Сестренка (часть II) (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Баллы: 27
Читатели: 1236
Внесено на сайт:
Действия:

Сестренка (часть II)

Утром Николай Иванович поймал Лизу за завтраком. Он был в домашней куртке, над которой Лиза потихоньку хихикала, ей казалось, что так должен был выглядеть какой-нибудь благополучный помещик девятнадцатого века. Егора уже не было дома, а Вера Андреевна ещё спала. Он сказал Лизе, что любит её, как родную дочь, и поэтому желает ей добра. Она должна знать, на что себя обрекает, если свяжет свою жизнь с Егором. Неизвестно, получится ли у них семья. Профессия у него специфическая, а характер тот ещё… Лиза – дочь его жены и он чувствует себя ответственным…
- Николай Иванович, вы не любите Егора?
- Что ты, детка, ведь он единственное родное существо, которое у меня осталось. Я очень его люблю.
- Вы не считаете меня достойной быть его женой?
- Ну, что ты говоришь! Разумеется, я так не считаю!
- Мне никогда ещё не доводилось вести такие разговоры, я не знаю, как мне себя вести. Николай Иванович, давайте прекратим.

Вдруг он наклонил голову, словно собираясь бодаться, и тихо проговорил:
- Лизочка, прости меня, старого дурака! Прости нас с мамой! Мы хотели сделать, как лучше. Мы желали, да, что там, желаем вам счастья! Я надеюсь, что вы с Егором не будете держать на нас зла за наши протесты. Если тебе удастся одомашнить этого медведя, это украсит нашу с Верой Андреевной жизнь. А я обещаю всегда держать твою сторону.
Лиза засмеялась и поцеловала отчима.

За день до Лизиного отъезда Егор вернулся домой раньше обычного. Антонина Андреевна накормила их с Лизой, но сама за стол не села, сказала, что будет ужинать вместе с родителями. И ушла, оставив их вдвоём, чему они были рады. Лизе было немного грустно, но на предложение Егора пойти куда-нибудь она ответила отказом. Лучше посидеть дома в тишине… Ведь им предстоит расстаться на какое-то время… Они ушли в комнату Егора и (это ужасно!) закрылись на ключ.
Они лежали на диване и целовались до самозабвения. Когда из столовой донеслись голоса вернувшихся родителей, встали.
- Ты оторвал мне пуговицу!

Привели в порядок одежду, чтобы выйти из комнаты. Перед дверью Егор в последний (нет! нет! нельзя говорить «в последний раз»!), ещё раз (!) поцеловал Лизу и, почти прижав своё лицо к её лицу, прошептал:
- Только ты ничего не бойся, ладно?
- Чего?
- А вот ничего и не бойся! А ночью как обычно, да?

Родители (теперь почему-то было очень приятно называть их так) принесли много фруктов и какого-то диковинного печенья. Ужинать они не хотели, потому что были в ресторане. Устроили чаепитие. Николай Иванович предложил шампанского. Выпили за благополучие всех присутствующих. За Егора и Лизу, - сказал Николай Иванович, - пить рано, чтобы не сглазить.
- А вы выпейте и поплюйте через левое плечо, - засмеялся Егор, - Ребята, я забыл вам сказать: я завтра утром должен уехать. Ненадолго. На недельку.
- Куда? – быстро спросил Николай Иванович и посмотрел на Лизу.
- Да тут, недалеко…
Лиза не знала, как ей реагировать, она смотрела на мать: та была спокойна, отчим и Антонина были взволнованы, Егор улыбался и шутил, как ни в чем не бывало.

После ужина родители ушли спать, а Лиза с Егором остались в столовой. Теперь было как бы неудобно уединяться в чьей-нибудь комнате.
- Ты действительно уезжаешь ненадолго? – спросила Лиза, - мне как-то не по себе.
- Буквально на несколько дней. Ты даже не успеешь соскучиться.
- А ты?
- А я скучаю всегда, если только не вижу тебя, - Егор обнял её и прижал к себе. – Ты, пожалуйста, не развлекайся без меня ни с кем.
Лиза начала протестовать, а он продолжил: - Я вернусь, позвоню тебе, и мы тебя перевезём.

Вскоре после полуночи Егор неслышной тенью проскользнул в Лизину комнату. Лиза сидела с ногами в кресле, волосы распущены по плечам, отдельные лёгкие пряди слегка шевелились от ветерка, долетавшего из окна. Пока он не пришёл, она отчаянно хотела, чтобы как можно скорее приоткрылась дверь. Ну, где же он? Вот повернулась дверная ручка. Они одновременно рванулись навстречу друг к другу, Лиза закрыла глаза и, как слепая, ощупала, погладила его шею, плечи, грудь.
– Поцелуй меня скорее, не то я умру, - прошептала она.
- Я не дам тебе умереть, - засмеялся он.
- «Всего одна осталась ночь у нас с тобой», помнишь эту песню?
- Маленькая, ты всё-таки волнуешься из-за моего отъезда? Клянусь, мы увидимся очень скоро. У нас впереди очень много ночей! Но и эта не пропадёт даром.
- Как ты думаешь, они знают, что ночью мы вместе?
- Твоя мама – не знаю, а дядька достаточно умён, чтобы не захотеть это знать после того, как мы высказали наши желания. Но волновался он очень, он тебя любит как дочку. Во всяком случае, он ничего не скажет твоей маме.

Утром он уехал.
Лиза собирала вещи, помогала Антонине Андреевне готовить обед, вела беседы с Николаем Ивановичем. Он пообещал ей помочь найти работу в Москве.
Вечером устроили прощальный ужин, жаль, что без Егора. Все понимали, что расстаются ненадолго, но Лиза видела, что Николай Иванович действительно нервничает.
Оставшись ночью одна в комнате, Лиза загрустила. Хотелось бы надеяться на хорошее, но кто знает? Пройдёт много времени, и она поймёт, что такое эти его командировки. Но пока она этого не знает и относительно спокойна.

С Антониной Лиза простилась дома, та поцеловала и перекрестила её. Родители отвезли её в аэропорт. Стал капать мелкий дождь. Отчим пошутил, что уезжать в дождь – хорошая примета.
Когда Лиза прошла контроль и обернулась, она увидела, что мать плачет, прижавшись к плечу Николая Ивановича. Лиза помахала им рукой и погрозила пальцем, указывая на глаза: «Не плакать!»

В салоне самолёта она заняла своё место, положила сумку на колени, поёрзала, устраиваясь поудобнее. Когда самолёт стал выруливать на взлётную полосу, по проходу прошла стюардесса и что-то сказала. Лиза не поняла, но не стала отрываться от иллюминатора, она по-детски любила смотреть в окошко.
- Простите, здесь, кажется, свободное место? – произнёс кто-то рядом с ней. Лиза подняла голову: в проходе стоял Егор.
- Ты… ты - мистификатор!
- Ты что-то имеешь против? Ты больше не любишь меня? – Черные глаза смеялись.
Они обнялись.
- Ты летишь со мной или выйдешь на следующей остановке?
- Конечно. Ты будешь нажимать на стоп-кран, а я выйду.

Полёт от Москвы до Ленинграда длится один час. Они даже не заметили, как он пролетел. Проследовали всякие аэропортовские церемонии, ждали багаж. А вот и встречающие: брат Дима (ну это понятно!) и жених (Лизе теперь совсем не нравилось это слово).
- Нас встречают, - коротко объявила Лиза.
- Кто? – Егор был так же лаконичен.
- В сером – это мой брат, а второй ..., - Лиза замолчала.
- Я понял, это тот самый «друг». Улыбайся, Поленька!

Встречающие сначала с улыбками направились к Лизе, но при виде рядом с ней незнакомого мужчины, держащего её за руку, одна из улыбок несколько потускнела.
- Ребята, познакомьтесь, пожалуйста: это мой брат Дима, это мой друг Андрей, а это…
- Меня зовут Егор. Я – муж Лизы.
- Что это значит? – спросил Андрей.
- Это значит, что я люблю Егора и выхожу за него замуж.
- Лиза, нам надо поговорить, - попросил Андрей.

Они вышли из здания аэропорта и пошли к машине. Дима и Егор поставили чемодан Лизы и сумку Егора в багажник и сели в машину. Лиза и Андрей стояли чуть в стороне и разговаривали. Увидев, что Андрей взял её за руку, Егор сделал над собой усилие, чтобы не выйти из машины. Но Лиза решительно покачала головой, отвечая на какой-то вопрос, опустила голову и, не обернувшись, пошла к машине. Она села на заднее сидение, Егор пересел к ней.
- Круто ты с ним, - засмеялся Дима, и они поехали по изгибающемуся шоссе, потом выехали на главную дорогу и направились в сторону города.

Егор прилично знал Ленинград, но ему было очень интересно, как выглядит место, где жила Лиза. И оно его не разочаровало, один из самых больших проспектов города, красивый дом, построенный явно в прошлом веке. Свернули направо, чтобы вернуться на тот же перекрёсток, но с правом поворота на левую улицу (театр абсурда!), въехали во двор, где оставили машину. Поднялись на четвёртый этаж.

Егор крутил головой по сторонам.
- Ты здесь выросла?
- Да. Не нравится?
- Ну, что ты! Просто тут… не по-московски. Очень строго. Вот теперь я понял, почему ты такая.
- Какая?
- Изысканная. Мона Лиза.

Они стояли у окна, обнявшись, и смотрели на улицу.
- Знаешь, - сказал он, - весь этот день у меня очень странное ощущение. Я чувствую себя так, словно у меня в руках кто-то очень маленький, хрупкий, котёнок или птичка. Хочется прижать к себе, защитить, но страшно, что можно причинить вред.
- У тебя «комплекс медведя».
- Нет у меня никакого комплекса. Я просто очень люблю тебя. – Он прижался лицом к её волосам. – Мы спим в одной комнате?

Весь следующий день был заполнен беготнёй по инстанциям и по магазинам.
Утром Егор спросил, куда нести заявление, чтобы быстрее зарегистрироваться. Решили, что для быстроты лучше обратиться в простой районный ЗАГС, на соседней улице, совсем рядом.
Как выяснилось, Егор одинаково легко справлялся и с магазинами и с инстанциями.
Очередь на регистрацию? Ах, вот так обстоят дела? Какой список? Да, да, конечно. Мы понимаем. Я записываю вас на…. Вот, через два дня мы вас ждём.

О том, чтобы сшить новое платье не было, конечно, и речи. Всего два дня! Лиза решила надеть платье из кремового шёлка, сшитое буквально перед отъездом в отпуск в Москву. Но новые туфли они всё-таки купили. За бешеные деньги, между прочим!
- Ты не горюй из-за платья, - сказал ей Егор. - Или ты хочешь ждать пару месяцев, пока подойдёт очередь во Дворец бракосочетания?
- Нет, - ответила она, - я хочу быть с тобой.
На третий день они зарегистрировались в районном ЗАГСе при малом стечении людей, но для них это не имело никакого значения.
Фаты у неё не было, она украсила голову веткой белых цветов и была, пожалуй, красивее всех невест в этот день.
После ЗАГСа они вчетвером, был ещё брат с подругой, поехали в ресторан, где и отпраздновали.

На следующий день Лиза пошла в институт увольняться. Егор первый раз увидел её в строгом, «официальном» костюме.
- Ты в таком виде наводишь трепет на студентов, наверное.
- А на тебя?
- И на меня…

Они доехали в метро до Владимирской площади, не спеша, держась за руки, как первоклассники, прошли по маленькой улочке, уходящей вглубь квартала. Егор в тёмно-сером костюме на голову возвышался над толпой.
- Егор, мне страшно. Она меня не уволит и истреплет все нервы.
- Я тебя умоляю! Ты, что, не знаешь, что я – чемпион мира по трепанию нервов?

У входа в институт стояли студенты. Некоторые поздоровались с Лизой, девушки с ног до головы оглядели её спутника. Судя по взглядам, которыми они обменивались, студенты положительно оценили Егора.
Поднялись на кафедру. Егор сел на подоконник в коридоре, Лиза пошла к начальству. Строгая дама, заведующая кафедрой, сказала, что в данный момент она не располагает временем для пустых разговоров (она так и сказала «пустых разговоров»), но вот Лизе задание на ближайшие два дня. Лиза совершенно оторопела. Она взяла себя в руки и негромко, но отчетливо произнесла:
- Вы меня не поняли. Я пришла увольняться. Вот моё заявление.

Заведующая кафедрой, которая всегда говорила, что незаменимых нет, негодующе спросила, почему Лиза не поставила её в известность об увольнении весной.
- Ваш поступок, Елизавета


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     00:21 10.03.2016
Читаю с большим интересом.
Книга автора
Чем ниже солнце, тем выше тени 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама