Галлилейская Мона Лиза (пьеса) (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Без раздела
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 1392 +1
Внесено на сайт:
Действия:
«Галлилейская Мона Лиза (пьеса)» выбрано прозой недели
04.01.2010

Галлилейская Мона Лиза (пьеса)

Галилейская Мона Лиза: Романтическая комедия-мюзикл в 2-х действиях с прологом
Автор оригинала: Галина Подольская




     
Действующие лица

Галилейская Мона Лиза

Александр – аспирант кафедры археологии Еврейского университета
Профессор археологии Еврейского университета
Трое студентов-археологов
Лиза – студентка-археолог из России

Римский Мастер-мозаичист
Римский наместник в Галилее
Человек по прозвищу Смальтострат  

Мозаики – хор (за сценой) и балет

Иудеи, римляне и студенты – хор и театрализованный фон.


Рассказанные события происходят в Галилее, в Дикейсарии периода Римской империи, и в израильском Ципори 90-х годов ХХ в.

Пролог

Занавес еще не открыт. Звучит голос Римского Мастера:

      В Вавилонском Талмуде сказано:
«И почему сей град зовется Ципори?
Потому что восседает он на вершине горы, как птица».
А когда ты чувствуешь себя птицей, ты мечтаешь.

Сцена 1

     Ципори в 1 в.до н.э.- 2 в.н.э. Римляне завоевывают Ципори – главный город Галилеи.

Иудеи(в библейских хламидах, плач):

О, несчастные мы! Зловещим градом
Римские стрелы сразили наш город
Огненной дланью!

Мы были птицами на вершине холма,
А теперь мы – рыбы,
Выброшенные на берег из моря Галилейского.

Мы стали рабами раскаленной силы,
От которой нет нам, иудеям, спасения,
Что будет с детьми нашими?

Мы жили в приюте своем голубином,
Но потеряли Храм заповедный,
Что станет теперь с нашей верою?

Римский военачальник (облаченный в сияющие латы и в шлем с алыми перьями. С воодушевлением):

Ликуй, Галилея! Хозяин твой прибыл!
Моря Галилейского достойный правитель.
Славься, император, славься!
Славься Рим-победитель!
Славься, Юпитер, славься!
Славься Рим-победитель!

(Торжественно обращаясь к побежденным)

Вам, выпало высшее счастье:
Рима победная колесница
Теперь у вашей оливы.
Отныне Вы еще одна Рима столица.
Славься Великий Рим-победитель!
Славься Галилейская столица.

Иудеи (плач, переходящий в проклятие римлянам):

Скорбь иудейская! Ты горишь эхом гор Галилейских.
За смерть наших близких
Мы молим о гибели Рима.

Матери рвут дрожащей рукой одежды,
И не познавшие ласки юные девы
Вдовами стали.

Скорбным дождем проливаются слезы наши.
И, как Кинерет в разливе,
Кровью евреев залита земля.

Горе, о горе, нам, несчастным!

Ярости волн ненасытных и грозной грозы полны,
Воины римские сокрушили нас
На земле нашей.

И, как открытая рана, кровоточит
Город олив и маслин,
Ципори осиротевший.

Пусть трижды медная грудь воинов римских ослабнет!
Пусть женщины Рима станут бездетны!
И да покинет Рим сила победы!

Римский военачальник, ставший наместником (пытаясь убедить побежденных):

- Иудеи, отбросьте печали!
Вспомните заповеди своих мудрецов.
Ваша вера останется с вами,
Как сердце ваше, - вера отцов.
Славься, Рим-победитель,
И сердце ваше – вера ваших отцов.

И детей, как и прежде, растили,
Вы будете также растить!
Будете жить так, как жили,
И заветы еврейские чтить.
Славься, Юпитер, славься,
Чтоб детей вам своих сохранить!

Град нарекаю - Дикейсария –
Столица Галилейская - новый Рим.
В пустыне гневной, в пурпурной славе,
Малый Рим станет непобедим.
Дикейсария, славься!
Рим Галилейский станет непобедим.

Иудеи (с покорностью, когда уже не выбирают):

- Наш Циппори – Дикейсария?
Столица Галилейская - пурпурный Рим?
Мы, иудеи, будем с верой нашей?
Наш Ципори, как Рим, станет непобедим?
Детей своих вырастим с верою нашей?
Ради детей, мы согласны, Рим!

Римский наместник (оглашает римскую программу):

- Дикейсария!
Ты станешь городом римской и иудейской мысли, городом римских философов и иудейских мудрецов. Здесь будут почитаться законы римлян и иудеев.
Здесь будут римские школы и иудейские синагоги.
Здесь будут римские бани, бассейны и еврейские миквы.
Рим принесет сюда свою культуру, поощряя культуру иудеев, во имя славы и процветания Римской империи, которая должна быть сильной миром и взаимопониманием с народом, ставшим ее частью.
Сюда прибудут лучшие архитекторы и мозаичисты из Рима.
Римские мастера увековечат своим искусством Дикейсарию.


Сцена 2  

Дикейсария 2 в.н.э. – город, очертания которого побуждают к фантазии даже скептиков. Улицы города, по обе стороны украшенные колоннадами. Смальтами выложены полы центральных зданий города и тротуары Дикейсарии. Римский Мастер-мозаичист выкладывает мозаики, используя римские и иудейские сюжеты. Сейчас он завершает свою Афродиту, которую в 20 в. израильтяне назовут «Моной Лизой из Ципори». Но наша история уже началась.

Римский Мастер-мозаичист

По Зодиаку сегодня – Дева.
О звезды! Смальты сами ведут мою руку!
Они сами складываются в образ милый.
Афродита! Нет, моя Елизавета!
Но почему я называю тебя именем, как называют иудеи своих дочерей? (обращаясь к изображению)

      Волна к волне всегда полна влеченья.
От глаз к глазам неисчерпаем свет.
И вечны в вечности летящих лет
Мозаики бессмертных откровений.

Здесь дольний путь далеких сновидений
Лишь для мечты отчаянной открыт.
Здесь Мона Лиза душу исцелит
Улыбкою в безумье дерзновений.

Собой спасая мир от всесожженья
Средь бренной немоты и суеты,
О, Мона Лиза, мера красоты,
Храни себя для новых поколений.

Я сердце дал тебе в миг вдохновенья,
Мой светоч в вечности летящих лет!
Волна к волне всегда полна влеченья,
От глаз к глазам неисчерпаем свет.

- Ты – залог прекрасного в мире. Ты здесь навеки. Мое сердце в тебе.

Римский Мастер умирает на мозаиках у изображения своей Моны Лизы, словно переступив грань дозволенного в бытии художника.

Сцена 3

      И вот однажды, откуда ни возьмись, в Дикейсарии появляется неизвестный человек в нищих отрепьях по прозвищу Смальтострат. Он пристально рассматривает мозаики, останавливаясь на изображении Моны Лизы. И вдруг им овладевает безумное желание «унести» с собою смальтовую красавицу.

Смальтострат

Чтобы глаз не расчислил любопытный,
Чтоб язык не расплетничал лукавый,
Унесу тебя, Мона Лиза,
Стань моею любовью и славой.

Лишь тебе мои поцелуи,
Что заставят смальты зажечься!
Моя страсть – раскаленный Негев,
Став песчинкой, легко отречься.

Ты не знаешь моих губ ненасытных,
Словно тысяча войн-борений.
Лишь тебе - потайные объятия,
Как оракула мира творенье.

Чтобы глаз не расчислил любопытный,
Чтоб язык не расплетничал лукавый,
Унесу тебя, Мона Лиза,
Стать моею любовью и славой.

Он распахивает свои хламиды, обнаруживая орудие варварского замысла – тяжелый молот.
Но мозаики, обретшие душу Римского Мастера, были живыми.

Мона Лиза (с мозаик)

- Не спорь с вечностью! Безумец! Я здесь – навеки!

И смальты, подхватив ее голос, зашептали:

- Навеки, навеки, навеки… (фоновый шепот по нарастающей)

Мозаики (хором)

- О Смальтострат! Ты ослеплен не мечтою,
Ты жаждешь славы, как жаждал ее Герострат.

Смальтострат

- Но я хочу ее.

Мозаики

- О Смальтострат! Оставь свои бредни, безумный,
Жаждущий славы, ты сам ослепляешь себя.

Смальтострат

- Но я хочу ее, чтобы скрыть от глаз любопытных!

Мозаики

- О Смальтострат! Отступись от пагубной страсти,
Ты – лишь забава в руках бесноватой Фортуны.

Смальтострат

- Но я хочу ее, хочу, чтоб не ласкали ее лукавые речи, она должна быть только моею!

Мозаики

- О Смальтострат! Нас охраняют чуткие звезды,
  Тебя ж ожидает немилость ревнивых небес.

Смальтострат

- Как вы смеете, каменные пластинки, возомнившие себя могуществом Галилеи,
   Мне угрожать? У меня в руках молот и моя сила!

Мозаики

- Знай, нет пощады тому, кто решил нас разрушить.
В звездных чертогах душа человечья горит,
Что отдана добровольно за бренную сушу.
И на века Мастер смальты свои сохранит!

Смальтострат (речитатив)

- То, что для вас - человечество,
  Для меня – пыль земная.
  Знайте, если Мона Лиза не станет моею,
  Она не будет принадлежать никому! (Начинает разбивать мозаики)
Удар, первый, второй, третий, четвертый, пятый, еще удар…
  Вы слышите? Вы чувствуете, что за мной – сила.
 
И крошатся прекрасные мозаики под ударами Смальтострата. И стонут они, взывая к небесам (за сценой хор-ламентация). И слышат их чуткие небеса, посылая бурю, которая уносит Смальтострата неизвестно куда, а также развеивает по миру осколки выбитых им смальт (оркестровая с голосовыми и сценическими эффектами). Звучит голос Римского Мастера.

Голос Римского Мастера

- Мистические смальты, тысячелетия они будут кружить по свету, наделяя людские сердца поиском прекрасного в мире.
Романтики, жаждущие красоты и любви, отчаянно мечтайте!
И вам откроется душа погребенного временем города!
И, преодолев толщу лет, станет по силам, войти в жизнь древних мозаик Божественной Цесарии!

Волна к волне всегда полна влеченья.
От глаз к глазам неисчерпаем свет.
И вечны в вечности летящих лет
Мозаики бессмертных откровений.

Вместе с налетевшею бурей мудрое время погребает город, сохранив его тайну на тысячелетия.

Действие первое

Сцена 4

            Конец 20 века. Археологические раскопки на территории Дикейсарии, вновь переименованной в Ципори. Студенты-археологи на раскопках работают лопатами, шпателями и т.п.

Студенты (свободно)

- В скучные минуты Бог создал институты,
И Адам студентом первым был.
Адам был парень смелый, ухаживал за Евой,
И Бог его стипендии лишил.

У Адама драма – вызвали Адама
На проверку в божий деканат.
И на землю прямо выгнали Адама,
Так пошли студенты, говорят…

Появляется Профессор.

Студенты (весело, как в комической опере, но с очень серьезным видом))

1
Студент первый

- Ищем, ищем день за днем.
Ищем, ищем – не найдем.

Студент второй

- От лопаты до руки –
Черепки да черпаки (извлекая из песка какие-то предметы).

Студент второй

- Но они, как аз и буки,
Только стоит взять их в руки.

(складывают найденные части осколков)

Студент первый

- Раз, два – голова,

Студент второй

- Три, четыре – прицепили,

Студент третий

- Пять, шесть – руки есть,

Студент первый

- Семь, восемь –

Студент второй

- ноги сносим.

2

Студенты (хором)

А вот знаки, как глухие,
Иероглифы такие (очищая щеточкой отрытую плиту).
Сами черные, кривые
Да косые, да немые.
Но как выстроим их в ряд,
Так в момент заговорят.

Студенты складывают найденные части осколков.

Студент первый

- Раз, два – голова,

Студент второй

- Три, четыре – прицепили,

Студент третий

- Пять, шесть – руки есть,

Студент первый

- Семь, восемь –

Студент второй

- ноги сносим.

Профессор археологии Еврейского университета (обращает внимание на важность обучения в жизни студента. Звучит тема сухой науки).

1
- Ученья корень –
Горек он.
Но сладок плод,
Коль ты учен.

Павлин хвастлив
Своим пером,
Ну, а студент -
Своим умом.

Коль счастлив ты,
Наука - честь.
В беде -
Так утешенье есть.

Чтоб жизнь достойную
Прожить!
Сначала надобно
Учить!

(широко, с чувством)
Но вот однажды мир перевернется!
Кто пьет ученье, разом не напьется.
Дна не достичь бездонного колодца!
Все оттого, что мир перевернется!

2
Но знают все,
Что нелегко
Постичь ученье
Глубоко.

А потому
Ученику
От сих до сих
Всегда к звонку

Быстрее молнии
В тетрадь
Престало
Лекции писать.

И мысль профессора
Зубрить,
Чтоб


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     00:00 23.12.2008
Супер. Не оторваться. Вы очень талантливы.
С уважением, Анюта
Книга автора
Страшная граница 2000, вторая часть 
 Автор: Петр Туркестан
Реклама