Произведение «Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!» (страница 8 из 31)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Темы: личностьпсихологияпсихопатиясоциопатиянарциссизммакиавеллизмрасстройствоантисоциальнаядиссоциальнаяобаяние
Автор:
Читатели: 3663 +1
Дата:

Красавица Леночка: Психопаты не унимаются!

конечно, выступающий повторяет в микрофон.  Но обычно нет. А в Кукуеве каждому на стол по микрофону поставили, так что люди, которые потом слушают запись в интернете, как я, тоже могут поржать. Даже независимо от ситуации с микрофонами, мне сам по себе этот дед очень нравится. Прямо хочется ему письмо написать, от всей души сказать спасибо. Хотя, если это не в этом году записывали, возможно, его уже нет в живых. Что у тебя новенького? Ты там не замерзаешь в такую погоду по дороге на работу? Сейчас освобожусь немного, хочу рассказать ещё про один странный прикол, что у меня здесь происходит...
Джонни не дождался ответа про новенькое, а получил следующее:
Где мое дальше?! Ну что же это такое! Почему всегда нужен тебе волшебный пендаль-то?! Я ведь вот так и обижусь всерьез и надолго!!!
Джонни ответил:
Привет, моя Снежная Королева!
Ладно, пишу тебе дальше, пока ты от меня в монастырь свой ещё не сбежала. Только не бей меня.  Муся хороший! Сначала расскажу про телефонный прикол. Первая часть прикола: Звонит мне в субботу какой-то дебил, и говорит (одно приветствие чего стоит): “Здорово, чувак! Ты на колёсах?” Я отвечаю: нет, блин, я под колёсами! Он говорит: “жаль”. И начинает своей невнятной речью рассказывать, что его надо откуда-то то ли забрать, то ли его тачку отбуксировать то ли ХЗ. Мне стало неинтересно его слушать – я сбрасываю. И что ты думаешь? Через три минуты этот крендель перезванивает! К счастью для него, правда, я в это время общался с другим дебилоидом. Ладно, думаю, теперь хоть отвалит. Нет, какое там! Вечером он снова звонит. Я думаю брать – не брать. Наконец беру. Так он мне начинает своим то ли пьяным, то ли обдолбанным голосом рассказывать, как он застрял в каком-то городе, который вроде вообще не в России, а на Украине, кажется, и что я непременно должен ему помочь. Главное, мне ещё почему-то всю дорогу стало чудиться, что его голос мне до боли знаком, и уж как-то слишком сильно напоминает одного из моих главных попрошаек. При этой мысли я опять сбросил. И что ты думаешь? Этот дебил опять перезванивает!.. Но к тому моменту меня уже это порядком утомило, и в этот раз я сбрасываю, не отвечая на звонок. Теперь вот думаю: может, я зря так поступил с человеком? Может, надо срочно покупать автомобиль и ехать за ним в этот украинский город, как там его?..  
Продолжаю прикол со звонками. На Новый год, когда, как ты помнишь, я ушёл в подполье, мне кто-то прислал целую кучу пустых смс-ок. Я так никогда и не узнал, кто это был, т.к. никто не сознался. А теперь пару недель назад мне снова пару раз приходили пустые смс-ки, вроде даже с того же самого номера, что на НГ (тот новогодний номер у меня, конечно же, не сохранился). А в субботу мне даже позвонили с того же самого номера, на том конце провода доносились какие-то звуки, но так никто не отозвался. Конечно, можно сказать, что всё это фигня, но мне очень любопытно. Я уж даже думаю, может мне этот номер с праздником поздравить? С днём этого, как там его, святого Валентина? Может, подарок ему какой-нибудь прислать, тогда он откроется?..
- Ну попробуй - если ты считаешь этот день за праздник конечно:) Что там еще интересного у тебя?
- Да какой уж тут праздник, если меня в этот день мальчик бросил! Молодёжь такая нынче, не хотят учиться, понимаешь ли. Зачем только я спальню расчищал... Теперь обратно буду захламлять...
- Да нах тебе этот мальчик – м***к. Всю жизнь будет м***ком и пошли его ты на х**. Так и напиши: иди, скажи, на х**! Видишь сегодня я какая ох***но добрая, б**!!! А вот спальню не трожь!
Джонни не мог не обратить внимания на обилие мата в Леночкином письме, как верный признак того, что она была пьяной, когда это писала. И это её состояние подействовало на него. Джонни ненавидел богатых и успешных, т.к. знал, как и за чей счёт им всё досталось. Алкоголики же и матерщинники не могли не вызывать у него симпатию как классовые союзники. Разве что свои симпатии к ним он предпочитал выражать заочно на безопасном расстоянии. Впрочем, с Леночкой он всегда очень хотел сократить расстояние даже с пьяной. Даже надеялся, что, возможно, её опьянение могло бы поспособствовать... Так или иначе, Леночкино пьяное письмо вызвало у него прилив нежности, впрочем, не без налёта иронии:
Леночка, я знаю, какая ты добрая и вообще замечательная, просто чудо! А ещё я часто тебя вспоминаю и даже очень жалею о том, что нам с тобой не суждено было больше встретиться... Только я не понимаю, почему спальню не трожь? Разве тебе не всё равно, что у меня тут дома происходит?
- Конечно, не все равно!
- Но почему? Это же никак не затрагивает твои интересы, верно?
- А откуда ты знаешь о моих интересах, верно?
- Оттуда, что я умный мальчик и могу сообразить, что обстановка в моей спальне не входит в круг твоих интересов. По той простой причине, что даже если, допустим, мой дом взорвётся, превратившись в щебёнку, и ничего не останется ни от меня, ни от этой обстановки, то тебе от этого не будет ни тепло, ни холодно. Ну разве только подумаешь: опа, уже дома взрываются! Минус Муся! Или что-нибудь в этом роде...  
-Хм... Это не так. Но ты вправе думать так, как считаешь нужным. Но эти твои мысли не правы. И вообще у тебя неправильные мысли. Хотя ты часто думаешь, что ты прав. А я заболела.
Джонни уже знал, что если Леночка хотела прекратить или увести в сторону неприятный для неё разговор, она начинала говорить, что заболела. Словно не задумываясь о том, что каждый раз она тем самым обесценивает остатки доверия к себе. И если она однажды в итоге действительно заболеет и начнёт просить помощи, велики шансы, что ей просто не поверят. Но разве она могла подумать сейчас об этом? Разве психопаты вообще способны сколько-нибудь реалистично предвидеть даже своё собственное будущее? Может, если могли бы, они при всей своей импульсивности вели себя иначе? Мучительно размышляя над этими вопросами и тщетно пытаясь найти на них ответы, Джонни написал Леночке:
Я не просто думаю, я знаю. Хотя, к сожалению, далеко не всё. Но в данный момент меня больше волнует не это, а что там случилось с Леночкой. Ты простудилась? Как ты себя чувствуешь? В любом случае поправляйся скорее!
Леночка ответила довольно негативно, словно срывая на нём какую-то злость:
Какая разница, Мусечка, как я себя чувствую, тебе-то всё равно. Ну, подумаешь, какая-то Леночка заболела, будет минус одна. У тебя таких, как я, знаешь сколько, наверное, можно уже коллекцию открывать.
Джонни подумал: небось посралась со своим любовником, или за интим на работе мало заплатили. Вот им и высказывай претензии. И не стал ничего отвечать.
На следующий день, в воскресенье, утром Леночка написала ему кратко:
Зарегистрируйся на сайте. Будем вместе играть в монополию. Дальше шла ссылка на сайт. Джонни не мог не сходить из любопытства, однако регистрироваться не стал.
Да, ему было интересно попробовать. Но тут же возникла неприятная, тревожная мысль о том, как ему вначале будет сложно разобраться в этой игре. Он будет тормозить и тупить. А Леночка будет глумиться: ну ты, Муся, как всегда. Он почему-то начал вспоминать, что даже в детстве, когда он играл в игры, он практически всегда проигрывал. Иногда его обманывали и не сознавались. А он, хотя и видел, просто не мог доказать. В других же случаях вроде играли честно, но Джонни всё равно проигрывал. А чтобы ему разобраться в игре, нужно время. А этого времени катастрофически не хватает, т.к. приходится постоянно работать за жалкие копейки, которые потом у него под теми или иными предлогами забирают такие, как вот эта...
Джонни всё больше наливался злостью по отношению ко всем тем, кто поступал с ним несправедливо. А это были практически все, кто с ним общался, потому что другим он был особо не интересен. Затем его мысль всё больше стала концентрироваться на том, как выходило, что он проиграл некую монополию в реальной жизни этой сучке и ей подобным, которые просто использовали его как лоха последнего. Она отсосёт пару раз у начальника, потом просто разведёт на деньги таких, как Джонни. Разведёт, естественно, без минета и прочего интима – она настолько их презирает и считает ущербными, что какой бы антисоциальной шлюхой она ни была, она никогда перед ними ноги не раздвинет. По её версии, они должны быть счастливы, что им позволено просто её увидеть. И окунуться в её лживый психопатический словесный понос, увязнув в нём с головой настолько, что они ничего кроме неё и её незатейливых потребностей уже не могут в жизни видеть. Почувствовать себя зависимым от неё, как от наркотика. А в результате у неё есть и деньги, и шмотки, и можно сидеть играть в игры и заниматься прочим. У них же – беспросветный сизифов труд до конца дней своих в куче хлама и грязи.
Доведя себя такими мыслями до нужной кондиции, Джонни решил больше не писать и не отвечать. На следующий день вечером Леночка написала: И ни ответа, ни привета. Б**!.. Потом минут через 40  добавила на прощание:
Ладно, Мусечка, ты мне ничего не отвечаешь – значит, не хочешь. Уговаривать тебя мне отвечать я не буду, уже унизительно как-то становится... Если захочешь пообщаться, то ты знаешь, как меня найти, а если нет, то забудь.
Ответ Джонни был предельно лаконичен: ОК.
На следующий день вечером, словно не веря, что после всех её паразитических триумфов над Джонни её могли вот так просто взять и послать, Леночка написала ему:  
Только вот один вопрос напоследок. А точнее, два наберется даже. Первое: у тебя ничего не случилось, ни с тобой, ни с близкими? Тогда это полностью оправдывает твое молчание. Так как я не знаю ситуации, прошу заранее меня извинить. А если все в порядке, то почему ты такой жестокий?
А ещё минут через 20, словно опасаясь, что и на это письмо ей не ответят, она добавила: блин, какая же я дура!!! Просто нет слов!
Джонни не сдержался и спросил у неё: это почему же ты дура-то? Он мог бы и не задавать этого вопроса. Тем более зная, что ответа на него он не получит. Для Джонни давно уже было ясно, что Леночке с её психопатической тенденцией к доминированию над людьми были нужны не ответы на вопросы, а сам факт, что не она писала последней. Тогда получалось, что она сама человека оставила, а не её послали.
Так или иначе, Джонни решил больше ничего не писать Леночке никогда. Однако реализовать такое решение на практике оказалось куда сложнее, нежели принять его. Ситуация усугублялась тем, что через два дня после прощального ответа Леночке был праздник 23 февраля. В этот день Джонни чувствовал себя особенно одиноко. Хотя сам Джонни прекрасно понимал, что его с настоящим мужчиной объединяет только способность комфортно писать стоя, каждый такой праздник ему было больно и обидно, что его никто не поздравляет. Так было и в этот раз. Он получил лишь одну смс с незнакомого номера. Того самого номера, с которого ему писали тогда, в Новый год, когда он не хотел отвечать на Леночкины звонки.
Джонни догадался, от кого исходило послание, однако сначала не мог понять, зачем она его поздравляет. Какой в этом смысл для неё?-внутренне недоумевал он сначала. Однако чем больше он думал об этом, тем больше понимал, какой тонкий и циничный расчёт стоял за этим. Получив Леночкино поздравление, он почему–то почувствовал себя ещё более безнадёжно одиноким. Получалось,


Разное:
Реклама
Книга автора
И длится точка тишины... 
 Автор: Светлана Кулинич
Реклама