Страна сказок 362-363 (страница 1 из 9)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Сказка
Автор:
Читатели: 594
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
сказки, приключения для детей и взрослых. на основе Кратово 1980 года

Страна сказок 362-363

Александр
Барсуков

Страна
сказок-362

("Письма в никуда"-362)

2013

ПИСЬМО В НИКУДА-3612-3612,1
21 мая 2013 года. Новое Изм.: "Не надо никакого отношения. Чтобы уничтожить мелкие мысли, которые меня достают, надо погрузиться в Мир Глюков, который в ЦЭ (Закатывании)." Дело в том, что ребёнок находится в своём мире. А у меня внизу какие-то мелкие мысли. Но у меня-то тоже есть свой мир! Мир Глюков! И там вместо этих мелочей глюки. С ними не надо разбираться, так как это тоже всплеск мелких мыслей. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3612,1-3612,2
24 мая 2013 года. Итак, всё так же понятно, что глюки глушат мелкие мысли. Но теперь ещё, что про всё на свете можно думать: "Хорошо, что у меня нет таких проблем!" И действительно их нет. Всегда у всех и у меня были какие-то проблемы, а теперь их нет. К.

ПИСЬМО В НИКУДА-3612,2-3614,8
25 мая 2013 года. Сказка про Кратово, про детство. Про трёх бандитов-кузнецов, которые подковывают Блоху в одной из дач. И крышу дачи сносит от невыносимого духана! А Блоха бросается в бегство! И вот переживания этих бандитов: "Убежала Блоха, убежала! А ведь это была не простая Блоха, а заколдованная женщина Оксана! Мы бы её подковали, она бы превратилась в женщину, и мы бы её поимели!" Так сказал один, Левша. Второй, Правша, сказал: "Да, это да!", потому что был по жизни полный идиот и говорил только это на всё происходящее, типа, как хиппи всех крестят и говорят: "Мир!" А третий, Удод, так как руки всего две (поэтому Правша и Левша, а третьей руки нет, чтобы назвать её как-то по-другому) заплакал в голос и сказал: "Я так любил Блоху! Я жить без неё не могу! Щас пойду на пруд и поймаю ещё одну новую!" "Это да!" - сказал Правша. Левша сказал: "Выпей, брат, бражки! Это поможет! Это всегда помогает!" Между тем Блоха бежала враскорячку по дороге! Она увидела художника Савраскина, который рисовал картину дачи, у которой снесло крышу. Блоха подбежала и стала придирчиво рассматривать картину: "А в правом углу кто? Колибри? Я бы сошлась на мнении, что это страусы! Но в общем и целом ничего, ничего! Только будет ещё лучше, если вас обреют в солдаты и заберут в армию, потому что художник из вас никакой!" Савраскин пожевал губами, причмокнул, сказал: "Вы, Блоха, какой ВУЗ закончили?" "Ясно, какой! МВТУ имени Бауманса! Поэтому такая шибко вумная!" - сказала Блоха. Потом приблизила рот близко к уху Савраскина и прошептала: "Вообще-то я - женщина Оксана! И после превращения дам тебе! Дам тебе нарисовать мою голую натуру! Но всё равно: в армии тебе самое место!" "Я подозревал, Оксана, что вы типа этого, типа женщина! Но вас я работать не буду, так как я щас занят созданием монументального шедевра "Апполон". Это мужчина с фиговым листком. У меня на него даже стоит. Поэтому женщины меня не интересуют. Разве что, если только как носители одежды? Они снимают одежду, вешают на вешалку, я рисую вешалку с одеждой, а не их. Это тоже хорошо. Очень хорошо!" "По-моему, ты просто чмо!" - сказала Блоха. "Я - чмо?!" - спросил Савраскин. - "Да я тебя щас раздавлю шаром для боулинга!" "Скажи на милость, откуда у нас в Кратово боулинг?" - спросила Блоха. "Да, боулинга нет, но шар есть! Садись сюда, я поведаю тебе полный трагизма рассказ, как у меня очутился шар для боулинга!" - стал рассказывать Савраскин, садясь на траву. - "Дело было в Н-цатые годы Н-цатого столетия! Я тогда был ещё молодым, ничего не подозревающим живописцем. Я ходил везде в телогрейке с надписью "Занос 1 метр" на спине, и все девушки крутили в мой адрес пальцами у виска. Так как я был полный дибилоид. Но однажды на моём жизненном пути возникла женщина Памела. Мы с ней познакомились в одном баре под названием "Дохлая Лошадь". Как раз в это время так возник сильный пожар! Памела была пьяна "в стельку", она сказала: "Кажется, горим? Парниша, хоть вы с виду и полный даун, но я наклонюсь вперёд, пусть полюбуешься!" И она наклонилась вперёд, и её здоровенная грудь вывалилась из лифчика! И как только я это увидел, так моментально влюбился в Памелу раз и на всю жизнь. Рядом проходили прочие девушки с голыми грудями, так как было страшно жарко от пожара, но их груди были мелкими и ботаническими по сравнению с прелестями Памелы. Я сказал бармену: "Бармен! Две колы мне и даме!" Но бармен не успел налить, так как ему по голове прилетела горящая балка! И он упал под стойку! "Да что же это такое делается?!" - спросил я и принялся сам наливать колу. Но и мне на голову упала балка. Но так как мы с барменом были оба дибилы, да я ещё вдобавок пьяный, то балки нам не навредили. Бармен снова поднялся и спросил: "Вам с собой?" "С собой!" - сказала Памела и оголила одну из своих длинных толстых ног! "Зачем ты это сделала?" - спросил я. "Потому что мне надо по зову природы!" - сказала Памела. "Не хватало ещё, чтобы ты здесь написала!" - сказал я. "А что? Неплохая идея! Я написаю, и пожар утихнет!" - сказала Памела и принялась писать на огонь. Но огонь не утихал. "Мне кажется, пора и по-большому!" - сказала Памела. "Вот ещё!" - сказал бармен. - "Идите в дамскую комнату!" Памела пошла в дамскую комнату. Там толпились дамы. Одна дама была без юбки и трусиков, и внизу у неё что-то болталось! Все прочие вылупились на неё, а она сказала: "Чего уставились? Это же Бангкок!" "Потому и уставились, что это - Пенза!" - сказала Памела. - "Но мне щас не до этого! Пардон, дамы, пошла блювать!" И вот она блюёт над унитазом неизвестно от чего, от выпитой колы или от переца этой женщины без штанов. Отблювавшись, Памела взяла какой-то важный документ, который висел над дверью. Это была Памятка. Прочитав эту Памятку, Памела подумала, ещё раз всё прикинула, пососала в раздумьи палец и нажала на "спуск". Вода заклюкала в "очке", и всё смылось. "Ага!" - подумала Памела. - "Вода в реке есть! И значит, где-то есть тот гондурасец, что держит для меня банан в руке! О чём это я? А о том, что пожар можно потушить, если его закидать бананами!" И она вышла к дамам и сказала: "Дамы! Айда все со мной в буфет за бананами! Мы закидаем ими пожар!" Но дамы только пожали плечами: "Бедная Памела! Она сошла с ума от жары и огня! Не мешай нам трахаться друг с другом, так как это - наш смертный час, и мы хотим напоследок оттянуться по полной!" И они продолжили трахаться между собой. Памела, шатаясь, вышла из туалета и пошла обратно ко мне, Савраскину. "Парниша! Они все дуры! А у одной вообще такой, с руку! Извращенки! Но ты мне поможешь! Я возьму банан и буду быстро-быстро махать им! Он ветра огонь погаснет, и я спасу все эти трижды никому не нужные жизни! Я в фильме видела, как один ниндзя так махал и сшиб все пули, которые летели в него! Я тоже ниндзя!" - сказала Памела и повязала себе на голову свой чёрный лифчик. При этом её груди совсем вывалились, у меня встало, и я заказал ещё одну колу. Бармен с подбитым глазом тоже уставился на Памелу, но я ему сказал: "Это моя тёлка!" И тогда он вылил мне колу на голову. Я моментально протрезвел и спросил: "Где я? Кто я? Почему здесь так жарко?" "Однако, нынче пожар, батюшко!" - сказал бармен. - "А ты в клубе "Дохлая Лошадь"!" Тут Памела с бананом в руке выпрыгнула из-за стойки и принялась плеваться в меня ядовитыми колючками! "А ты кто такая? Не помню! И чего плюёшься?" - спросил я. "Я кто такая? Это ты кто такой?" - спросила Памела и ткнула меня мордой в свою голую грудь. "Это что, грудь? Её сосут? Но я, кажется, не голоден!" - сказал я. "Балда!" - сказала Памела. - "Это грудь! Её тискают и массируют! Но мне пора спасать мир и человечество!" И она ударила бананом мне по голове! От удара всё в голове у меня закружилось, и я упал на холодный паркетный пол! "Что за слабак!" - сказала Памела и ударила бананом и бармена по голове. "Ударь меня ещё раз, детка! Я обожаю садо-мазо!" - сказал этот извращенец. Она ударила ещё, и вокруг его головы залетали птички. "Птички! Гули-гули!" - сказал бармен и тоже свалился под стойку, потому что банан тот был очень большой и твёрдый, из самого Гондураса! Памела сама себе налила колу, но тут вдруг языки пламени стали лизать её за её задницу! "Достали!" - сказала Памела и принялась махать бананом! И, знаешь, языки пламени утихли! Потом Памела пошла махать бананом по всему клубу, думая: "От этих языков пламени, наверное, сжимаются силиконовые молекулы в моих имплантантах!" Наконец, она потушила весь пожар! Стали приходить девушки из туалета: "Так спасибо тебе, Памелочка, за солнышко!" Потому что они уже распрощались с жизнью и готовы были наплодить каких-то ублюдков от сноси с самими собой, но теперь им придётся делать аборты, раз они выжили. "Так пожалуйста вам всем!" - ответила Памела, и солнце осветило мужественные черты её банана. Я очнулся, сказал: "И это всё? Значит, мы не увидим, как мы все померли?" "Значит, не увидим, милый Савраскин!" - сказала Памела. "Откуда знаешь моё имя?" - спросил я. - "Я сам его даже не помню!" "Я посмотрела твой паспорт! Когда воровала у тебя из кармана!" - ответила женщина. "Воровала? Как это мило!" - сказал я. - "Ведь ты нас всех спасла, и теперь речка снова обнимет мою жирную тушку! Солнышко снова осветит мою лысую голову! Я снова смогу размножаться и знакомиться с женщинами! Тебя, кстати, как зовут? Памела? Ай, что за дюже красивое имя! Я в честь тебя назову наших детей, троих, всех разного пола! Потому что полов три! В этом ты убедилась нонче в туалете, потому что женщина из Банкока - моя сестра Бьянка! Это будут Памела, Памел и Памельянка!" И тут пришла Бьянка: "Что, пожар уже кончился? Как жаль! А я ещё не наигралась со своим членом!" "Да подожди ты, Бьянка!" - сказал я. - "Хоть ты и моя сестра, а точнее, мой злобный клон, злобный брат-близнец, но познакомься с Памелой, нашей спасительницей! Памела, это - Бьянка!" Памела пожала вялый уд Бьянки, который по прежнему свисал снизу у моей сестры, и сказала: "Очень приятно!" "Да не его жми! Руку жми! А лучше поцелуйтесь!" - сказал я. - "Нарекаю вас мужем и женой! Ты, Бьянка, будешь женой, а Памела мужем! То есть, наоборот!" Так закончил свой рассказ живописец Савраскин. Блоха спросила: "А мораль тут есть? И откуда взялся шар для боулинга? Ты так и не рассказал!" "Морали тут, конечно, никакой нет! Памела и Бьянка поженились и стали прекрасной парой! Потому что в это время в Пензе не то, чтобы разрешили однополые браки, но смотрели сквозь пальцы на браки между третьим полом и женщинами. Поэтому практически это был обычный двуполый брак. И скоро Памела родила сына, Гаврика! Этот Гаврик очень любил боулинг. И однажды пошёл в клуб "Дохлая Лошадь" и приволок оттуда шар для боулинга. "Зачем он нам?" - спросил его я. "Забивать гвозди! - ответил акселерат. - "А можно давить муравьёв." Вот и щас мне пришло на ум, что этим шаром можно раздавить и блох,"  - ответил Савраскин. "Злой ты! Уйду я от тебя!" - сказала Блоха и побежала по прекрасной асфальтированной солнечной дороге прочь. Она бежала мимо дачи номер 24 и увидела, как мальчик Витя играет в пин-понг! И, понимаете, засмотрелась! Это было прекрасное зрелище! Лицо Вити раскраснелось, он вопил:


Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Калейдоскоп 
 Автор: Natalyan
Реклама