Модификация. Глава 7. Серёжка. Вольному воля (страница 1 из 3)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Мистика
Сборник: Модификация. Мистически-фэнтезийный роман. 18+
Автор: Аглая Конрада
Баллы: 10
Читатели: 77
Внесено на сайт: 22:19 25.02.2018
Действия:

Модификация. Глава 7. Серёжка. Вольному воля

                         Вдали шумело море, по-настоящему пахло влажной свежестью и гнилыми водорослями, было слышно, как плескались волны у берега, накатывая друг на друга, как обрушивались они на камни, а где-то совсем рядом кричали чайки и тарахтели машины, перекликаясь между собой раздраженными резкими гудками.
                         Мать уже включила телевизор — иначе, откуда весь этот шум?

                         Сережка попробовал перевернуться на другой бок. Вообще-то, он не любил с раннего утра громкие звуки, предпочитал собираться в школу в спокойной обстановке, но такое редко случалось в их доме. Матери было все равно, какое время суток за окном, утро или вечер, она всегда врубала музыку, как только вставала с кровати — так она полнее ощущала жизнь, а на мнение соседей ей было глубоко плевать. В отличие от своего сына, тишину вокруг себя она терпеть не могла.
 
                         Снова заснуть не получилось и Сережкины мысли разбрелись кто куда, словно стадо диких коз на горном склоне. Только бы сегодня не было очередных гостей, и так придется краснеть и выкручиваться перед Алисой Рудольфовной за то, что напечатал реферат всего наполовину. Открытым остается вопрос: поверит ли она в байку о подскочившей температуре, позволит ли закончить работу, предоставит ли самый последний-распоследний шанс на исправление оценки? Сколько их уже пропало впустую, шансов? А сколько он не сдержал обещаний по другим предметам? Наверняка, историчке уже доложили, какой он, Сережка Варламов, недисциплинированный и трудный подросток, специнтернат по нему плачет — именно такие слова он слышал собственными ушами, проходя мимо учительской, и ни один голос не сказал ничего в его защиту, хотя он специально задержался возле двери и пять минут изображал застывшую фигуру. Наоборот, несколько голосов, среди которых он, к ужасу своему, опознал завуча, Екатерину Андреевну, терпеливую и добрую бабульку, а также резкий бас Вячеслава Захаровича, учителя по технологии, заявили, что таким детям место в психо-коррекционном интернате, а не в одном классе с нормальными детьми, что он один тянет назад целый класс по показателям успеваемости.
                          «Ничего страшного — это же не навсегда, — журчал добрый голос Екатерины Андреевны. — Потом будет вспоминать, как лучшие школьные годы.»
                          «А не лучше ли лишить мать родительских прав?» — этот голос Сережка не смог опознать, как не пытался, вероятно это был преподаватель других, более старших, классов.
                          «А на каком основании? — возразила завуч. — И куда вы собираетесь помещать подростка, когда идет сокращение детских домов? Правильней будет приписать его к городскому Центру по опеке кризисных семей, и мать уже не сможет помешать правильному воспитанию мальчика…»
                           От дверей пришлось спешно убегать, но единогласное соглашение учителей засунуть его в какой-то психо-коррекционный интернат могильным камнем легло на душу. В этот же день Сережка нашел Алису Рудольфовну и упросил дать ему последний шанс исправить оценку.
                           Кстати, о школе: будильник пока так и не звонил, сколько же времени?

                           Сережка открыл глаза.
                           — Проснулся, Варлам? — над ним нависло незнакомое лицо.
                           Несколько белесых шрамов змеились по щеке, в ухе качалась длинная сережка, в зубах дымила сигарета, ничем не связанные дреды свисали с головы, как грязная свалявшаяся овечья шерсть. 
                           Ростик! 
                           Вихрем ворвались вчерашние воспоминания: пиявочный поцелуй толстой тетки на глазах матери и Фила, вкусное мясо из костра, тошнотворный ядовитый дым в легких, ребята!.. 
                           Он вскочил с коробок, оглядываясь, кроме него и Ростислава больше не было никого в самодельном сарайчике из старой тепличной пленки. Новые друзья, ставшие за один вечер близкими и, чуть ли, не родными, разошлись по домам, пока он валялся здесь на рваном картоне, хладнокровно бросили его одного.
                           — Не стали будить тебя, — ответил на его мысли Ростик. — Разбежались. У всех свои дела.
                           Сколько же времени? Мысли лихорадочно кидались в разные стороны, глаза метались вслед за ними
                           — Скоро полдень, — опять поймал его волну хозяин сарайчика. — А я смотрю, ты не любишь зря трепать языком — это правильно, говорить надо по делу, а не болтать всякую чепуху.
 
                           Ростик прищурился, выглядывая из укрытия, Сережка выбрался наружу и огляделся, жмурясь на ярком солнце. Холодный ветер с реки гнал к берегу беспокойные волны, плескался в них на мелководье, шумно отряхивался в кустах, буянил среди ракит, запутывая гибкие молодые веточки. Над головой Сережки, отчаянно голося, кружили голодные чайки, на крышу шалаша падали мелкие камешки с дрожащих конструкций моста, а холод мигом забрался под легкую куртку и нагнал целую кучу быстрых мурашек между лопатками. Мальчишка зябко поежился, передернул плечами, как застоявшийся жеребенок.
                           К сарайчику приближался низенький молодой мужчина, обросший короткой бородой, крадучись, он пробирался между береговых зарослей плакучих ив, перепрыгивал с камня на камень, то и дело поправляя на плече огромную спортивную сумку.
                           — А вон и мой корешок! — заулыбался Ростик. — Ты, Варлам, приходи вечером, если захочешь, а сейчас ступай, тебе пора домой.

                           Полдень! Значит на занятия он безнадежно опоздал! Это плохо, очень плохо! 
                           Проклиная все на свете, Сергей помчался бегом к дому, торопясь изо всех сил, цепляясь за ветки и пучки высокой прошлогодней травы, пулей взлетел на крутой пригорок, под которым потерялся в зарослях ивняка шалаш Ростика, вихрем пролетел несколько улиц, стрелой перемахивал дороги, не дожидаясь, пока проедет очередная машина, только визг тормозов оставлял далеко за спиной, а ругань водителей даже не слышал, бежал во весь дух, не обращая внимания на лужи и грязь, в голове обреченно билась мысль — все пропало! Он подвел мать, профукал нормальную оценку за четверть, отправил коту под хвост доброе расположение учительницы! Из школы небось уже звонила Нина Алексеевна, эта толстая грымза, а Алиса Рудольфовна напрасно ждала его несколько часов в пустом классе и теперь вполне обоснованно считает обычным треплом и беспросветным дурачком, отстающим в развитии, способным только невразумительно мямлить у доски. Специнтернат по нему горько плачет! 
 
                            Возле дома он чуть отдышался, глазами вспуганного дикого животного оглядел измятую грязную одежду, тщательно стряхнул со штанин прилипшие травинки, пригладил волосы и шагнул в темноту подъезда — какое счастье, что домофон вечно сломан, а входная дверь в их квартиру не запиралась и в лучшие времена — может, удастся просочиться незаметно.

                            Мать с кем-то ругалась по телефону, и с порога Сережку оглушили ее визгливые крики — это на руку, стараясь ступать неслышно, он крался в свою комнату. Если ни с кем не встретится, то сделает вид, что проспал: да-да, безответственно проспал, потому что пришел, как было велено в семь и отрубился, а до этого глаз не сомкнул у Женьки — такая у него приключилась бессонница! Не рассказывать же про шалашик возле речки! Где-то в самом затылке забродили мятежные мысли: а не все ли равно матери, где именно он ночует, если бы беспокоилась, не выгоняла бы к чужим людям. Новые мысли испугали, возмутили и он постарался их выкинуть из головы — конечно мать волнуется о нем, она же его мама!

                            Он взялся за ручку двери в свою комнату…
                            — Явился? — Фил в домашних штанах и тапках на босу ногу стоял на пороге кухни с чашкой кофе в руках. — Ну и где же ты был?
                            Сергей замер, не оборачиваясь, пытаясь с ходу придумать план Б, однако, никакие подходящие мысли не находились, мало того, он чувствовал себя бесконечно усталым, выжатым, как лимон, не способным, хоть как-то выкручиваться и спасать свое бедственное положение. 
                             Не говоря ни слова, с каменным лицом Сережка двинул мимо Фила в ванную. Раз не получилось прошмыгнуть незаметно — то хоть умыться.
                             — Ты что это, решил игнорировать меня, мелкий сучонок? — сожитель матери захватил в кулак воротник его куртки и тут же сморщил нос. — Фу! Ну и вонища от тебя! Ты на помойке, что ли, валялся? — он потянул носом, принюхиваясь. — Эй! Да ты, оказывается, наркоша! Машунь, нашлась твоя пропажа, я же говорил, никуда не денется, жрать захочет и придет!
                             Из гостиной показалась мать в кое-как запахнутом халатике, с телефонной трубкой, прижатой к уху.
                             — Не надо угрожать! — кричала она в трубку. — Вон он пришел, ничего с ним не случилось! Какие оценки?! Их не выставили еще, до конца четверти целых два дня! А как я должна платить за эту квартиру?!
                             Выслушав ответ, она бросила телефон на диван и повернулась к сыну, на красивом лице, пунцовом, от злости на невидимого собеседника, гневно сверкали глаза. Сережка болтался в руках Фила и угрюмо смотрел, как взлетают и снова опадают вниз ее длинные искусственные ресницы, похожие на крылья бабочки, как кривятся губы, шевелятся крылья тонкого носа — мать была в ярости.
                             — Ты где скитался до этих пор, маленький мерзавец?! — две оплеухи незамедлительно обожгли щеки, Фил поддержал его голову в удобном положении, не давая отвернуться. 
                             Сережка закрыл глаза и часто задышал, намереваясь стойко перенести взбучку. 
                             — Из-за тебя приходится кругом оправдываться! Добился, меня вызывают в школу! Пришлось звонить твоему братцу, еще и от него выслушивать!
                             «Надо было оставить меня дома, а не гнать к Женьке», — мог бы ответить Сережка, но почему-то промолчал, да и какой смысл чего-то доказывать, ведь он и в самом деле виноват — расплата справедлива. Мать тут с ума сходила из-за него — пусть бьет, ничего, он потерпит.
                             Рука, занесенная в очередной раз, вдруг задержалась с пощечиной. Сергей разлепил ресницы, мать принюхивалась.
                             — А чем это от тебя так воняет?
                             Над Сережкиной головой мерзко ухмыльнулся Фил.
                             — Ничего не напоминает, Машунь?
                             Мать еще раз подозрительно потянула носом.
                             — Ах ты скотина! — взвизгнула она. — Ты что, курил травку?! А в чем у тебя куртка?! В блевотине, что ли?!
                             — Хорош у тебя сынок! — злорадно усмехнулся Фил, встряхнув Сережку в руке, он оттолкнул его в сторону и брезгливо потряс ладонью, словно выпачкал ее в навозе. — А ты его посылаешь к каким-то соседям ночевать, как маленького, да этот жеребец, небось, всю ночь с телками трахался!
                             Сережка поднялся с пола и прислонился к стене, враждебно глядя на сожителя матери.
                             «Это ты жеребец и скотина!» — мог бы крикнуть он в наглую морду, слова так и рвались с языка, но он снова не решился нахамить, ради матери, и промолчал.
                             — Что ты молчишь? — бесилась мать. — Я тебя предупреждала! Если они заберут тебя в интернат, я останусь без денег — ты этого добиваешься, выродок проклятый?! Чертов эгоист, второй папаша на мою голову, малолетняя сволочь! Всю жизнь приходится расхлебывать!

                             Фил с интересом наблюдал за расправой, прихлебывая кофе из чашки. Сережка упрямо смотрел в пол, дожидаясь, пока мать выдохнется: под горячую руку ей лучше не попадать, но она быстро остывает, надо подождать. Ужасно хотелось помыться и поесть. Он закрывался от частых ударов и медленно съезжал вниз по стене.
                             — Иди сам стирай свои тряпки! Новую одежду я покупать тебе не собираюсь, и на жратву не надейся! Пусть тебя кормят там, где ты валялся!
                             Мать наступала и лупила своим тапком, попадая куда придется, Сережка уворачивался, пока из отбитого носа не капнула кровь, тогда он ухватился двумя руками за ее кулак.
                             — Хватит, мам, перестань!
                             — Машунь, да правда, успокойся, не стоит он твоих нервов, — вдруг поддержал Фил.
                             Он увлек ее в комнату, экзекуция прекратилась. Сережка тяжело вздохнул, потрогал скулу, куда пришелся особенно хлесткий удар, и отправился в ванную. Яростно тер себя мочалкой, смывая грязь и въедливый запах дыма, потом долго полоскал куртку, намыливал, отчищал одежной щеткой и снова полоскал, вытирая с лица соленые дорожки.
 

Послесловие:
Глава 6. Серые полицейские будни                                                                                                                                                                                                                                                   Глава 8. Денис. Экспертиза

Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
Пола Рейч      10:57 21.06.2018 (1)
1
Страшно становится за Сережу. Дети с надломленными душами, расколотыми сердцами.
Жалко их всех. Страшно за них, ведь когда каменеет сердце оно безжалостно.
Аглая Конрада      21:12 21.06.2018
Ты права, если им лучше в шалаше на улице, им кажется, что Ростик о них заботится, но это не так, он просто сколачивает рабочую группу.
Спасибо, дорогая Пола! 
Ирина Верехтина      21:14 16.05.2018 (1)
1
Как же мне хотелось убить Фила... И сейчас хочется Жаль, что девчонка пошутила. Может, получилось бы.  Дениса жалко, и ребят жалко. Про органы опеки - в самую точку. Слышала я о них. Одно название, душеспасительные беседы с родителями (которым плевать и на беседы и на опеку), а органам опеки плевать на детей.
Аглая Конрада      22:29 16.05.2018 (1)
Отбирают без разговоров, если есть несколько заявлений от соседей, о том, что дети живут в плохих условиях или не ходят в школу. А уж если школа принимает решение отправить в коррекционный интернат, то никаких свидетелей и не надо. Хотя, читала, что бывшие учащиеся таких интернатов действительно тепло вспоминали те годы, вероятно в обычной школе им было все-таки трудно справляться с программой.
Ирина Верехтина      17:36 17.05.2018
1
Задела меня за живое эта глава. Можно и не так, можно и не бить. Взять в клещи обязанностей, типа мы тобой гордимся и ты  должна (должен) оправдать ожидания родителей, мы жизнь на тебя угрохали, а сколько денег за твои тренировки, ты хоть представляешь? Что значит, не могу?  Значит, будешь заниматься через не могу. Не хватает времени? Кто же виноват, что ты не умеешь его организовать? Поменьше в окно в смотри, вот и время будет. Другие гуляют? - значит им родители позволяют без дела болтаться, вот подумай, что из них вырастет? 
...Соседи будут уверены, что ребенок растёт в любви и заботе. Впрочем, так и есть,  кормят-поят-одевают, заботятся.  А когда дитя от этой заботы повесится или с крыши спрыгнет, спишут на подростковый возраст, типа нервы.
Снежный Ирбис      01:54 14.05.2018 (1)
1
Уважаемая Аглая! Вы добились ненависти читателей к своей героине и жалости к  растерянному мальчишке. Но, наверное, есть надежда, что мальчик не  дойдет до убийства ничтожного типа...С уважением, СИ
Аглая Конрада      07:48 14.05.2018
А как же! У него же есть старший брат-полицейский!
Айли Крафт      08:08 26.02.2018 (2)
2
Да, вляпался Сережка по самое не хочу. Вот так и жить с мамашами вроде этой дуры с наращенными ресницами. Вообще не понимаю таких баб: ну, не умеешь ноги вместе держать - хотя бы не плодись! Детям только хуже будет.
Валентин Иванович Филиппов      23:55 12.03.2018 (2)
3
Так  она  живёт за  счет этого  ребёнка,  на  Серёгу  ей  наплевать. У  ней  в  глазах  бабло и  мужик в  койке. Вся  её радость.
Аглая Конрада      07:06 13.03.2018 (1)
Валенитин Иванович, я Вас так рада видеть!!! 

Сережкина мать действительно живет за его счет, но материнский капитал тут не при чем, ей платят: сначала Сережкин отец, потом Сережкин брат.
Валентин Иванович Филиппов      10:32 13.03.2018
1
И  я  тебе  рад  несказанно. Да  я  понимаю, что  это  не  материнский  капитал,  а  дань  которую ей  платят на  содержание  ребёнка.
Айли Крафт      04:58 13.03.2018 (2)
1
А с действием системы материнского капитала каждая вторая живет за счет ребенка. Как итог: население увеличивается, конечно, но растут толпы ненужных детей.
Валентин Иванович Филиппов      10:33 13.03.2018
2
И  это  присутствует,  как  побочный эффект.
Аглая Конрада      07:13 13.03.2018 (1)
1
Сейчас на самом деле увеличивается население, и детей рождается больше. Третий ребенок в семье — это уже нормально, я лично знаю несколько семей, где четверо, и даже пятеро, но это не из-за капитала, там родители вкалывают так, что будь здоров и все дети любимые. Но конечно, и такие есть мамаши, которые ради денег рожают, хотя я не вижу смысла, ведь капитал просто так трогать нельзя, а только на определенные цели.

Айли Крафт      07:15 13.03.2018 (1)
1
Современные мамаши ухищряются потратить деньги и на себя. А вообще, я не вижу смысла в этой дури. Ну, хочешь ты детей - рожай хоть 20. С какой такой радости государство должно за них платить?! Не президентского же ребенка носит.
Аглая Конрада      07:39 13.03.2018 (1)
1
А вот, если будет 20, то тут уже надо проверить, как эти дети живут, в каких условиях. Была передача, правда давно: родители — оба с высшим образованием, люди от науки, переехали в деревню, родили 11 или 12 детей. Мамаша, не скрываясь говорила, что ни копейки не потратила ни на одежду для них, ни на другие принадлежности, все дали знакомые и друзья. Но больше всего меня потрясло, что ни один ребенок из их огромной семьи в школу не ходил!!! Вообще ни разу! Родители сами обучали их на дому, не доверяли учителям! Вот эти, так называемые, родители действительно жили за счет своих детей! Сволочи!
Айли Крафт      07:40 13.03.2018 (1)
1
Тут - да. Прежде, чем рожать, надо думать, способны ли вырастить. Но САМИ, без помощи государства.
Аглая Конрада      07:50 13.03.2018 (1)
1
Без помощи в наше время можно прокормить и одеть, а допустим образование — на него уже необходим капитал или вкалывать на трех работах. Даже, если учебное заведение бюджетное, все равно нужны деньги, так же, как и на медицинское обслуживание. Должна же быть какая-то помощь от государства, если оно заинтересовано.
Айли Крафт      09:14 13.03.2018 (1)
1
Вот поэтому лучше родить 1-2 детей, которых способны прокормить. А так... будь я президентом, никогда не содержала бы чужие семьи. Зачем? Я, что ли, их рожать заставляю?
Будь у меня дети, я бы никогда не клянчила помощь. Унизительно собирать подачки.
Аглая Конрада      21:29 13.03.2018 (1)
1
Ты не права: материнский капитал — это финансовая поддержка к действительно крупным затратам на образование и жилье, а на остальное я считаю глупо его тратить. 
Айли Крафт      04:34 14.03.2018 (1)
1
И все же я против этого. Унизительно побираться у государства. Да я бы себя уважать перестала, если бы получала деньги за то, что родила ребенка. Мерзко как-то...
Аглая Конрада      07:14 14.03.2018 (1)
1
Почти во всех странах существует такая поддержка: в Европе точно, вот в США, там упор больше на мед. страхование и лучшие условия для работы женщинам с грудными детьми.
Айли Крафт      07:33 14.03.2018 (1)
1
Вот я и говорю - мир какой-то неадекватный. Лучше бы создавали условия, при которых женщины с грудными детьми вообще могли бы не работать.
Аглая Конрада      08:02 14.03.2018 (1)
1
Айли, ты удивительная девушка! В том, в чем все женщины находят приятный подарок, ты видишь унижение. Вот здесь ты права, с грудными детьми надо сидеть дома, а не работать. В сериале "Во все тяжкие" (Америка) жена главного героя как раз работает с новорожденной дочкой: у нее есть возможность кормить ее, и укладывать спать, и все окружающие помогают ей — так принято. Нам не понять, просто другая жизнь. не хорошая или плохая, а просто другая.
Айли Крафт      08:40 14.03.2018
1
Да, я действительно странная по мнению большинства) Но это не движение "антистереотип", а просто моя природа)) Я не боюсь сказать вслух мнение по любому поводу. Для меня это действительно унизительно, да. Что ж поделаешь?))
Аглая Конрада      21:32 26.02.2018
2
Что да, то да! Помнишь, ты говорила, что лучше на улице — вот он и попал на улицу. А там они кучкуются в такие вот компании.
Насчет его матери ты права абсолютно, но здесь именно на сыном она прикрывалась, когда тянула деньги с его отца. И его мне не жаль, жалко семью, ведь там тоже остался ребенок, пусть и не маленький, но ему тоже нужны были внимание, забота, да и деньги бы не помешали.

Спасибо, Айли!
Валентин Иванович Филиппов      23:56 12.03.2018 (1)
2
Жаль  пацана, еще  немного  и  он  покатится  по  наклонной. Или  так задумано  по сюжету?
Аглая Конрада      07:20 13.03.2018 (1)
1
Не успеет покатиться, но надо было показать, что такой вариант был вполне возможен, что Сережка, хоть и не по своему желанию, но становился уличным подростком. 
Валентин Иванович Филиппов      10:35 13.03.2018 (1)
1
Мне  кажется, что  он  созреет для  мести.
Аглая Конрада      21:21 13.03.2018 (1)
1
Все будет по другому
Валентин Иванович Филиппов      22:18 13.03.2018
Бай то  Бог!
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Публикация
Издательство «Онтопринт»