союз скатился к её методам в отношении побеждённых. Удачи в вашем совещании.
Он прошагал к двери, стараясь не слушать то, что осталось за спиной. На портативный видеофон пришло сообщение, он коротко взглянул: Даниель Озен просил зайти к нему в кабинет.

***
– Сядь и успокойся, – попросил Даниель. – Ничто ещё не потеряно.
Он стоял у окна, против света. Линн тяжело опустился в кресло.
– Даниель, ты же понимаешь…
– Понимаю. Но есть силы, которых он устраивал мёртвым. Пусть героем, – на это они были согласны, – но мёртвым.
– Если его арестуют, добиться такого будет несложно. Например, отравить в камере или придумать что-нибудь ещё.
– Я знаю. Но пока ещё ничего не произошло, и у нас есть неплохой шанс самим вести ситуацию, а не плестись в хвосте событий.
Линн кивнул. Так уже было, – когда Даниель парой слов сумел привести его в чувство. Столько произошло с тех пор… хотя на самом деле не так уж это всё было и давно…

Роскошный гравикар затормозил у комплекса зданий артосской Академии буквально на несколько секунд, чтобы забрать пассажира, – на планете, принадлежащей Империи, к конспирации следовало относиться серьёзно. Водитель взял курс к загородной вилле вице-губернатора Даниеля Озена, возле белого крыльца дома в лесу машина тоже остановилась ненадолго. Хозяин встречал гостя лично, несмотря на то, что на дворе была середина рабочего дня, а график столь высокопоставленного чиновника всегда был предельно насыщен.
– День добрый, Линн. Проходи.
Линн даль Соль шагнул в прохладный полумрак холла. Потомок аристократов Озен жил на широкую ногу.
В комнатах было уютно. Небольшой зал с камином служил гостиной, на столике был сервирован обед. Линн опустился в мягкое кресло и закрыл глаза. Он уже и забыл, что такое бывает, – покой, безопасность…
– Что сказали в Академии?
– Они взяли у меня образцы тканей, обещали регенерировать кисть. Но не раньше, чем через полгода. Будут выращивать отдельно, потом пришьют.
Озен кивнул.
– Примерно так я себе это и представлял. Но дело относительно новое и пока долгое.
– Хорошо, что это вообще возможно.
Даниель налил вина. Яркое полуденное солнце пронизывало зеленоватую жидкость, отчего бокалы становились похожими на драгоценные камни.
– За новую руку, – предложил Даниель. – Чтобы хорошо носилась.
Линн, чуть улыбнувшись, поддержал тост. Хиннервалям нельзя пить, – теряешь способность сконцентрироваться, – но сейчас ему было всё равно. Хотелось забыться, нырнуть куда-нибудь, где нет этого ужаса… Хоть и ясно, что ничего не получится: от себя-то не убежишь.
– Даниель, у тебя есть отец?
– Был. Эту виллу я унаследовал от него.
– Да? А мой отец жив. Оказывается.
Озен бросил на даль Соля короткий внимательный взгляд: с его гостем творилось что-то неладное.
– Это в любом случае хорошо, Линн.
– В любом? А это? – Линн показал на свой биопротез, голос дрогнул. – Он меня чуть не убил!
– Но ведь не убил же.
Даниель внешне остался спокоен. Он знал, что по воле судьбы очутился на пути Линна в тяжелейший момент, но всё оказалось хуже, чем он думал, и теперь надо было спешно соображать, чем можно помочь юному повстанцу.
– Да… – Линн взял бокал, сделал нервный глоток. – Но раз он не хотел убивать меня, зачем тогда калечить?!
– Я не знаю, – осторожно ответил Даниель. – Мне ведь вообще не сказали, что с тобой случилось, сообщили лишь, что тебе нужна регенерация кисти.
– Он хотел взять меня в плен, – не слушая, продолжал Линн. – Сначала просто выбил лазерный меч, и я свалился в какую-то шахту. Потом мне рассказали, что там меня собирались заморозить и отправить к Императору. Но я выбрался. Тогда он с помощью Силы стал бросать в меня какие-то металлические штуки, я вылетел спиной в разбитое окно…
С помощью Силы, отметил для себя Даниель и внутренне сжался. Теперь понятно, почему парень в шоке. Есть только один человек в Галактике, который способен вытворять такие вещи.
– А потом он действительно пошёл в атаку. Я и представить себе не мог… Ах да, я же его ранил! От этого он пришёл в ярость и отрубил мне руку. Казалось, от него исходит какая-то жуткая чёрная волна, которая сейчас захлестнёт меня и утопит…
Линн залпом допил вино и налил себе ещё. Озен подумал, что начинает понимать, в чём дело.
– И тут он остановился. Стал предлагать всё – жизнь, Силу, власть над Галактикой. Он спросил: сказал ли Оби-Ван, что случилось с твоим отцом? Я ответил – да, сказал, что ты убил его. И тогда… Даниель, а может, он солгал?
– Кто?
– Вейдер.
– Нет, – сразу ответил Озен. – Он гениальный стратег, он строит ловушки, как никто другой, он умеет молчать, но никогда не лжёт.
Линн глубоко вздохнул и снова приложился к бокалу.
– Даниель, что ты о нём знаешь?
Озен помолчал. Всё это надо было как-то осмыслить. Получается, у Вейдера есть сын, который воюет на стороне повстанцев, и вице-губернатор Артоса становится обладателем этой сверхсекретной информации. Вот только что теперь с ней делать?
– Дарт Вейдер абсолютно бесстрашен, умеет очень быстро оценивать обстановку. Когда вы атаковали Звезду Смерти, ему доложили, что есть серьёзная угроза. Он сел в истребитель и полетел защищать станцию, как простой пилот. Именно это и спасло ему жизнь.
– Замечательно, – пробормотал Линн, приканчивая очередной бокал. – Но как же так получилось, почему он с Императором?
– Трудно сказать. Вейдер появился в свите Императора лет двадцать назад, когда развалилось последнее независимое от Империи объединение планет – республика Дерсианга. Там была сложная политическая ситуация, Дерсианг сначала был монархией, но произошёл переворот, монархия стала республикой, не все планеты, входившие в их союз, это приняли… в общем, сейчас это неактуально. Я же всю жизнь служу на Артосе и никогда не был вхож в окружение Императора.
– А досье Секретной службы?
Даниель усмехнулся.
– Извини, не выйдет. Во-первых, я сильно сомневаюсь, что оно вообще существует. А во-вторых, если бы оно и было, то проявлять интерес к нему слишком рискованно. Вряд ли повстанцам нужно, чтобы меня сместили с поста. И хорошо ещё, если я отделаюсь только этим.
Яркие голубые глаза Линна были полны боли, и Даниель решил не продолжать.
– Ну что ж… Да, вот что: больше не передавай нам ничего через Александра Вязовского. Его раскрыли. Вчера. Я увёз его дочь на Базу, потому что оставаться на родной планете для неё слишком опасно.
Озен склонил голову.
– Линн… Она ведь больше не увидит своего отца.
– Я думал об этом.
– А ты – можешь. Поверь, ничто ещё не кончено, пока мы находимся по эту сторону смерти.


– На Артосе корреталь – я, – спокойно сообщил Озен. – Поэтому все вещи относительно ареста я беру под свой личный контроль.
– Это так необходимо?
– Да.
– Даниель. Есть ли шанс оправдать его?
– Ты же знаешь, в чём его обвиняют. Нужны смягчающие обстоятельства. Свидетельства.
– Элдерран он не взрывал. Моя сестра подтвердит.
– Ты уверен?
– Да.
– Какие у них отношения?
– Никаких. Но я виделся с Гантениром и говорил с ней. Она не будет врать и поддерживать эту истерию.
Дверь, – в которую никто не мог войти без предупреждения, – открылась. Линн невольно встал, Даниель напрягся.
– Я готов пойти под суд, – спокойно сказал лорд Эльснер даль Соль. – Сядь, Линн. Обсудим подробности.
Линн поднял глаза на отца, стало пронзительно-тихо. Даниель молча стоял, не шевелясь: слишком дорого стоило то, что они встретились, непомерно дорого… Наконец Линн медленно опустился в


Разное:
Реклама
Реклама