Заблуждения праведников. Сюжет Третий: Вера. (страница 1 из 3)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Ужасы
Автор: Лебедева Света Алекс
Баллы: 4
Читатели: 285
Внесено на сайт: 22:05 12.11.2014
Действия:

Заблуждения праведников. Сюжет Третий: Вера.

Тихо подрагивал огонёк на кончике свечи, освещая монашескую келью загадочными спиральными отблесками. Было тихо, но в этой тишине еле заметно вибрировало напряжение и горечь – монах, сидящий у закованного решёткой окна за столом перед раскрытой Библией, читал про себя молитву, до боли сжимая в пальцах чётки. Ему не хотелось винить в этом никого, не хотелось даже жаловаться на своё горе – всё было сделано правильно, и от этого на душе его становилось всё более грустно. Он верил в Бога, как подобает истинному священнику, и всё, что другой человек назвал бы мучениями и насилием, было для него болезненной необходимостью, крестом, который он нёс вместе с осуждёнными им же самим еретиками и ведьмами – он искренне надеялся и верил, что Бог возьмёт их души к себе, если они сами пожелают того.
Но не  в этот раз. Из правого глаза его скатилась скупая старческая слеза, и святой отец зажмурился, схватившись пальцами за переносицу. В этот раз ему пришлось казнить собственную дочь, и она до последнего момента так и не раскаялась. И отец молил Господа все эти дни, молил до исступления, до полного душевного изнеможения, о том единственном, что хотел для своей дочери, забирая её в Крепость праведников, – спасении её души ото всего, что происходило в грешном мире, распадающемся на куски.
Он аккуратно закрыл Библию, положил на неё руки и с минуту смотрел через решётчатое окно на плывущую высоко в небе за пологом облаков мутную голубую луну. Он сложил руки перед собой, и, уткнувшись в них лбом, попытался снова достучаться до своего единственного Господина.
Но вдруг из окна в комнату ворвался леденящий пронзительный вихрь – звон, стук, и подсвечник со свечою упал на каменный пол кельи, в миг погрузившейся во тьму. Святой отец вскочил с деревянного стула, ослеплённый неожиданной теменью. Слышно было, как на полу перекатывается металлический подсвечник. Святой отец поднял руку, чтобы перекрестится, и вдруг услышал у себя за спиной будоражащий, кошмарный в своей естественности, тихий девичий смех. Святой отец замер на месте, скованный ледяным ужасом, а потом что есть силы наугад ломанулся к двери из кельи и, выскочив в коридор, буквально налетел на смиренно шествующего по нему отца Иакова.
С минуту священники смотрели друг на друга – один имел вид испуганный и одержимый, второй же испугался скорее этого неожиданного появления.
-Что с Вами случилось, падре Антоний?
Святой отец хотел было сказать, но промолчал, и скорее устремился в главную капеллу башни. Там, оставшись в полном одиночестве, он продолжил молиться Пресвятой деве, прося у неё заступничества. Ночь катилась по небосводу где-то за остроконечными башнями крепости, и тучи сгущались над луною, делая беззвучным любое движение. Тихо стучали коготками мыши, пробегая в дальних углах безлюдной капеллы, и старик, вконец измучавшись и практически убедив себя, что нуждается в отдыхе, решил отправиться на покой.
Взяв с собою свечу, он с опаской открыл тяжёлую дубовую дверь своей кельи. Осветив её, он увидел брошенную на пол Библию и свечу с разлившемся по полу застывшим воском. Падре Антоний тихо прошёл к себе, заперев за собою дверь. Стыдясь, поднял Библию и поправил свечу в подсвечник, поставил на стол.  
Во сне его тихое храпение прервалось кашлем – в келье снова стало светло! Святой отец вскочил на жёсткой кушетке и вжался в стену, пытаясь привыкнуть к свету – и, о ужас, рядом с его письменным столом, поднеся зажженный фитиль к свечке, стояла его обнажённая дочь.
-Ой, отец, я разбудила тебя?- вновь скромная улыбка её тонких губок.
Ошеломлённо монах опустил взгляд – Господи, какие же огромные груди были у его дочери, вечно скрывавшиеся под скромными монашескими одеждами! Гладкие и чуть вытянутые, с большими нежно-бежевыми сосками…
-Ах, папа, куда ты смотришь,- рассмеялась задорно дочка,- Старый развратник!
-Да тебя самого следовало бы отправить на костёр!- святой отец нервно обернулся в угол и обнаружил там ещё одну голую девицу – стройную, с маленькими упругими грудками и коротко остриженными кудрявыми волосами.
-Ведьма!..- прошептал он возмущённо и поднял руку, чтобы перекрестится.
-А вот этого не стоит,- твёрдо произнесла дочь и уселась к отцу на колени самым вызывающим образом,- Ты думаешь, что это сработает?
Святой отец с мольбой посмотрел в глаза дочки:
-Но ты же… Я молился за тебя! Не может же быть…
-Чтобы я тоже стала ведьмой?- удивлённо усмехнулась бывшая монашка и запрокинула голову, весело рассмеявшись,- Вы сами того захотели, или не так? Меня сожгли как ведьму, так ведь?
Стаявшая в углу бесовка грациозно, на цыпочках, подошла к подруге и обняла её за плечи, лизнув языком щёку и чуть зацепив уголок губ:
-Ваши святейшества слишком ошибаются,- сказала она строго,- Мы пришли к Вам, чтобы донести правду! Послушайте! Мы, погибшие на костре Инквизиции, побывавшие по ту сторону смерти, хотим сказать Вам…
Она, упершись руками в сухощавые колени старика, нагнулась к нему всем телом и посмотрела ему в глаза своим пустым чёрным взором:
-Бога нет.
-Не может быть!..- неожиданным тявкающим голосом пролепетал святой отец. Бесовки снова рассмеялись, умиляясь его слабости.
-Точно-точно,- на полном серьёзе подтвердила его дочь,- Я же читала богословские книги. Я знаю, что вы верите, что после смерти вас встретит Господь Бог и препроводит в Царство Небесное! Ха-ха! Как же вы ошибаетесь, это даже смешно… А сколько народу поубивали ни за что. Стыдно, должно быть.
Святой отец вскочил с кровати и, кинувшись к письменному столу, схватил Библию и выставил её перед собой:
-Именем Господним, приказываю вам!..
-О нет, нет!..- завопила ведьма и упала на колени, царапая себе грудь,- Нет, прекрати, перестань, гнусный монах…
Она скрючилась на полу в агонии, вытянув вперёд руку. Святой отец испугался было, но вдруг посреди стонов расслышал тихое подсмеивание. Ведьма откинула с глаз кудрявую прядь и посмотрела на монаха нагло и вызывающе:
-Да к чёрту твою Библию. Книжка, чтобы зад подтирать.
Она встала, отряхнулась. К ней подошла бывшая монашка и, схватил руками за талию, приблизила к себе – они грубо поцеловались, и ведьма, игриво глянув на святого отца, запустила два пальца между ног его дочери. Та тихо вскрикнула от удовольствия.
-Знаешь, отец…- она старалась унять разгорающееся в себе возбуждение,- Ведьмой быть не так уж плохо… Я думала – это гореть в аду, а это, оказывается, оставаться здесь, на Земле, летать по свету, шалить и делать гадости… Ненавидеть святош, сжегших нас заживо! Неуспокоенные души – мы теперь не отстанем и от тебя! Ты узнаешь… ах… какого это – любить, когда вокруг презирают твою любовь!..
Бесовки слились в обоюдной ласке, и вдруг дёрнувшись, устремились к старому священнику. Кудрявая ведьма запрыгнула на мужчину, повалив его спиною на стол, и села на его грудь, широко раздвинув ноги. Она легла на него – молодое горячее тело, сильное, развратное.
-Прекратите, Господом вас заклинаю…- пролепетал он.
-А если Господа нет, не откажешь нам в услуге?..- промурлыкала бесовка и впилась губами в приоткрытый рот священника.
-Папа… И мне хочется сказать тебе кое-что! Ты сжёг меня, потому что впервые в жизни я полюбила кого-то больше Бога, и ею, к несчастью, оказалась ведьма. Но я никогда не переставала любить тебя! Даже когда тебе пришлось сделать это… Я и сейчас люблю тебя! Позволь мне доказать это…
И священник с криком выдохнул: он почувствовал, как тонкие пальцы нашли под его ночным бельём уже почти возбуждённый пенис и нежно сжали его. Ведьма, сидящая на нём, небольно схватила его за соски:
-А вот я тебя простить не могу. Как так – собственную дочь! Мерзавец!
Послышалась звонкая оплеуха. И в этот же самый момент священник почувствовал, как пенис его обхватили жаркие нежные губы, и он погрузился во влажное жерло молодого горла. Трепетные движения языка вокруг головки, в момент сковавшие и без того ослабшую от шока волю старика.
-Что, приятно?!- разглядывая его ошеломлённое лицо, злорадно рассмеялась ведьма, откинув со лба волосы,- И этого потрясающего чувства единения ты лишал собственную дочь! Что ж ты за урод, если оставлял её гнить в этом рассаднике заблуждений?
-Я хотел ей добра!..- взмолился старик, и из глаз его потекли слёзы,- я хотел спасти её от грешной заразы, бушующей снаружи…
Ведьма вжала в грудь священника острые ногти, а потом сдавила одной рукой его шею, а пальцы второй


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Книга автора
Паровоз в облаках 
 Автор: Кристина Рик
Реклама