Произведение «Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!» (страница 5 из 31)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Темы: личностьпсихологияпсихопатиясоциопатиянарциссизммакиавеллизмрасстройствоантисоциальнаядиссоциальнаяобаяние
Автор:
Читатели: 3583 +1
Дата:

Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!

прекрасно понимаю, в какой фазе нахожусь я, что никаких перспектив нет, и обратного пути не будет. Конечно, тебе проще всего сказать, что всё это мой бред, что я это всё придумал... Что ж, я могу промолчать и не возражать тебе. Только тогда, очень вероятно, тебе в итоге это всё скажет сама твоя жизнь посредством людей, которые пройдут через те же этапы. Но они, скорее всего, никогда не узнают того, что в итоге удалось узнать мне. И потому они тебе этого тем более не простят и будут с тобой столь же безжалостны, как и ты с ними. Это будет для тебя куда больнее, чем любые мои рассуждения.      
   Я откровенно признаю, что узнал о тебе далеко не всё из того, что хотел бы узнать. И что мне  никто не интересен так, как ты. Но я также отдаю себе отчёт в том, что попытки наладить близкий и доверительный человеческий контакт с тобой зашли в непролазный тупик, а также что я в любом случае больше никогда не услышал бы от тебя ничего выходящего за рамки банальных бытовых сюжетов.  
   Поэтому, наверное, иногда лучше уйти в себя и там замкнуться, чем выполнять для дорогого тебе человека роль овцы, которую обстригли и поставили перед выбором: либо вали совсем, либо отрастай и жди с нетерпением, когда тебя будут стричь снова. А для чего ещё овца нужна, правильно?    
Ладно, извини, если побеспокоил тебя очередным письмом. (Надо постараться больше этого не делать?) Хорошего настроения тебе и всех благ.
Ответ Леночки был таков:
Мусенька, ты меня не побеспокоил письмом. Можешь писать и дальше, я тебе буду отвечать. Мы можем с тобой общаться, встречаться, а уж на каком это уровне будет происходить, зависит только от тебя.  Да и в чем-то ты прав. На счет меня. Но знаешь, вот эти все твои мысли и размышления, это твое личное дело. А я, я верю, что в мире все-таки ещё есть добро, дружба и любовь. И пусть меня обижают, как там по твоим прогнозам. Как говорится, мы будем убивать их своей добротой. А на счет НГ, ну проехали, давай? А? Это твое дело. Мое мнение – что это неправильно, но это только мое мнение. Правильно же? :) Насчёт овцы... Мне жаль, что у тебя такое отношение, но опять-таки... Знаешь, был такой период, когда я перед тобой была готова отстаивать свою точку зрения. Но не теперь. Я просто научилась принимать твою позицию. И если ты пишешь так, то как тебе удобнее. Я спорить с тобой не буду. Ты такой человек, который все равно останется при своем мнении. Так зачем же? И общаться мы можем хорошо. Но опять-таки, если тебе удобнее прятаться - то дело твое.
Текст этого Леночкиного письма, как и многих других её посланий, Джонни запомнил чуть ли не на всю оставшуюся жизнь. И месяцы спустя, мысленно возвращаясь к нему, он не мог не отмечать для себя в нём характерную особенность психопатической речи: Леночка умудрялась противоречить самой себе на небольшом отрезке своего повествования. Мол, в чём-то ты прав, но я с тобой не согласна. Однако в первые минуты после прочтения письма Леночки Джонни было не до семантического анализа. Он мучительно размышлял о ситуации, в которой оказался. Зажравшаяся сучка, получив подарки и внимание от, как минимум, двух любовников, предлагала ему на выбор: хочешь – буду и дальше тебя использовать. А не хочешь – забейся в свой угол и сиди там безвылазно. Боль обиды стояла у него в горле удушливым комком, таким, что ни проглотить, ни выплюнуть. Растворить этот комок могла лишь успешная месть. Да-да, Джонни был очень мстительным невротиком. Он практически никогда не забывал серьёзные обиды. А поскольку у него, как правило, не было ни сил, ни ресурсов отомстить обидчику, и реализации его обширных планов мести в реальной жизни мешал страх, он то и дело проигрывал сцены актов возмездия в своей воспалённой фантазии. В мире своих грёз он мог почувствовать себя супергероем, спасающим человечество. Такие фантазии помогали ему сохранять остатки рассудка среди этого жестокого мира. Впрочем, они же время от времени толкали его и на попытки бегства из этого мира. Джонни ощущал это в течение нескольких лет, когда безуспешно боролся с зависимостью от компьютерных игр. Пока, наконец, не осознал, что бороться с этим так же глупо, как, скажем, с эротическими снами или онанизмом: зачем пытаться лишить себя того, что приносит столько удовольствия?! Это просто глупо!
Однако в этот раз Джонни почему-то болезненно ощущал, что фантазии фантазиями, а в реальной жизни эта сучка обвела его вокруг пальца, развела и использовала, как лоха последнего. А потому наказание она понесёт в реальной жизни. По полной программе. Чтобы ей нечем было гордиться. И чтобы другим сучкам неповадно было брать с неё пример. Злобно сжимая кулачки, он представлял себе, как несколько ударов с ноги по смазливой роже раз и навсегда приведут её в нетоварный вид. Бей бабу по е...! Однако, многократно и сладострастно представив себе такой акт мести, он вскоре ужаснулся собственной злобе, и до чего она  могла его довести. И дело было даже не в том, смог ли бы он фактически реализовать такой план мести. Не в тех неприятных последствиях, которые акт возмездия мог иметь для него со стороны «внутренних органов», судебно-правовой системы и т.д. Сама мысль о таком насилии над душевнобольной женщиной, каким бы морально омерзительным ни было её расстройство, ужасала его. Нет, нужно взять себя в руки и больше не выпускать,- подумал он.
Какое-то время Джонни сидел, глядя беспомощным взглядом на прощальное Леночкино письмо, и то наливался бессильной злобой, то пытался кое-как себя успокоить. И вдруг неожиданно его осенила гениальная идея. Впрочем, сходные мысли посещала его и раньше. Однако тогда ему хватило ума поделиться ею с товарищем, а тот лишь презрительно хмыкнул. И весь энтузиазм Джонни растворился в воздухе.
Теперь же он снова возвращался к этой идее, и она ему очень нравилась. А идея состояла в том, что он на самом деле был не лохом, которого развели и использовали, а учёным, исследователем, изучавшим субъекта с патологией личности.
Ещё в старших классах средней школы у Джонни возникла идея стать учёным. Он мечтал о том, как он сделает значительные открытия, которые изменят жизнь человечества. У него всегда были грандиозные замыслы. Однако в данном случае этим замыслам было суждено разбиться вдребезги, когда Джонни с нескольких попыток так в итоге и не поступил ни в один институт. Он помнил, как ему тогда было стыдно показываться на глаза своим бывшим одноклассникам, которые при встрече первым делом спрашивали: ну как, куда ты поступил? Это ещё больше усугубляло тогда его социальную изоляцию.
 Теперь же, на старости лет, ему предстояло воскресить и претворить в жизнь нереализованные мечты юношества. И в этом ему поможет его лучший незаменимый друг – Интернет. А Леночка, раз не хотела к нему относиться по-хорошему, будет задним числом его любимой лабораторной мышкой. Или крыской. Он опубликует Леночкину историю болезни. Точнее, историю своего наблюдения за её расстройством личности. Разве что изменит имена, дабы всё это не выглядело как личная месть или что-то в этом роде. А чтобы Леночка не скучала, компанию ей в его исследовании составят Валенков и Туповский. Их истории болезни также будут опубликованы. Пусть поклонники творчества Валенкова порадуются, какие у их кумира есть ещё таланты! Чтобы Валенков и Туповский не считали, гады, что нашли лоха, которого могут безнаказанно на деньги разводить – пусть тоже поработают на благо науки! А то какая от них, паразитов по жизни, ещё польза?!
Джонни понимал, как важна обратная связь с читателями, а потому начал творческий процесс с того, что разместил несколько первых абзацев истории на своей страничке на сайте знакомств Кобра. Дабы те редкие девушки, что посещали его страничку, могли ознакомиться. Ему особенно хотелось, чтобы его творчество понравилось одной девушке по имени Ксения. Она была для него словно луч света в тёмном царстве. Ксения очень положительно, едва ли не восхищённо, отозвалась о мыслях об устройстве общества, которые Джонни выложил на своей страничке. Используя имя её странички, Джонни удалось нарыть в интернете даже коротенький блог Ксении. В нём она писала, что никак не может найти свою любовь, потому что люди вокруг такие злые и жестокие, видят друг в друге лишь инструменты удовлетворения своих эгоистических потребностей. И Джонни безумно захотелось сделать что-то приятное, хорошее и доброе для этой девушки. Чтобы она смогла поверить, что есть ещё в этом мире бескорыстное добро.
Ксения написала ему, что ей понравилось начало его истории, выложенное на сайте, и что она с нетерпением ждёт продолжения. Тогда Джонни понял, какую чудовищную и жестокую ошибку он совершил. Он вдруг осознал, что не хочет, точнее, просто не может рассказывать ей о Леночке. Ксения писала ему, что не может понять его решения, однако он был непреклонен. С тяжёлым чувством на сердце он вынужден был навсегда прекратить общение с Ксенией, и даже какое-то время не появлялся на этом сайте знакомств. Ещё несколько девушек выражали ему сильное сожаление о том, что не увидят продолжения, каким бы оно ни было. Джонни с благодарностью принял их отзывы, однако тяжелее всего он всё же переживал ситуацию с Ксенией. Он просто не мог позволить себе окунуть эту чистую, добрую, романтическую девушку во всю ту грязь, всё то насквозь лживое, манипулятивное дерьмо, которое составляло образ жизни Леночки и ей подобных. Джонни чувствовал, как ему хотелось подарить Ксении хорошую, добрую сказку. Но он также знал, что в данной ситуации не мог этого сделать. А потому принял нелёгкое решение уйти.
Теперь, когда в его жизни не было ни Леночки, ни даже казавшегося таким бесполезным сайта знакомств, его охватила беспросветная мгла отчаянного одиночества. Казалось бы, самое время было сосредоточиться на письменном изложении своих приключений с Леночкой. Но на душе у него было так погано, что не было никакого вдохновения. Душевное состояние Джонни в те дни наглядно демонстрирует следующая история. Однажды он был в гостях у Даши. Ему очень хотелось рассказать ей свою историю с Леночкой, просто выговориться. И в то же время было некомфортно грузить человека своими проблемами, а потому Джонни никак не мог решиться начать свой рассказ. Наконец, после какого уже по счёту уверения Даши, что ей тоже интересно, «ну давай уже, не томи», Джонни принялся рассказывать. Его рассказ длился несколько часов. После чего Даша, очевидно, находясь под впечатлением от рассказа, заверила его, что теперь он ещё пару лет не будет находить себе места, всё время думая о Леночке. На это Джонни бодро ответил, что нет, история закончена, надо двигаться дальше. Но при этом чувствовал, что не может думать больше ни о чём и ни о ком. Даже о Даше, принимавшей его в тот вечер у себя. Только о Леночке.
Когда Джонни возвращался домой, время уже было очень позднее. Поэтому Даша подвезла его на своей машине до метро. Как только сели в её автомобиль, Даша попросила: подержи сумку. Потом Джонни ехал на метро. И только уже подъезжая к своей станции, Джонни заметил, наконец, что его словно преследует звонок чужого телефона. И с ужасом понял, что у него в руках Дашина сумка. Которую она просила его подержать. И что это звонит


Разное:
Реклама
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама