ЗА ЧТО, ГОСПОДИ? Часть 1. Гл. 11-17 (страница 1 из 10)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 394
Внесено на сайт:
Действия:

ЗА ЧТО, ГОСПОДИ? Часть 1. Гл. 11-17

Глава одиннадцатая
    НИНА
Хозяин ушёл и больше никто не мешал ей работать. Как говорят - «Без хозяина перед глазами, работается легче». Начался обыкновенный, будничный  рабочий  день.  Перед  её  глазами  проходили  молодые  и  старички-пенсионеры, добрые и злые, смешливые - любители, по поводу и без повода позубоскалить и, зацикленные на своих болячках, нытики. С «последними» - работать было намного сложнее. Они капризничали, не воспринимали полезных советов и считали, что -  все и вся, должно крутиться вокруг их персон. С такими покупателями ухо нужно было держать востро. Того и гляди, нарвёшься на неприятности, пойдут жалобы, а то и оскорбления, но Нине не привыкать к такой работе
За свой долгий срок работы в аптечной системе, она привыкла ладить с ними. Это Люське непривычно и тяжело. Нина частенько видела слёзы на её глазах после "разговора" с такими вот, покупателями. Она, как могла, утешала её, говорила о сложном характере больных, короче – учила профессии.
К концу смены (аптека работала в круглосуточном режиме) Нину начали томить какие-то нехорошие предчувствия. Вот, казалось, придёт она домой, а там ждёт её что-то – ну, совсем нехорошее. Даже повышение в должности с приличным  добавлением  к  зарплате,  не  могло  заглушить  охватившего её,  тревожного чувства …
Может, Кирилл, опять пришёл домой пьяный, или у Светы что-то не так?.. Как там она – в замужестве? Пишет, что всё хорошо и муж, Николай, её очень любит, а верно ли это?.. Возможно, она скрывает от родителей свои нелады в семье... А, Боря? Уже месяц от него пи-сем не получали. Как уехал со своим строительным отрядом в какую-то там, Тмутаракань… Господи! Спаси и помилуй нас! Избавь нас, Господи, от неприятностей! - просила она ЕГО, вздыхая и украдкой вытирая повлажневшие от набежавших слёз, глаза. Хорошо ещё, что в этот час посетителей в аптеке не было.  - Господи,  когда  же  моя сменщица придёт?..
От волнения она не находила себе места. Вот так всегда в жизни, думала она - когда не очень нужно – всё идёт, как по прямой асфальтированной дороге, а вот когда…

*    *    *
Нина запыхалась, пока быстро, через ступеньку, поднималась к своей  квартире. Позвонила, потом ещё раз, но почему-то Кирилл не открыл дверь, а войдя, она услышала только тишину и тиканье настенных часов. Квартира была пуста. Значит, Кирилл опять, как он всегда говорит в своё оправдание – слегка задерживается. Господи! – с болезненной тоской в сердце подумала она - опять придёт пьяный и лыка связать не сможет, ну, до каких пор это будет продолжаться?!
Разувшись, прошла в кухню, не сразу обратив внимание на белеющий листок бумаги, лежащий на углу стола, а когда увидела, в груди что-то оборвалось. Быстро схватив, поднес-ла к глазам, а узнав почерк Кирилла, расслабленно вздохнула. Сердце чуть отпустило. Раз   смог написать записку, значит не всё так плохо. Хотя!..
Прочитав, Нина задумалась. С какой, такой, стати, ни с того ни с сего, его понесло в Семипалатинск, к дочери? Объяснения не находилось. Нужно позвонить ей, решила она, уже набирая межгород. После нескольких томительно-длинных гудков, в трубке, словно человек находился совсем рядом, раздалось:
- Алло! Кто звонит? Говорите, я Вас слушаю. Это ты, мамочка?
Услышав спокойный девичий голос, Нина сразу узнала эту привычку дочери начинать  разговор  с  вопроса - «Кто  звонит?  Говорите, я вас слушаю».
- Это я, мама. Как у тебя дела, доченька? - поинтересовалась она, - всё в порядке?
От волнения горло, казалось, перехватило спазмом и от этого ей трудно было  про-износить  слова.
–  Доченька, папа  у  тебя,  уже  приехал?  Дай  ему  трубку.
- Ой, мам, ты чего? – Откуда тут папка? - Ты чего звонишь-то? Случилось, что? – зачастила Светланка…
В трубке, как горох, посыпались беспокоящиеся о родителях вопросы.  
- Света, он записку оставил, что поехал к тебе, - выдавила из себя Нина, - а ты   говоришь,   что   его   нет   у   тебя.   Может,   случилось   в   дороге   что?
- Мама! Ну, что ты, как маленькая. – Посмотри на часы. Он же выехал, скорее всего, последним рейсом... Ещё целый час до прихода автобуса, а потом…  пока  доберётся  на  городском  автобусе  –  минимум,  ещё  полчаса.
- Ладно,  доча!  –  Говоришь, у тебя  всё хорошо? Муж не обижает?
- Ну, что ты, мама, такое говоришь! Он любит меня, и в больнице у меня всё – о, кэй!
- Ну, слава Богу, что у тебя всё нормально, а то, знаешь, что-то на сердце тревожно. Так и ноет, так и ноет. – Ты, доча, как только папа появится, сразу мне  перезвони.  Ладно?  А  то  я  волнуюсь  за  него. И чего это он поехал?
-  Мамочка,  ну,  конечно,  я  перезвоню.  Ты  не  беспокойся. Как  только…
-  Свет, а твой Николай дома? Дай,  я с ним парой слов перекинусь.
- Мам, он ещё не приехал с работы. Я сама никак его не дождусь. Ужин готовлю…
- Ладно, не буду тебя отвлекать. Раз у тебя, Света, всё нормально, я отключаюсь. – Но ты не забудь, как только папа появится, обязательно перезвони мне. - Ты,  доча,  поняла?
-  Хорошо,  хорошо,  мамочка.  Конечно, позвоню. Ой! Что-то подгорает!
Нина немного успокоилась, но полностью тревога не ушла. Она знала это состояние - как перед летней грозой. Всё, вдруг, вокруг затихает. На деревьях не шелохнётся ни один листочек. Всё живое прячется. В воздухе появляется одуряющий аромат цветущих  трав, воздух, казалось, густеет, и дышать становится тяжело. Такое ощущение, что ни вдохнуть, ни выдохнуть, так и кажется, что воздух превратился в жидкое, бесцветное, пахучее желе.
А вверху, низко над головой, тёмно-синие тучи, медленно-медленно переваливаясь с одного бока на другой,  стреляют стрелами-молниями. А затем, где-то далеко-далеко, вдруг послышится глухое ворчание, словно огромная собака, оскалив зубы, предупреждает - не подходи! Укушу! И это рычание, всё ближе и ближе приближаясь, постепенно переходит в удары по огромному барабану, оглушая всё вокруг. А затем, разразится таким треском, слов-но одновременно разорвали не меньше сотни простыней, заставляя людей закрывать уши  обеими руками и приседать от ужаса и страха к земле.
Вот стихия набрала полную силу, иии… разбушевалась во всей своей неуправляемой красоте! Сверкают молнии, гремит гром, ветер со свистом гнёт деревья, походя, обламывая ветки и валя деревья. Тучи над головой несутся со скоростью курьерского поезда, а небо полыхает от всполохов ярких молний…
Так и у Нины. Она всей своей душой чувствовала приближение грозы, но только одного она не знала – с какой стороны она придёт. И это ещё больше заставляло тревожиться. Она, в смятении, мысленно, направляла лучи-поиски в разные стороны, чтобы определить направление прихода грядущей опасности. Был бы дома Кирилл, подумала она - с ним, она, несмотря на его частые появления с работы нетрезвым, чувствовала себя уверенней, защищённей... Она была уверенна – он всё ещё любит её как раньше, и готов защитить её и детей от любой опасности.
Зачем он поехал к Светлане? - спрашивала она себя, зачем?  Или у него тоже поя-вилось предчувствие опасности? Какой, опасности?.. Откуда?..  Почему именно к Светлане, а не к Борису?
Она металась по квартире не находя себе места. С тревогой и волнением ожидала звонка от Светланы, от кого, угодно, лишь бы прекратилось это её душевное переживание, и думала, думала!..
В начале девятого, когда она совсем уж извелась, позвонила Светлана – папа приехал, сказала она, добрался нормально, сейчас он принимает душ, а Николая почему-то до сих пор нет и, знаешь мамочка, я начинаю волноваться... Диспетчер ничего не может ответить – она недавно на смене… - Мама, может  мне  в  полицию  позвонить?  –  с  тревогой  в  голосе  спросила  она.
Нина не знала, что посоветовать дочери и чем, какими словами её утешить.
- Света, скажи, он, что, в первый раз так задерживается на работе или нет?
- Нн-ет! Ты знаешь, мамочка, у него такая трудная-трудная работа… Он так устаёт.
- Тогда подожди тревожиться. Может у него, действительно, на работе что-нибудь стряслось… ну, авария там, или ещё что-нибудь? Ты же сама говоришь, что он не в первый   раз задерживается... Придёт, объяснит.
- Хорошо. Но я, мам, волнуюсь за него... Раньше не волновалась, а, сегодня...
В трубке послышался щелчок, а затем частые, короткие гудки. Светка отключилась.
Ну, Слава Богу, Кирилл доехал. С ним всё нормально… с этой стороны опасность не угрожает - высчитывала она, отбрасывая известные элементы, как выводящий новую формулу, математик. Но… всё-таки, зачем и, главное, почему так неожиданно помчался он к дочери?.. Он раньше никогда так не поступал. Если появлялась необходимость какой-нибудь поездки, он всегда ставил её в известность, а к Светке они вообще собирались вместе съездить... нагрянуть нежданно-негаданно на Новый год! То-то переполоху наделали бы. Очень уж хотелось им с Кириллом на зятя поглядеть, продолжала она перебирать возможные причины своей тревоги. Светка, по её словам, души в нём не чает! Так уж она его расхваливает, так расхваливает, а он... как он к ней относится?
Господи, Боже мой! Ну почему у меня на душе так скверно? Нина, не разбирая постели, не раздеваясь, легла сверху на покрывало. Мысли  продолжали тревожно роиться в голове, как пчёлы, перелетая с одного цветка на другой и, неожиданно, «провалилась» в тяжёлый сон…
Ей снилось, как они с Кириллом впервые познакомились на автобусной остановке. Как он налетел на неё, и как они упали под общий смех стоящих вокруг людей. Она совершенно случайно оказалась в том месте. Просто у неё в кармане лежал пригласительный билет на лекцию в пединституте, и она ждала автобус. После их, такого курьёзного знакомства, они стали  проводить вместе много времени. Кирилл, встречаясь с ней, часто повторял - знаешь, Ника, нас свела сама судьба…
А затем сон перенёс её в другое время. Время, когда они уже поженились и он, посмеиваясь иногда, говорил: «У нас, Нинок, папаша, наверное, один был. Ну, сама посуди – ты Владимировна, я Владимирович. А? Каково! Интересно, где это мой, никогда не виденный папочка, тебя нагулял?
Нина за словом в карман не лезла, на шутку отвечала шуткой: «Это тебя, мой па-пенька с кем-то нагулял!», и вместе, весело смеялись. А затем, продолжая «задирать» друг друга,  вдруг замолкали на полуслове от внезапно набежавшей страсти. Кирилл подхватывал её на руки и нёс в спальню. Лихорадочно сбрасывая на пол одежду, падали в кровать и долго, с наслаждением, занимались любовью… Нина, закрывала глаза и млела от счастья и удовольствия…
Разбудил её какой-то ненормальный водитель автомобиля, решивший среди глубокой ночи отрегулировать сигнал. По-видимому, там  что-то замкнуло, и на весь квартал раздавался душераздирающий рёв. Вот, придурок! - решила она.  Время  три утра,  люди  спят,  а  он…  вздумал с машиной ковыряться.
Вставать было ещё рано и Нина, раздевшись и разобрав постель, легла досматривать  сон.  Но вместо сна её  опять одолели мрачные, тревожные мысли. Чтобы избавиться от них она решила как-бы продлить сон, вспоминая последующие события, но память, самостоятельно, не подчиняясь её воле, сделала скачок и перенесла её на сорок с лишним лет назад, в то далёкое, смутное прошлое, о котором она почти начала забывать…

*    *    *
Сознательно, помнила она себя с момента, когда вместе с мамой, стоя на крутом берегу Иртыша, напротив дебаркадера, она впервые в жизни увидела пассажирский


Оценка произведения:
Разное:
Реклама