Цветы ненастья Глава 8 Люблю! Люблю больше жизни! (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 8
Читатели: 407
Внесено на сайт:
Действия:
«Ольга»

Цветы ненастья Глава 8 Люблю! Люблю больше жизни!

         – Дима? Димочка, это ты? Живой, здоровый? Не раненый?.. – встревоженный женский голос скороговоркой раздавался в телефонной трубке. 
        – Я, Марина! У меня все нормально!.. Как вы там? – Дима с раннего утра уехал в райцентр и с почтамта звонил жене Черкеса. Ее телефон не должны прослушивать. После гибели мужа, она никак не могла прийти в себя. Дима с Валькой каждый день приезжали к ней. Ребенка отправили к ее родителям в другой город, а перед домом в ночное время дежурила машина с бойцами и двое находились внутри, вместе с прислугой. Спустя несколько дней, чуть успокоившись, Марина стала оформлять визу и вид на жительство в Испании, где у Черкеса была куплена роскошная вилла у моря. 
        «Я не смогу жить здесь! – устало говорила она. – Я всего боюсь! Боюсь за ребенка, за родителей, за себя, наконец!.. Боюсь выходить на улицу, в магазин. Я устала от агрессивных взглядов, хамства, неприветливых лиц! А соседи? Либо спекулянты, барыги, ни о чем кроме своих прибылей не думающие, либо подлые вороватые чиновники, либо менты, – твари продажные. Чуть урвали копейку: строят, строят, строят!.. Себе, детям, родственникам. Все мало, как с цепи сорвались! В глазах кроме денег ничего нет. И жены у них!.. Одного поля ягоды! Друг перед дружкой выделываются, у кого шмотка или муж, машина круче. А в душе все сгнило давно! Я уеду, Дима, я не смогу здесь. Сергей нас обеспечил, как знал!.. – она  бессильно плакала. – Хотя бы сына воспитать, в Англию учиться отправить! Пусть хотя бы он цивилизованным человеком станет! А мне не надо ничего! У меня все уже было: и муж, и любовь!..» – рыдала горестно. Они с Валей уже и не знали, как и чем утешить ее. 
         – Ужас, Дима, сплошные новости! Все продолжается. Вчера на мосту через Иню, Флинта расстреляли! Как в американском боевике! Остановились на светофоре, сразу мотоциклист подскочил. Весь автоматный магазин в упор выпустил! Троих насмерть, четвертый в тяжелом состоянии в реанимации. Флинт сразу скончался, девять пуль в него, все смертельные, так ему и надо! Это он Сережу заказал! 
        – Марина, откуда ты все знаешь?
        – Слушай, Дима! Давай между нами. Я вообще много чего знаю и в курсе практически всех ваших дел! Сергей от меня ничего не скрывал. А сейчас!.. Ведь Иваныч мой дядя родной, с раннего детства мне вместо отца! Ты же не знал?
        – Не знал, Марина! – он был сильно удивлен.
        – Ну вот!.. А тебя Слава заказал! Эта он всю кашу заварил! Сейчас в бегах. После того, как Нугзара убили, он сильно занервничал, понял, что один, без поддержки остался. Флинт, Аркан и все остальные его просто кинули, использовали как половую тряпку и выбросили в мусорное ведро! Да еще и с презрением к нему! Ты же знаешь, какие непомерные у него амбиции? Закипело все, понял, что остался ни с чем, что проиграл, и вы его долю не отдадите. Вот он и завелся! Тебя убрать решил, а Вальку по подозрению в убийстве Нугзара закрыли. И ролик на ТВ и статья в газете, Славина работа! Ну, а вас бы не стало, – он один, и опять руководитель! Парням вашим на уши присел бы, а везде своих людей поставил. И в городе тогда бы уважать стали… – она была сильно взволнована.
        – Только, Димочка, как тебе повезло-то? Там девушка была? 
        – Да, Марина! Это она меня спасла! А что с Валей?
        – Да с ним нормально! Подержали недельку… Деньги, ребята подвезли. Иваныч через свои связи помог. Сегодня будет дома. На него у ментов нет ничего, да Валька с ними в хороших отношениях! Ты же знаешь, какой он шебутной! Понимает, что лучше не ссориться.
        – Слушай, Марина, а Иваныч о Калгане не говорил? Его кто заказал? 
        – Насчет Калгана непонятно пока. Но то, что все из-за «Парадиза», это наверняка! Он же вам сорок процентов предлагал?
        – Да! А ты откуда?.. Ах да, извини…
        – Дима, ты хоть и в розыске, но никто не ищет, и искать не будет. Ты не торопись, но лучше бы в ближайшее время в городе появиться…
        – Я приеду, Марина! Надо с Иванычем и с Валькой все обсудить! Что-то у нас весь город трупами завалили.
        – Это все Слава начал! Вот вы и решайте по нему. От него теперь всякого ждать можно! Он сейчас как загнанная крыса на любое способен! И еще, Дима!.. Будь осторожен! Ладно?
        – Хорошо, Марина! Вот ты меня удивила! Может тебе делами заняться?
        Она помолчала немного и тяжело вздохнув, ответила твердым голосом:
        – Я обычная баба, Дима! Все что мне надо, – это спокойствие за моего ребенка, моих родных. Я не могу быть злой, жесткой, не могу принимать важные решения, руководствуясь логикой и здравым смыслом, а не сердцем и жалостью. Я не смогу управлять, подчинять и ломать людей через колено, навязывать свою волю. Я хочу свободно дышать. Может? Может и любить смогу? – она заплакала: 
        – Я женщина, Дима! Я не создана для мужских дел! Мне всех жалко. Даже убийц моего мужа! Что они получили от этого? Что? И Нугзар и Флинт мертвые!  Славе недолго осталось! Зачем надо было начинать? Зачем? – она громко и горестно рыдала. – Пожалуйста, Дима! Вы с Валей одни у меня остались! Берегите себя! 
        – Да, Марина! Ты за нас не переживай! Я в ближайшее время в городе буду, к тебе обязательно заскочу!
        – До свиданья, Димочка!
        – Пока, Марина! 
        Он вышел с телеграфа крайне удивленный и взволнованный. Оказывается, Марина все знает!.. А Иваныч?!.  Ничего так новости!
        Дима возвращался в Знаменское по пыльной проселочной дороге. Гнал машину, беспрерывно раздумывая, размышляя над полученной информацией: «Ну, Слава! Не зря Черкес его убрать хотел! Не было бы проблем тогда! Сейчас вообще без всего остался. Прячется где-то, – он вспомнил взорванный «Крузер», расстрелянную, всю в осколках разлетевшегося стекла и следа от автоматной очереди комнату, забившуюся на кухне в угол, сжавшуюся от страха Ольгу… Мысль неожиданно вернулась к сегодняшней ночи. Наконец-то им никто не мешал. Что это было, он не мог слов подобрать! Восхитительный полет, бесконечное парение, необъяснимые провалы в памяти, абсолютное головокружительное впечатление ненасытной безраздельной радости. Он был с ней, растворялся в ней, покорялся ей, всецело наполнялся восторженностью. Видел ее, осязал, взрывался, оставался в невесомости, пылал, плавился! Это были невероятные мгновения, чудные бесподобные минуты, сладострастные часы. Наслаждалась душа, сердце переполнялось, а его восхищенное сознание жило ощущениями. Он не помнил кто он, где он... Знал, что он с ней и теперь уже навсегда! 
        А душе было легко и празднично. Несмотря на тревожные вести. «Все-таки грохнули Флинта! Доигрался в воровские понты! Не туда, видимо, полез. Не по чину задумал кусок проглотить! Что там за люди такие на «Парадиз» глаз положили? Всех в расход! По логике Аркан – следующий. Не город, а гангстерская столица!» «Эх, Оля! – он опять возвращался к воспоминаниям о ней. – Может нам тоже в Испанию? И забыть обо всем! Просто жить, любить. Деньги есть, можно бизнес там открыть. Нет, нельзя уезжать! – вспомнил Валюху, своих парней. Не смогу я их бросить!.. Надо держать, что есть!.. Времена наступают непонятные. Все соображают, – если раньше не перестреляют друг друга, через несколько лет такого раздолья уже не будет. Менты да чинуши все под себя подгребут. Правильно Саня-Азиат говорил…» 
        Впереди показались стоящие на отшибе первые избы Знаменского. «Спринтер» мчался через село, высоко поднимая шлейф пыли. Дима с интересом рассматривал расположившиеся по сторонам дороги шаткие деревянные строения. «Вот люди здесь, живут как-то! Никому не нужные. Сами по себе. Пьют. Молодежь жалко, нет у них никакого будущего. Да и в городах, что за перспективы? Менеджером в супермаркете? Или на рынок, китайский ширпотреб продавать?.. Наркоманов полно! Что за страна?»Опять мысли обращались к Ольге:
       «Все-таки надо уезжать отсюда! И Анечку забирать! Тут не только у людей, у всей страны будущего нет! Будто проклята она!.. Что ни сделаем, все не так, все не правильно. Цивилизованный мир смеется и боится. Потому что мы непредсказуемые! Чуть что, сразу ядерными ракетами угрожаем. Есть такое у нас: на всех наплевать, а в первую очередь на себя и свой народ, на своих детей, на свое будущее! Тащат, тащат, тащат!.. Кто ворует, тот живет. Потом за кордон. Нефть, газ, ископаемые у кого воруют? У будущих поколений!.. Ничего в страну не вкладывают. А народу, у которого это будущее крадут, просто иногда бросают подачку, – живите и не дергайтесь. Хлеба с маслом хотите? А комбикорма не желаете? – вспомнился несчастный Макей. – Эх, жаль парня, – и сразу вопрос: – С такой жизнью как бы я поступил на его месте? – и все, ответа не нашлось. – Может быть и так же. Оля! Оленька! Единственное, что еще отобрать не могут, – так любовь! И то извратить стараются, изгадить. Превратить высокое в грязь. Ну почему мы так живем?» 
 
        Показался дом Ольгиных родителей. Уже родной… Внезапно Дима насторожился и сердце, будто пламенем обожгло: у ограды стоял серебристый «Паджеро». Он растерялся, не зная как ему поступить. Пока думал, размышлял, промчался мимо съезда с дороги. Заметил, как идущая по двору с полными ведрами Анюта, с удивлением глядит вслед удаляющемуся «Спринтеру». А он смотрел в зеркало заднего вида, пока джип не скрылся за пыльной пеленой. 
        «Что же дальше? – Дима знал, что это приехала мама Антона, – Елена Сергеевна. Ольга рассказывала ему о ней. О том, какая она хорошая и добрая, как она оплатила съемную квартиру. – Стоп! Квартира! Как все там разнесло автоматной очередью! Ну, точно! Как он мог позабыть? Ведь хозяйка к ней обратилась. Просто она беспокоится об Ольге, вот и приехала. Но тогда ведь она и обо мне должна была догадаться. Она женщина со связями, скорее всего менты ей какую-нибудь страшную версию выдвинули. Вот она и заволновалась. Мне-то теперь куда? – видеться с мамой Антона не хотелось. – Что она обо мне подумает?.. Теперь и Ольгины родители узнают! Как неудобно! – он свернул с дороги, пробирался сквозь заросли кустарника к озеру, к тому месту где они загорали с Аней. – Надо мысли в порядок привести. Обдумать все. Ничего так, день с новостей начался!»
        Он оставил машину и, пройдя сквозь густые дебри, очутился на небольшой уютной полянке. Скинул рубашку, присел на перевернутую лодку и, глядя на сияющую под солнцем зеркально неподвижную гладь озера, взялся неторопливо размышлять. Прошло совсем немного времени, когда послышался приближающийся шум двигателя. Дима с удивлением следил, как с пригорка в направлении полянки спускается «Паджеро» с водителем и пассажиром. Подъехали с другой удобной стороны и сразу заметили его. Джип остановился. Из машины вышла Елена Сергеевна, одетая в элегантный брючный костюм. Осторожно ступая высокими каблуками по траве, направилась к нему. Аня осталась в машине, весело и ободряюще махала ему рукой. Он накинул рубашку, смущенно вскочил на ноги.
        – Здравствуйте, Дмитрий! – женщина протянула руку. – Я Елена Сергеевна, мама Антона… – зеленые глаза смотрели изучающим взглядом, настороженно, но мягко и добросердечно.
        – Здравствуйте! – Дима, видя благожелательное настроение, покраснел, осторожно пожимая ее ладонь.
        – Давайте присядем. Мне бы хотелось


Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Чем ниже солнце, тем выше тени 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама