Произведение «Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!» (страница 4 из 31)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Темы: личностьпсихологияпсихопатиясоциопатиянарциссизммакиавеллизмрасстройствоантисоциальнаядиссоциальнаяобаяние
Автор:
Читатели: 3578 +2
Дата:

Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!

лишь квартира в центре Москвы и забота. Но сказать про это открытым текстом он ей, разумеется, не мог. А потому ограничился тем, что в достаточно мягкой форме выразил несогласие, отметив, что нормальных женщин интересуют в первую очередь нормальные мужчины.
Однако Леночка не соглашалась: Ни фига, блин! Очень многих тянет на ненормальных! Вот  мужик никогда с такой не свяжется. Ему нужна нормальная. Не прессующая его. И без драмы в прошлом. Чтобы не геморроиться. А нам? Почему нам нужны такие? Нас привлекают люди... как сказать... С душевной травмой, что ли. Вот встречаешь нормального мужика, а он тебе и говорит, что всё очень круто, вот я очень крутой такой, но вот женщины меня бросают. Ну или хотя бы два раза бросили. Не он, как обычно, а его. И вот тут уж начинается. Нам же надо узнать, что с ним не так. Почему бабы-то бросают? Почему это привлекает женщин?
Потом Леночка принялась говорить о том, что мужчин привлекают женщины не то чтобы ненормальные, но стервы. По поводу ненормальных женщин Джонни заявил, что мужчинам они нужны скорее для игр, нежели для жизни. Мол, мужчине интересно поиграть с ненормальной, как кошка с мышкой. Ты же знаешь, в офисной и рутинной семейной жизни так мало развлечений! Однако жить с такой, словно на американских горках, он не хочет. Для формирования прочного союза необходима со стороны партнёра достаточная предсказуемость.  
- А если женщина играет с мужчиной? Где же тут предсказуемость? Наоборот, мужики от таких прутся, которые с ними играют. Которые держат их в напряжении.
- Мужики не прутся. Они просто сначала летят, словно мотыльки на огонь. А потом слишком поздно. Если он уже связался с такой, которая сама развела его на игру, то он уже вляпался. Матрица поимела тебя, Нео.    
- И тогда если нас, женщин, цепляет то, что вот они такие бедные и несчастные, их нужно спасти, пожалеть и узнать, что же мужчин тогда привлекает, а? Уж точно не обычность и не хорошая девушка! Хороших много и они доступны. Они будут ждать, стирать носки, варить борщи, а ты попробуй стерву подцепить на крючок! Она же словно трофей, за который всю жизнь нужно бороться!
- Настоящий мужчина надрессирован на то, чтобы постоянно чего-то добиваться. Стерва – это вызов. Если он не примет брошенный ему вызов – значит, он не мужик!
- Почему так сложно? Почему можно сказать, какие придурки нам в основном нравятся, загадки природы, блин, и почему нельзя сказать, какие нравятся вам, так чтобы уж...    
В этом воспоминании о том разговоре Джонни волновала уже даже не позиция Леночки. Ещё тогда, в конце 2010 года, он уже понимал, что Леночке нужно от мужчин. Они совершенно не интересовали её как люди, как индивидуальности. Разве что она видела, что одни просто успешнее других. И хотела найти универсальное средство, которое помогло бы ей заполучить одного или даже нескольких успешных и привлекательных себе в качестве комбинации банкомата и вибратора. Менее же успешные были нужны ей на роль безнадёжно влюблённых в неё лохов, которых бы она обирала по мере накопления у них материальных средств.
Но теперь его заинтересовала ситуация Верки. Джонни знал, что прошлым летом Верка вышла замуж за того самого заботливого мальчика. Он сразу вспомнил, как покупали Леночке платье. Свою обиду, что Леночка его не позвала с собой. Как Леночка много говорила о том, что не хочет, чтобы Верка выходила замуж. Тем более за этого мальчика, который не нравился Леночке. Джонни понимал, что, выходя замуж, Верка совершала нечто такое, что было для самой Леночки проблематично. Так как Леночка, пусть нехотя и косвенно, но признавала, что длительный брачный союз был для неё практически нереален. Кроме того, теперь, когда Веркины деньги становились частью семейного бюджета, Леночке, очевидно, должно было стать труднее «одалживать» у Верки осязаемые суммы. Верке наверняка приходилось согласовывать каждый такой шаг с мужем, у которого могли быть серьёзные возражения против того, чтобы продолжать подкармливать социального паразита.
Не мог не вспомнить Джонни и о том, с каким презрением Леночка незадолго до Веркиной свадьбы вещала ему о том, что церемония обошлась жениху в миллион двести тысяч рублей. А Джонни, мол, в десять раз меньше на поездку в Италию найти не мог. Обиженный Джонни (для которого эта сумма была что-то вроде суммарного дохода за два года) тогда злорадно думал о том, что такие расходы ещё никоим образом не гарантируют будущему Веркиному мужу семейного счастья. И почему-то подумал при этом про того самого мужчину «мужчину лет 30-33, с достаточным жизненным опытом уже и с не сложившимися когда-то личными отношениями...» Однако Джонни не догадывался, насколько такие его мысли окажутся пророческими. Леночка рассказывала ему, как Верка созналась ей, что уже после замужества не раз вспоминала того мужчину: где он? Как он там? А потом неожиданно написал Верке в одной из социальных сетей. Предложил встретиться. Такое предложение всколыхнуло у замужней Верки сильные, совершенно неуместные эмоции и желания. Она запаниковала и принялась скрываться, внося этого мужчину во всевозможные чёрные списки. Однако этот хищник романтического фронта был явно не промах, находя всё новые и новые способы напомнить Верке о себе. Верка же была явно к нему не равнодушна, так как иначе чувствовала бы и вела себя значительно спокойнее. А злорадная Леночка, словно стремясь торпедировать семейную жизнь подруги, подзуживала её отдаться своему влечению... и тому мужчине. И пугала Верку психосоматическими заболеваниями в случае, если та будет сдерживаться. Wow! Какие слова мы знаем!- цинично думал Джонни.  
Но Джонни знал также, что слова эти были сказаны Леночкой не просто так. Очевидно, решив сказать ему это не прямо, а косвенно, она фактически пыталась донести до него: признайся мне в любви, или заболеешь! А если бы он действительно признался ей в любви, ему пришлось бы отвечать за свои слова. Что в её понимании означает заботу о любимом человеке. Иными словами, снова позволять ей всячески на себе паразитировать. Джонни осознал всё это, и... ничего не сказал.        
Лишь примерно через неделю он написал Леночке письмо по электронной почте. Эти дни прошли у Джонни в тяжёлых раздумьях. Его воспалённая фантазия то и дело рисовала ему неприятные картинки. Джонни представлял себе, как в ответ на вопрос своего любовника или его друзей, откуда у неё всё время обновки при такой мизерной зарплате, Леночка гордо отвечала: надо уметь лохов разводить. Мол, посмотрите, какая я сучка! А сейчас ведь это так модно, быть сучкой. И они все ржут над тем, какие же где-то есть наивные лохи, что даже такая дура как Леночка может их развести.
И Джонни очень захотелось сказать Леночке что-нибудь очень «приятное». Настолько приятное, чтобы сразу обломать её гордость, её торжество. Причём что-нибудь такое, с чем бы она сама внутренне согласилась – именно такие вещи обычно доставляют людям много «приятных минут». Например, о том, что для нормального мужика она даже не человек, а просто дырка от человека. Потому что женщина без сердца – это даже не женщина в высоком смысле этого слова. Джонни почему-то при этом сразу вспомнилась последняя его встреча с Леночкой в ушедшем 2011 году. Тогда она сама спросила у него, почему он не интересуется, как у неё дела на работе. А Джонни неуверенно ответил, что сама, мол,  расскажешь, если сочтёшь нужным. И Леночка рассказала, что дела у неё на работе плохо. Потому что, по её словам, она для них просто дырка. Дескать, мужиков она бесит тем, что никому не даёт. А женщин – тем, что они на фоне её просто страшные. Джонни, конечно же, сразу понял: Леночкино заявление про «не даёт» - полное враньё. Его, естественно, там никто свечку подержать не приглашал, однако он прекрасно понимал, что если бы там не было интима, то какая ещё от Леночки могла быть польза в рабочем процессе? Чтобы продемонстрировать, как коллеги - мужчины хотят заняться с ней сексом, она показала ему какую-то смс от своего директора. В которой, по её словам, он приглашал её прийти в его кабинет с этой самой целью. Ни про какой секс в сообщении, естественно, ничего не говорилось, зато было много мата. Джонни оставалось только догадываться, что же такого натворила эта милая с виду девушка, чтобы привести этого довольно образованного человека (судя по структуре его речи, если не считать мата) в такое бешенство.
Тем временем Леночка продолжала свой рассказ, говоря о том, что и женщины настроены по отношению к ней весьма негативно. Её объяснение этому факту было простым и прямолинейным: «они просто там все страшные и завидуют мне, что мужчины обращают внимание на меня, а не на них». Естественно, Джонни мог понять гнев этих женщин, которые вынуждены делать фактическую, неприятную, рутинную работу в организации за себя и за ту шлюшку, работающую, по большому счёту, в основном одним местом. Но Леночке он тогда, естественно, ничего не сказал,- просто сделал для себя определённые выводы.
В письме же, стараясь быть как можно более сдержанным в выражениях, дабы не выдать свою «обиду и злость», он решил откровенно написать Леночке о том, что её ждёт. Для придания большей убедительности своим словам, он начал письмо с того, что ей стоит прислушаться к его словам, т.к. он единственный человек в её жизни, которому удалось разобраться, что на самом деле с ней не так, и после него другого шанса у неё не будет. После чего написал о том, как ему становится не по себе от мысли о том, что будет с ней дальше, если она не будет вести себя разумнее. Леночка ответила кратко: а зачем ты мне это написал? Джонни в ответ поинтересовался, как она представляет своё дальнейшее общение с людьми, если даже у него, для которого она так много значила, пропала мотивация?
- Мотивация, пардон, чего? Меня не избегать? Да зачем она тебе нужна? Избегай. Спрячься в угол. Там удобнее. Без обид. Но ты меня очень поразил своим поведением на новый год. Реально.
Джонни попытался пояснить, что его избегание возникло не просто так. Если при всех его изначально исключительно добрых и светлых чувствах к ней в итоге всё пришло к этому...
-Ты меня совсем не понял. В том твоем письме ты не говорил о своих чувствах, а лишь говорил о том, что ты подумал, что меня ждет и т.д. А хочешь избегать – избегай, это дело только твое личное. Я ни на чем не настаиваю, как ты уже понял.
Такой ответ разозлил Джонни. Ему захотелось дать ей почувствовать, что он не просто так подумал, и это всё действительно её ждёт. И он написал её письмо, в котором уже не скрывал своего видения её будущего:
Леночка, мне очень жаль, если моё поведение в Новый год доставило тебе лёгкий дискомфорт. Конечно, это меня не оправдывает, но ты прими во внимание, что не только ты ненормальная, но и я. Причём не меньше, чем ты. И что же теперь делать? Что у меня действительно вызывает очень сильные сожаления, так это что у нас не получилось держаться вместе по жизни, хотя объективно это было в наших общих интересах.
   Да, у меня, в отличие от тебя, есть определённые чувства. Но я также теперь знаю о тебе, о твоей личности то, чего, я уверен, о тебе больше никто не знает, включая тебя саму. Я в курсе, через какие этапы проходит твоё общение с людьми. И я


Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама