Черный ангел прилетит... (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Баллы: 4
Читатели: 333
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Этот рассказ я причисляю к жанру, который я, для себя, назвал "социальное фэнтези", так как тут сплетена жизненная ситуация, в которую, благодаря интригам в мире, где она живет и к которому принадлежит, попадает девушка Лера и элемент фэнтези, то есть, собственно, Черный Ангел Азрамир - всемогущий и всезнающий, наставляющий ее на правильную жизненную позицию.
  Это не классический Ангел Тьмы (хотя, он-то - нагел именно Тьмы), а тот Черный Ангел, который был упомянут в песне замечательной певицы Ирины Билык "Я розкажу" - добрый, сочувствующий, которому не зазорно "поплакаться в жилетку"...
  С уважением к моим читателям.

Черный ангел прилетит...


  ...Чорний ангел прилетить,
Тихо сяде край вікна,
Запитає, що болить...
  (Ирина Билык, «Я розкажу»)

  ...Это утро, как считала Лера, по всем законам бытия. Должно было стать радостным.
  Но оно оставило за собой лишь разочарование.
  Тем утром, проснувшись и сладко потягиваясь в постели, Лера дотянулась вытянутыми до тумбочки, стоявшей в изголовье их с Олегом кровати и, немного пошарив по ней, взяла с нее две вещи — пульт от телевизора и использованный ею вчера тест на беременность.
  Затем она села на кровати по-турецки, полу-сбросив с себя одеяло и накрыв им лишь ноги и, включив телевизор, принялась переключать каналы в поисках мультфильмов, которые она обожала смотреть, хотя и не была уже маленькой девочкой.
  Ей было двадцать два с небольшим, оставалось совсем немного до двадцати трех и...  И она была беременна.
  Это ясно показали вчера вечером те самые пресловутые две полоски. И эти две полоски сразу объяснили и ее изменившиеся гастрономические пристрастия и некоторое изменение ее фигуры, пока еще не очень заметное...
  Она вспомнила, как Олег удивлялся тому, как она, вдруг, начала превозносить ресторан японской кухни, находившийся на улице Артема пи тому. Что она стала налегать на блюда из морепродуктов.
  Чтож, теперь настало время удивить его другим.
  «А если обидится — скажу, что сам дурашка. Предохраняться надо..» - кокетливо, беззлобно подумала Лера.
  И добавила, тоже мысленно: «Впрочем, а хотела ли я сама избежать зачатия? Наверное, нет.        
  Я хочу ребенка. Девочку.   Чтобы завязывать ей бантики, прыгать через скакалку и играть в куклы.
  И потому я не буду обижать Олега.».
  Она нашла, наконец, детский телеканал, вполне ее устроивший. Затем бросила на постель пульт и взяла с той же тумбочки свой розовый «АйФон». Нашла в телефонной книге номер Олега и позвонила ему.
  Олег поднял трубку после второго гудка.
  Она услышала его голос, всегда деловито-недовольный: «С добрым утром! В Петропавловске-Камчатском — полночь, в Донецке — разгар рабочего дня. Что ты хочешь рассказать, зая? Не подвисай, а то мне некогда.».
  Она никогда не обижалась на такое обращение, поскольку знала, что ему, действительно, некогда — он работал в офисе, занимаясь логистикой доставки строительных материалов в крупной строительной компании.
  Потому она, пропустив его недовольство мимо своего восприятия, ответила ему: «Олежка!! А я беременна!! У нас будет ребенок!! Я рада, а ты? «.
  Он, после десятисекундной паузы, произнес: «И я тоже рад, зая. Очень, очень рад.».
  «Очень, очень рад...»... Но в голосе его послышались раздражение и злость.
     Она завершила вызов, отложила смартфон, вздохнула и задумалась...
  ...Она встретила Олега — тогда еще выпускника Института бизнеса и предпринимательства — в городском цифровом планетарии, где в тот день проходила какая-то презентация, через неделю она была уже знакома с ним настолько, что...  влюбилась по уши. И теперь уже не могла представить себе жизнь без него.
  В добавок, он теперь работал в той же компании, что и она — в компании, основанной ее отцом, Михаилом Журиным, широко известным предпринимателем, основателем социального фонда «Доброе сердце», помогавшего детям-сиротам.
  Отец принял его на работу простым менеджером и за год с небольшим Олег, благодаря целеустремленности, хладнокровию и деловой жесткости, стал начальником отдела логистики. Сейчас он метил выше, основания для этого были...
  Но, хладнокровный, целеустремленны, жесткий и неуступчивый, как локомотив, Олег оказался сложным, тяжелым в семейной жизни.  В нем было слишком много того, н6а что она приучила себя не обижаться.
  Но стоило ли приучать себя к этому?
  Именно над этим она думала весь остаток дня.
  Стемнело.
  Город зажег неоновые огни витрин и рекламных вывесок, гллубое зарево встало над тем местом, где крыши домов скрывали закрывали от нее «тарелку» «Донбасс-Арены»...
  она смотрела в открытое окно на это красивое зарево, когда заиграл знакомый рингтон — мелодия из советской телепередачи «В гостях у сказки.».
  Звонил Олег.
  Она подошла к постели, взяла телефон...
  Он сообщал ей, что в офисе корпоратив и он сейчас заедет за ней, чтобы она не скучала дома одна.  И он советовал ей одеваться и выходить ждать его у подъезда.
  Она надела любимую короткую красную юбочку, красную же блузку и легкую белую курточку, нацепила на плечо маленькую золотистую сумочку, в которую, тем не менее, будто в омут, «булькнул» смартфон, и вышла из подъезда. Села на лавочку у куста шиповника и стала ждать.
  В общем-то, она и сама могла подъехать к нему на работу на своем апельсиновом «Ниссане-микра», но корпоратив — это. Обязательно, бокал-другой легкого сухого белого вина, что не позволило бы ей потом вести машину.... Да и просто, приятно было ехать в машине. В которой рядом с ней будет сидеть Олег, не занятый рулем и дорогой...
  Светло-серый «лексус» подъехал точно в оговоренное время — без десяти семь.
  Олег открыл перед ней заднюю правую дверь, пересел в глубь салона...
  Она. Пригнувшись, вошла в теплый, пахнущий кожей и каким-то освежителем воздуха, салон «Лексуса», опустилась гна сиденье, закрыла за собой дверцу...
  Маашина тронулась.
  Лера придвинулась ближе к Олегу, ласково положила руку ему на макушку, погладила по коротким черным волосам, игриво проворковала: «Олежка, ну почему ты у меня такой бука... Все время занят, все время недоволен... Тебе не доставляет радости то, что ты скоро станешь папой?».
  Он, сначала, молчал. Затем обнял ее за талию, спросил: «Что врачи сказали? Срок большой?».
  Она ответила: «Я не была в больнице. Я тест в аптеке купила. Ну, где-то, по моим ощущениям, уже месяца три-три с половиной...  Это как раз... с моего дня рождения...».
  Онничего не ответил, но плотнее прижал ее к себе...
  До здания офиса было еще не близко. «Лексус» несся по вечерним улицам Донецка, обгоняя другие дорогие иномарки, маршрутки и большие неповоротливые автобусы и троллейбусы. И всю дорогу Олег молчал...
  Но вот, наконец, они подъехали к офису. Залитое белым светом из окон, здание-»башня» из стекла и бетона высилось на берегу Кальмиуса, над самой рекой. И на стойнке возле здания Лера увидела около десятка представительных автомобилей. Хозяев некоторых из них она, будучи директорам департамента по работе с клиентами, даже знала...
  Олег не стал задерживаться снаружи здания.
  Взглянув на свои часы,  он взял жену за руку и, почти, потянул ко входу в здание.
  Они прошли мимо улыбающегося охранника в серой пятнистой форме, стоявшего в своей небольшой комнате-будке за стеклом, подошли к прозрачной шахте лифта, дождались, пока блестящий металлический цилиндр опустится вниз и замрет перед ними...
  Открылись нержавейковые двери — и они вошли в лифт.
  Олег нажал на кнопку — и лифт повез их на шестой этаж здания...
  Они вышли из лифта прямо в белый, отделанный зеркальными панелями, вестибюль и Лера тут же воспользовалась одним из зеркал, чтобы взглянуть на свой внешний вид, поправить прическу и подвести косметику.
  Она отметила про себя, что полагавшегося ей по статусу «беременна» животика еще, практически, не видно, если не распахивать курточку слишком широко...
 Поправляя макияж, она услышала слова Олега: «Никому о своем интересном положении не распространяйся. Поняла? Не забывай, что шеф компании — твой отец. «.
  Она ответила: «Я и сама не собиралась кричать в мегафон по поводу своегшо положения... Хотя, это естественно для любой женщины...  И... А при чем тут мой отец?».
  Олег отражался в зеркале перед ее глазами не хуже, чем она всама — и она увидела, как он саркастически ухмыльнулся. Затем он ответил: «Ну, ты же не маленькая девочка и не хочешь потом объясняться с мамой по поводу новости. Которую папа обязательно расскажет ей... «.
  «А что тут такого? Это моя мама, она за меня только будет рада...» - произнесла Лера.
  Олег сказал: «Мама начнет давить тебе на мозг советами, ахать и охать... А тебе ни к чему сейчас эти причитания, тебе нельзя нервничать...».
  Она произнесла: «Мама может посоветовать то, что, действительно, нужно... А по поводу нервов...  Поговорим об этом в другой раз, хорошо?».
  Он не ответил, но привлек ее к себе и поцеловал в щеку.
  Странно, но его объятия показались слишком жесткими, они, почти, причинили физическую боль... Впрочем, она знала, что раздражительность и мнительность — обычное дело для беременных и списала свои ощущения на это...
  Вскоре они вошли в зал для презентаций, где и происходило корпоратаивное действо.
  Здесь стояли небольшие ромбические столы, за которыми уже сидели некоторые из пришедших на празднество, хотя немало людей еще стояло у стен и просто расхаживало по залу. Ярко горели белые лампы дневного света, стоял негромкий низкочастотный гул от голосов переговаривавшихся деловых партнеров...
  Олег, проводя ее мимо стоящих и сидящих своих и ее знакомых, с кем-то перекинулся словом, с кем-то поздоровался, потом остановился у свободного столика ит жестом показал ей на стул.
  Она села, а он отошел куда-то в сторону.
  Почти боковым зрением она увидела, как он направился к групее таких же, как он, деловых людей, по пути — подозвал официанта и показал на столик, за которым сидела она.
  Официант бросил взгляд на нее. Она этикетно, сдержанно улыбнулась ему...
  Отсутствие Олега рядом затянулось. К тому же, неумеренно сильно дуол в спину кондиционер, его следовало кому-то подрегулировать. Сидеть одной было некомфорно и она, встав из-за стола, подошла к Олегу и его деловым друзьям.
  Он, взяв подошедшую Леру за руку, произнес, представляя ее друзьям: «Саша, Рома, Жека, познакомьтесь. Это моя жена Валерия. Та самая Валерия Журина. За которой ты, Саня, бегал в школе...  Извини, больше не побегаешь. Валерия работает в этой компании директором департамента по связям с клиентами, а директор компании — ее отец. И я надеюсь сохранить с ним хорошие отношения.».
  Говорил он тепло, но глаза Олега не улыбались. На этого Саню, своего бывшего одноклассника, он глядел твердо, жестко... Она почувствовала в его взгляде неприязнь к этому Сане, некий намек на желание физически устранить его...
  Ей стало неуютно при виде выражения глаз мужа и она отошла.
 В это время официант принес две бутылки вина — красного и белого, креманку с мягким мороженным, блюдо с бутербродами с красной икрой и два фужера.
  К столу вернулся Олег.
  Лера спросила его: «Обязательно было так обращаться к Саше?».
  Он ответил, улыбнувшись ей улыбкой человека, который значительно больше понимает в жизни: «Саша — если ты забыла — тот ботан, который угощал тебя конфетамии «Метеорит» в пятом классе... Он должен видеть, что ты стала успешной женщиной и находишься рядом со мной.».
  «Конфеты — это было весьма культурно и романтично с его стороны...» - заметила Лера и, чтобы не давать повода к эскалации конфликта, тепло улыбнулась Олегу. Спросила его: «А по какому, собственно, поводу вечеринка?».
  Олег ответил: «Компания заключила крупный контракт на постройку стасемидесятиквартирного дома в Калининском районе. Такой же дом она сдала тому же заказчику в конце года с опережением графика строительства и, что более важно, заказчик остался доволен качеством


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     03:08 04.03.2015
Реклама