"Анфиса и Прометей". Книга 2-я. "Школа Громовой Луны". Глава 5-я. "ИКАР, Икария и икарийцы (1966)". (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 248
Внесено на сайт:
Действия:

"Анфиса и Прометей". Книга 2-я. "Школа Громовой Луны". Глава 5-я. "ИКАР, Икария и икарийцы (1966)".

Владимир Веретенников (Савва)

"Анфиса и Прометей"

Роман в семи книгах

(художественное исследование)

Памяти поколения 70-х



«...Как будет это, когда Я мужа не знаю?» (Лука 1:34)



Книга 2-я. «Школа Громовой Луны»


«Трагично то, что никто из строителей социализма не рискует сказать, что без борьбы со смертью нельзя и думать о социализме и что коммунизм не может быть построен без победы над смертью».

(Сетницкий Н.А. Письмо к А.М. Горькому. 3 мая 1936)






Глава 5:

ИКАР, ИКАРИЯ И ИКАРИЙЦЫ (1966)

«Нас ждут бездны открытий и мудрости. Будем жить, чтобы получить их и царствовать во Вселенной, подобно другим бессмертным».

(К.Э.Циолковский)





Эта глава заключает в себе следующие главки:

Плутон и другие необитаемые планеты. И ещё про левиум.
Остров Мария-Тереза и другие необитаемые острова
Земля Солёных скал и не покорившиеся капитализму индейцы
Индейцы — за присоединение Аляски к СССР!
ИКАР — путь к индейско-советскому коммунизму!
Земля Санникова — база грядущего коммунизма!
Сны Анфисы: остров Жаннетты и Новая Земля
Левиум — это смерть капитализма и торжество коммунизма!
Город левиума и чувство Слова






Плутон и другие необитаемые планеты. И ещё про левиум.

Описанная в предыдущей главе тяжёлая семейная ситуация у Ники на какое-то время, благодаря верным друзьям, утряслась. Ника, так или иначе, смогла чаще бывать в Ленинграде, и они с Анфисой, соответственно, чаще могли видеться...

В этой главе имеет смысл рассказать про события, в основном, следующего, 1966 года, когда Анфисе и Нике было, примерно, по 8-9 лет, и они ходили во 2-й и 3-й класс школы...

…  

Анфиса и Ника настолько же хорошо знали имена античных богов и мифологических героев — насколько и их небесные соответствия. Они знали поимённо, и по порядку их расположения вокруг Солнца, и по величине, и по прочим основным характеристикам, все планеты Солнечной системы, все их известные науке естественные спутники, и все крупные астероиды...

В пору особого увлечения подруг изучением Солнечной системы, любимой планетой Анфисы на долгое время стал Плутон — самая удалённая от Солнца планета...

Почему именно Плутон? — Ника не один раз спрашивала её об этом.

Анфиса и сама не могла как следует объяснить. Ей казалось, что Плутон — самая загадочная из всех известных планет. Самая далёкая. Самая холодная. С очень странной, сильно вытянутой орбитой. И, вообще, была версия, что Плутон —  это была когда-то потерявшаяся и блуждающая в Космосе планета — и лишь случайно, и очень непрочно, притянутая на какое-то время Солнцем...

Планета, потерявшая, по каким-то причинам, свою мать-звезду...

Или — брошенная ею?..



Однажды Анфисе приснился очень яркий сон. Она — на Плутоне. На этой совершенно холодной планете, покрытой разными странными, никогда не тающими, льдами и снегами, которым тысячи и миллионы лет...

Она сидит на какой-то льдистой вершине, возвышающейся над бескрайней ледяной пустыней, и смотрит на небольшую яркую звёздочку, почти не отличающуюся от остальных бесчисленных звёзд, которыми усыпано совершенно чёрное небо. И она знает, что эта звёздочка — Солнце.

И Анфисе так хорошо: сидеть на этой бесконечно удалённой от всей земной суеты, абсолютно необитаемой планете, в абсолютной тишине и покое, и смотреть на эту звёздочку, зная, что она и есть — Солнце...



Потом она изложила в своей «Хронике тонущего корабля» этот сон и записала ниже такую свою мысль:

«Наверное, понять, что такое Солнце, по-настоящему можно только тогда, когда очутишься в таком совершенно холодном одиночестве, которое в нашей Солнечной системе есть по-настоящему только на Плутоне. И когда поймёшь, что Солнце — это в космических масштабах лишь очень небольшая и очень слабая звёздочка, которая может погаснуть и умереть, как умирают все люди, как гаснут все костры, как тают все снежинки...

Снежинки только на Плутоне многие миллионы лет не тают. И именно потому — что теплу от Солнца до них ни за что никогда не достать. Слишком далеко. Разве что, если Солнце когда-нибудь взорвётся — и превратится в сверх-новую! Тогда и Земля погибнет, и, наверное, все снега и льды Плутона растают...

Мне кажется, что вот именно на Плутоне можно понять и почувствовать, что не только ты нуждаешься в Солнце — но и оно нуждается в тебе! И чем дальше ты от него будешь — тем больше оно будет слабеть, и всё больше будет в тебе нуждаться! И если ты от него совсем далеко отдалишься — то оно просто умрёт! Умрёт — если не найдёт убежища в тебе! А оно этого хочет так же — как этого хочешь ты!

Но как принять в себя Солнце?..

Всему огромному жаркому Солнцу, какое оно на Земле (кроме самых северных широт), в тебя так просто не вместиться. А когда оно вот такая маленькая звёздочка — оно гораздо легче может в тебя войти! И в тебе поселиться.

Оно ведь как бы и само хочет превратиться в такую совершенно крохотную, ярко светящуюся точку — чтобы превратиться потом в Космическую Птицу — в летящего Феникса — устремиться оттуда к тебе — и войти в тебя!..

Войти в сердце?.. Может, и в сердце. Или — в твой «третий глаз». И тогда — в твоей голове, в твоём сознании может что-то как бы взорваться! И в тебе произойдёт какое-то космическое озарение! И ты сразу поймёшь — всё-всё!..

Птица умрёт в тебе, а ты от её смерти — оживёшь!..»  



Анфиса рассказала потом Нике про этот сон...

Ника сказала ей:

«Ты — прямо как Снежная Королева! Или — Космическая Королева...»

И, немного подумав, она спросила у подруги:

«А ты хотела бы быть королевой Плутона?»

Анфиса тоже подумала — и сказала:

«Иногда — хотела бы. А иногда — мне кажется, что я просто умерла бы там от одиночества... А иногда — наоборот: что могла бы там сидеть на этих вершинах и бродить по этим ледяным пустыням хоть тысячу лет... И молча общаться со звёздами, как и с крохотным Солнцем... А если бы там был со мной ещё кто-то — то я бы уже не была никакой королевой...»

Потом она усмехнулась — и добавила:

«Правда, если бы там оказался какой-нибудь наш единомышленник — мы бы тогда могли приступить к созданию революционной организации!..»



Ника понимала её. Она тоже в душе рвалась куда-нибудь улететь — даже куда-нибудь далеко за пределы Солнечной системы — ещё сильнее, чем Анфиса. Они обе много раз представляли в своих совместных мечтах, в своих «сценариях», как они похищают космический корабль (как герои «Громовой Луны») — и куда-нибудь улетают...

У Ники были и дома, и в школе более серьёзные и острые конфликты, чем у Анфисы. И она, со своим бурным темпераментом, обычно первая, и более решительно, высказывала эту идею: куда-нибудь вместе улететь из этого несправедливого мира, и как можно дальше...



Когда обе подруги прочли, и потом не один раз перечли, в тех трёх отмеченных номерах журнала «Техника — молодёжи» за 1955 год, в той толстенной и тяжеленной годовой подшивке, (профессиональную подшивку, в хорошем твёрдом переплёте, всех многочисленных выписываемых в их квартире журналов обеспечивала Герта) упомянутую уже не раз выше фантастическую повесть Эдмонда Гамильтона «Сокровище Громовой Луны», которая произвела на них обеих огромнейшее впечатление — они прочно усвоили для себя идею, что настоящие космонавты-астронавты — это бунтари и революционеры. И, конечно, они — верные товарищи друг другу, готовые друг за друга и пострадать, и умереть. И это люди — устремлённые к бесконечным исканиям!..

Да, и не просто слепым исканиям чего-то непределённого — а вот именно исканиям такой важнейшей для человечества вещи — как левиум!..

И Анфиса с Никой — тоже обе загорелись этой идеей: найти на какой-нибудь страшной, адской, пылающей огнём (или, наоборот, смертельно холодной) планете этот таинственный левиум, обладающий свойствами анти-гравитации, а значит — и анти-энтропии, не позволяющей ничему разрушаться, а наоборот — всё развивающей и совершенствующей, вплоть до полной победы над всеми болезнями и смертями во вселенском масштабе!..

Анти-гравитация — должна существовать! И она может всё! Даже сделать человека бессмертным!..

Когда у них будет такое волшебное вещество — они используют его в устройстве своего космического корабля, чтобы сколько угодно, свободно передвигаться во всём Космосе, не нуждаясь больше ни в каком другом горючем...

У какой-нибудь звёзды, похожей на Солнце, они найдут и такую же планету, вроде Земли (только совершенно необитаемую!), с подходящей атмосферой, температурой и прочими природными условиями. И поселятся на ней навсегда, как космические робинзоны...

Если Ника, в основном, раскручивала у себя в голове этот «сценарий» — то Анфиса обеспечивала его «экранизацию»...

И «экранизации» эти выходили иногда столь же яркими — как и её необычные сны...


Остров Мария-Тереза и другие необитаемые острова

Когда Анфиса и Ника, наряду с другими романами Жюля Верна, прочли его «Дети капитана Гранта» и «Таинственный остров» (уже после неоднократного просмотра одноимённых довоенных детских фильмов, особенно первого), то в их юных и свежих головах — родилась не менее привлекательная, но более реалистическая идея.

До хорошей необитаемой планеты — ещё, попробуй, доберись. Техники такой ещё нет. И левиума у них ещё нет. А вот до какого-нибудь подходящего необитаемого острова — это же куда проще!..

И совершенно конкретный, и вполне подходящий, необитаемый остров — описывается как раз в данных романах Жюля Верна: это — остров Табор, он же — остров Мария-Тереза!

Соседний с ним «таинственный остров», понятное дело, погиб от взрыва вулкана, вместе с «Наутилусом», подводной лодкой капитана Немо. И от него осталась только небольшая скала, которая на картах (которые они очень усердно изучали) обозначена как «риф Эрнест-Легуве». Но недалеко от него — тот прекрасный, небольшой и абсолютно необитаемый остров, где сначала обитал потерпевший кораблекрушение капитан Грант, а потом — несчастный разбойник, почти сошедший с ума от одиночества.

Остров Мария-Тереза... А почему так странно назван (и, кстати, очень красиво)? Так ведь это же ясно: Мария — это Анфиса, а Тереза — это Ника! Остров назван — в честь них!! Это — их остров!!!

Правда, они обе великодушно решили, что когда они благополучно высадятся на нём, то торжественно, и заслуженно, нарекут его «остров капитана Гранта». Хотя рассматривались ими и другие варианты. Например: «остров Свободы»...

Итак — нужен воздушный шар? Но им почти невозможно управлять, особенно в сильный ветер, из-за этого герои романа вообще чуть не погибли!..

А что — если сделать два маленьких воздушных шарика, прикрепить их каждой из них к плечам, или там, за спину, а для управления полётом — сделать по два специальных крыла на руки? Ну, там, из какой-нибудь лёгкой фанеры. А, так же, на ноги — тоже какие-нибудь ласты, чтобы передвигаться в воздушных потоках...

Необходимый груз — в рюкзаках на спине. А надо приземлиться — опустили какой-нибудь якорь, ну, там, вроде этой «кошки» трёхпалой, она полегче, зацепились за какое-нибудь дерево внизу — и приземлились. Переночевали, поели-попили, и — опять полетели!..



Стали намечать по картам маршрут... Их прекрасный, такой маленький, такой


Оценка произведения:
Разное:
Реклама