Произведение «Санация, гл.2 "Основания". ч.4 "Гуинплен" (начало)» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Юмор
Тематика: Ироническая проза
Автор:
Оценка: 4
Оценка рецензентов: 10
Баллы: 5
Читатели: 936 +1
Дата:
«Санация, гл.2 "Основания". ч.4 "Гуинплен" (начало)» выбрано прозой недели
12.12.2016

Санация, гл.2 "Основания". ч.4 "Гуинплен" (начало)

Глава 2.04.1 «Гуинплен»
«Отбирая иглу у наркомана, лишая его дозы, мы думаем, что спасаем жизнь человека. И что потом? Излечившись, он может оказаться брошенным друзьями и близкими, задохнуться от наваливавшейся рутины и скуки, или вляпаться с головой в неприятности похуже зависимости. Так зачем растягивать страдания человека и почему не дать ему возможность последнего выдоха под кайфом? Каждый сам выбирает свою судьбу и живёт теми иллюзиями, что ему дороги»
(А.Седельник, осмысленное)
Главные герои:
Саня Щербаков, он же Монитор
Аля Сидоренко, величаемая Синицей
Юля Клеменцева, прозвище которой я придумал, но пока не рискну озвучить
Артём Седельник, в народе Сид
Антон Солодовников, который не любит, когда его называют Принцем
Саня Борискин, объединяющий в себе вселенское зло, мизантропа, Патрискина, Брюса, Брусникина, Борико и прочую коллекцию прозвищ, по совместительству автор данной фантазии.

P.S. Эх, приятно снова взяться за писанину!

- Бар-се-ло-на! Вперёд!
- Покажи им, Бавария-я-я! – тотчас парировал другой сектор болельщиков.
 Кресло на колёсиках в очередной раз сделало оборот и, издав ворчливый скрипучий звук, замерло. Рассчитанный на вес борца сумо и пятую точку офисных служак, «современный стул» чувствовал себя уверенным и неуязвимым… до сегодняшнего дня. Высокий парень с короткими пепельными волосами непрерывно подпрыгивал на месте, испытывая сиденье на прочность, и орудовал локтями так, что каждую секунду подлокотник мог отлететь сторону. Брюс находился в состоянии повышенного психоза: крыша вроде как ещё не уехала, но уже еле держится на петлях, предвещая скорое безумие.
 Шустрый комментатор вскочил на ноги, вырвал изо рта карандаш, залихватски сплюнул в табакерку опилки с остатками грифеля,  и, ловким движением поправив серебряный рупор, продолжил вещание:
 - Жара! Следующая остановка – крематорий! Да, уважаемые зрители, воздух просто плавится от обилия выбрасываемых в пространство эмоций! Мы присутствуем на грандиозном, умопомрачительном матче, где намертво вцепились друг другу в глотки команды Барселоны и Баварии, - бойко затарахтел Саня. - Счёт на табло 2:1 в пользу «мюнхенцев», что добавляет игре пикантности и духа ожесточённого соперничества. У меня есть предположение, что лишь напряжённость на поле удерживает задиристых болельщиков разных команд от демонстрации тёплых чувств по отношению друг к другу. Эх, я чёртов подстрекатель!
 - Знаешь, когда я в шутку предложила Патрискину податься в комментаторы, то понятия не имела, к каким последствиям это приведёт, - задумчиво сказала Юля. Оторвавшись от бинокля, девушка скользнула рукой в ведро с попкорном. Нойер стряхнул со лба капельки пота, перестав ощущать пламенный взгляд Клеменцевой.
 - А мне нравится! – авторитетно заявил Щербаков. – Футбол теперь не просто сборище двадцати мужиков, катающих мяч по полю…
 - Двадцати двух, - поправила его Клеменцева.
 - Не важно! – раздражённо отмахнулся Монитор. Поправлять людей он считал сугубо своей прерогативой.  – Суть в том, что теперь это стало похоже на настоящее шоу, что привлекло ещё больше людей. Некоторые  приходят не столько ради игры, сколько с целью послушать, как Саня перемывает кости судьям, игрокам и их тренерам. Спорю, что организаторы матчей уже спят на денежных мешках!
 - И разве это хорошо? Футбол раньше был более благородной игрой! – усомнилась девушка.
 - Конечно, хорошо, юная леди! И не спорь! – пресёк полемику Щербаков. - Так-то билеты на матч нам не добрый дядя с перехода подогрел!
 - Резонно, - нехотя согласилась девушка. Брюс в роли благородного мецената – на счёт благородного, правда, у Юли были сомнения -  вполне устраивал Клеменцеву.
 - Прорыв! Месси хитрым манёвром обходит Рибери, намекая последнему, что челюсть в сомкнутом состоянии смотрится естественней. Мал золотник да дорог, как говорится! Это я о Лионеле, кто не понял. В защиту Франка скажу, что в его копилке есть заурядный гол…
 Трибуны болельщиков Баварии возмущённо загудели, угрожающе тряся вытяжками с любимыми игроками. Брюс хитро сощурил глаза, наслаждаясь созданным хаосом. Уж кого-кого, а Саню язык довёл бы и до Марса, при условии, что на язык бы не наступил бы привередливый слушатель.
 - Что ж вы, товарищи, шуток не понимаете?! Рибери положил отличную банку от крестовины, за что ему мой личный поклон и тульский пряник сверху, чтоб грыз и не зазнавался. Напарником Месси по проведению опасной диверсии к вражеским воротам … Японский дед, да это же Артём Викторович в собственном поту, да простят мне каламбур! Мой хороший друг и одногруппник, по совместительству восходящее солнце Барселоны! Мозырская Славия гордится своим чадом и умилённо роняет слёзы с трибун или у экранов телевизора. Покажи им, Сид! Э-э-й! Арбитры не показывают жёлтые карточки судьям! Или я что-то путаю?
- Блин! Блин! Бли-и-и-н! - лицо Юли стало сосредоточенным, как у ресторанного критика, пытающегося с третьего раза попасть вилкой по оливке. Щербаков мельком взглянул на Клеменцеву, усмехнулся и звучно втянул колу.
- Женщина! – снисходительно произнёс Саня. Безобидный комментарий был тут же раздут до уровня спора. Юлю явно укусила муха-феминистка.
- Слушай, Щербаков, да ты же шовинист проклятый! Из-за тебя и таких же упёртых баранов женщины в своё время и поднялись на борьбу за уравнивание в правах! А ведь всё, что требовалось – признать, что прекрасный пол может составить вам конкуренцию во многих видах деятельности. Скромнее просто нужно быть, Саша! – задвинула серьёзную тираду Клеменцева.
 - Просто мне не нравится, когда женщины умничают в тех областях, где я не особо силён, - признался Монитор и снова подставился под удар.
 - Значит, ты хочешь себе девушку, тупую, как пробка? Нет, как целый пробочный завод! – поддела его Юля. Чувствуя слабину Щербакова, она перешла в наступление по всем фронтам.
 - Ты не поняла! А-а-а-а! – чувствуя свою беспомощность, Саня начал злиться. - Нужно просто, чтобы сферы наших знаний не пересекались. Пусть она будет хорошим лингвистом, а я буду прошарен в точных науках.
 - Как я, например? – невинно спросила девушка.
 - Возможно, - с максимальным безразличием ответил Щербаков. С ужасом парень понял, как сквозь маску равнодушия на щеках непоседливо, как первые подснежники, проступили багровые пятна.
 - Сань, ты так смешно смущаешься! – толкнула его в бок девушка и засмеялась.
 - Наперерез Месси мчится ни дать ни взять Швайнштайгер. Такая туша могла бы конкурировать с Железным Арни за роль Терминатора! Но от Баварии, как и от армии, не отвертеться. Ну, конечно, если не обладаешь даром убеждения и чем-то сверху, - таинственно улыбнулся Саня, помахав рукой в камеру.
– Лионель – о боги, свершилось! – убедился в серьёзности намерений Швайнштайгера… Не фамилия, а какая-то скороговорка! Беспокойным взглядом Месси начинает рыскать по полю, надеясь получить знак от падаванов. Не нашёл, беда-а-а! – зацокал Саня, продолжая уколы в адрес Лионеля. -  Без Хави и Иньесты жизнь обладателя коллекции Золотых мячей тратит всякий смысл. Только петли не хватает! От безысходности Месси отдаёт пас Седельнику. Правильный выбор, между прочим!
 - Слушай, а наш комментатор вообще за кого-нибудь болеет? – вдруг спросил Монитор.
 - Борискин? У меня такое ощущение, что ему вообще плевать на футбол в целом. Просто ему нравится быть в центре внимания, ощущать себя пупом мира, что и позволяет ему рупор, - разъяснила Юля. – Власть в его руках носит непредсказуемый характер…
 - Расстояние между Сидом и Нойером стремительно сокращается! Что бы ни говорил мой сосед Казак, а куриные коленки Артёма – это, определённо, хороший знак! Для Барселоны уж точно! Прости, Юлия, но, кажется, твоего любимого вратаря пустят на пушечное мясо! – горячо рассуждал Брюс.
 - … и нередко становится причиной появляющихся неприятностей, - мстительно закончила девушка.
 - Разбой! Криминал! Этот наглец, Робен, грубо подсекает Сида, низвергая его на холодное покрытие поля. Бавария, давайте не будем истерить и избежим грязной игры! – возмутился комментатор. - Гол – это ещё не конец света, а проверка вашего любимого Мануэля на прочность! Если арбитр не заметил такого очевидного нарушения, то можно смело прописать ему в щи после игры! Карточка есть, и у нас намечается штра-а-а-фной!!!
 - Если что, я болею за Тёму, - скрестил руки на груди Монитор. – Он, всё-таки, сосед по комнате.
 - На здоровье. Сегодня для победы Барселоны не хватит даже трёх Седельников, - азартно ответила Юля, закусывая нижнюю губу.
 - Чей же удар мы будем сейчас лицезреть? Сид заслужил этой возможности, как никто другой! Перед воротами вырастает стена из защитников Баварии. Боятся, что их любимый Нойер не справится с посылкой от Барселоны! – изобразил презрение на лице Брюс. - А слабо оставить Мануэля один на один против Артёма? А за денежку? Хм, молодцы, не повелись на провокацию! Это, без сомнения, апогей игры! Последняя минута матча, которая решит судьбу финала! Если счёт на табло не станет равным, то я с горя запишусь в проект по Геометрии и буду молиться на бороду Голенкова!
 - Запишем для протокола, - с лёгкой подачи Клеменцевой обещание Брюса было внесено в телефонные заметки. – Что написано пером, то не вырубишь топором.
 - Проверим? – хищно загорелись глаза Щербакова. Судьба начала искушать Монитора возможностью реванша в словесных баталиях. – Женщина, твой айфон накроется медным тазом при малейшем падении, не говоря уже про топор!
 - Сань, это же аллегория! - мудро увильнула от спора девушка. В прочность своего телефона она верила ещё меньше, чем в мир во всём мире. – Давай лучше матч смотреть.
 - Седельник разбегается для удара и… Почему он остановился?! Кучерявый, твоя скромность и галантность сейчас вообще не в тему!!! Опять все лавры Месси, что за х… беспредел! Или…, -  мизантроп с остервенением вцепился в волосы, сползая вниз по спинке стула. – Вы, должно быть, шутите!!! Нойер кончиками пальцев переводит мяч в штангу и лишает Барсу кубка в этом году!
 - Что и требовалось доказать, - удовлетворённо хмыкнула Клеменцева, устремляя победный взгляд на комментаторскую рубку.
 - Финальный свисток! «Мюнхенцы» радостной гурьбой окружают Мануэля и подбрасывают его в воздух. Ни у кого не найдётся дробовика, чтобы я мог застрелиться? Как мило! Молодой человек с нижнего сектора, спасибо за забавную попытку доплюнуть до комментатора! Юля, твой выход! Нойер на волне успеха может расписаться тебе на всех местах! Естественно, я подразумевал руку или спину! – поспешно поправился Брюс.
 Призыв комментатора был лишним. Щербаков со стальным лицом уже пробивался вперёд, прокладывая дорогу через менее напористых болельщиков. За ним следовала Клеменцева, удовлетворённо созерцая результаты жатвы Монитора.
 - Щербаков, подожди! – вдруг послышался знакомый голос из толпы.
 Саня остановился и взглянул в сторону, откуда, как ему показалось, прозвучала просьба. Юля с недоумением дотронулась до плеча застывшего Монитора.
 - В чём дело?
 - Ничего. Голос в толпе послышался. Слушай, у тебя руки какие-то странные, током бьются…
 Щербаков обернулся и обнаружил, что контуры девушки стали расплываться. Не только Юля, но и


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Показать последнюю рецензию
Скрыть последнюю рецензию
Текст («Санация», юмористическая проза, автор DALAMBER) начинается с того, что «шустрый комментатор» Патрискин ведет репортаж с матча между командами «Барселона» и «Бавария».

Спортивная игра и все, что вокруг, вызывает интерес у некой группы молодых болельщиков, которые оживленно беседуют. Любопытно беседуют. С юморком. С иронией. С сарказмом.

Такой сюжет лучше самому прочесть, чем кому-то пересказывать. Потому что при пересказе невольно придется приглушить блеск авторского слова и притупить глубины смысла...

Автор пишет:

«Брюс находился в состоянии повышенного психоза: крыша вроде как ещё не уехала, но уже еле держится на петлях, предвещая скорое безумие».

Понятно, что реальная крыша держится не на петлях, а на клиньях, гвоздях и скобах, но эта, которая имеется в виду и которая присобачена природой к шее человеческой петлями-позвонками…

Я бы на месте автора слово «крыша» все-таки взял в кавычки. Для того, чтобы какой-то недоумок не принял за натуральную крышу. Хотя… Разве недоумок что-то поймет?

Далее…

«Нойер стряхнул со лба капельки пота, перестав ощущать пламенный взгляд Клеменцевой».

Один из героев говорит:

«…билеты на матч нам не добрый дядя с перехода подогрел».

Великолепно! Сразу повеяло молодостью и ее сленгом.

Комментатор про одного из игроков:

«…челюсть в сомкнутом состоянии смотрится естественней».

Милая ирония.

Цитата следующая:

«Мал золотник да дорог, как говорится!»

Конечно, фраза выдернута мной из прямой речи, но все-таки перед «да» нужна запятая.

«…Саню язык довёл бы и до Марса, при условии, что на язык бы не наступил бы привередливый слушатель».

Также выдержка из прямой речи, но второе «бы» лучше убрать за ненадобностью.

Цитата:

«…лицо Юли стало сосредоточенным, как у ресторанного критика, пытающегося с третьего раза попасть вилкой по оливке. Щербаков мельком взглянул на Клеменцеву, усмехнулся и звучно втянул колу».

Что ж, я, как и Щербаков, тоже не мог не усмехнуться: таков уж авторский юмор. Но…

Прочитав, задумался. И вот о чем. Во-первых, какое более правильное слово употребить в данном контексте, ибо есть в словарях два слова – оливка и олива, если иметь в виду не дерево, а плод (в единственном числе) этого дерева. Решил, что пусть остается, как у автора. Однако  предлог надобен другой, поэтому советую написать так: «…попасть вилкой в оливку». Если автор не согласится со мной, то беды большой не случится.

«Юлю явно укусила муха-феминистка».

Кому как, но меня радует такой юмор. Остроумием радует.

Еще приведу одну глубоко ироничную фразу:

«С ужасом парень понял, как сквозь маску равнодушия на щеках непоседливо, как первые подснежники, проступили багровые пятна».

Чтобы так написать, даже всего одну фразу, надо много мозгов иметь. Мало иметь, но надо еще потрудиться, чтобы отыскать и вытащить такое остроумие из запасников.

Уже чувствую, как отдельные читатели злорадством исходят, потирают кулачки и готовятся дать мне бой: как, дескать, «непоседливо, как первые подснежники» понять?

А вот так, ребята: первые подснежники появляются поодиночке, то тут, то там, а уж после массово захватывают поляны, поэтому и производят впечатление, что сидят  непоседливо, то есть беспорядочно-суетно.

Сочное произведение. В нем столько современной иронии, сарказма и молодежного юмора, что его хватило бы на десяток произведений.

Так что, извините, не могу иначе, как осчастливить автора «десяточкой». Замечания? Так даже на солнце есть, если присмотреться, темные пятна.

Если бы я был главным редактором какого-либо литературно-художественного издательства, то лоб бы расшиб, но издал отдельной книгой. И она, уверен, стала бы любимым чтивом в молодежной среде.
Оценка произведения: 10
Егор Исаев 02.07.2014
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама