Теория невероятности. Курильские острова. (страница 3 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Публицистика
Произведения к празднику: День тестировщика
Автор:
Читатели: 149
Внесено на сайт:
Действия:

Теория невероятности. Курильские острова.

со времён призвания Рюрика страна наша развивалась как имперское образование, основной функцией которого являлась, прежде всего, экспансия и в первую очередь территориальная. И русский этнос, как и русский язык, сформировавшись из объединения вятичей, полян, кривичей и прочих, настолько пластичен и незаносчив, что, в силу задач связанных с непрерывным ростом, уже абсорбировал в себя бесчисленное число племен и народов и, давно перешагнув рамки нации, превратился в своеобразный проект по унификации. При этом ни одна из бывших властей не осуществляла и не планировала никаких ассимиляций, напротив, предоставляя элитарным группам в подчинённых местностях равные с титульным населением страны права, фактически включала их в свой состав – так было и после взятия Казани, и на Кавказе, и в Средней Азии. При Советской же власти истеблишмент рекрутировался уже из трудящихся масс, которым блага образования, медицины, профессиональный рост и прочее предоставлялись без оглядки на место рождения и разрез глаз. И дело тут, как известно, совсем не в загадочности природного гуманизма населения, именуемого нынче русским, а в устойчивости оптимальной модели взаимодействия с окружающими землями и государствами, при которой они часто не только сами стремились войти в состав империи, но и, теряя суверенитет, делились национальной идентичностью до полного слияния с ранее интегрированными народностями, создавая тот самый уникальный, до безумия яркий социум и общий язык, как понятное всем средство для взаимодействия.
    Это именно то, чем после окончания Второй мировой войны, наконец-то, озадачилась старая добрая матушка Европа в западной своей части, не желая, однако, осознавать, что 1⁄6 часть суши на планете Земля уже унифицирована, уже давно функционирует единое таможенное, торговое и прочие пространство – тот хвалёный глобальный единый рынок. Уже пожарный шланг из Москвы с лёгкостью мог подключиться за 10000 км от неё к гидранту во Владивостоке, а аттестат о среднем образовании из Еревана без вопросов принимали при поступлении в университет Новосибирска. Поэтому, видимо, очнувшись однажды – в текущую уже эпоху – метко и с большим уважением о нас высказался бывший премьер-министр Португалии, а впоследствии и глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Дурау Баррозу – человек, очевидно, до мозга костей западного склада: «Россия – это континент, который притворяется страной. Россия – это цивилизация, которая притворяется нацией».
    Да, сейчас у Старого Света впечатляющие успехи, но является ли он империей или же готов к подобному статусу? Если взять во внимание, что по итогам исторических перипетий на землях Европы возобладала стратегия выживания, связанная с образованием моноэтнических государств, сутью своей не способных ни делегировать существенную часть суверенитета, ни воспринимать, как свой, чужой культурный код, представляется, что, увы или к счастью, но нет! Вспомним хотя бы брексит или нынешнюю волну мусульманского переселения – доблестные европейцы, мечтая о поголовном мультикультурализме, похоже, понимают этот процесс исключительно как обязанность пришлых ассимилироваться, раствориться в, конечно же, достойной, но чуждой для них цивилизационной среде. При этом какой-то странный снобизм до заносчивости не позволяет возникнуть пониманию того, что в подобных ситуациях движение должно быть в большей степени двухстороннем.
    Евросоюз, в фундаментальном смысле, напоминает кирпичную стену, надёжно скреплённую взаимной и всеобщей выгодой, в то время как Россия есть образование из круто замешенного бетон со стальным стержнем в сердцевине, коим и является тот самый русский народ, создавший с помощью иных этносов и верований тот самый Русский мир. И не стоит в констатации факта, для кого-то неутешительного, усматривать шовинизм – это всего лишь удобно и прежде всего в моральном смысле, когда речь идёт об отношениях между людьми, не связанных барышом и наживой, что есть и должно остаться конкурентным преимуществом на огромной территории, которая с достаточно большой степенью уверенности обретёт, в конце концов, свои прежние границы. И это совсем не заявка на возрождение Советского Союза, а исторический опыт, гласящий, что в некоторые моменты, уткнувшись ли в границы более сильных соседей или же в связи с внутренней нестабильностью страна наша с лёгкостью сбрасывает свои в некоторой степени предательские окраины для того, чтобы, пройдя курс оздоровления – по большей части кровавого, приступить к очередной экспансии. Граждане, не попавшие под мозговую скалку ЕГЭ, помнят и про раздробленность Руси, и про монгольское нашествие, и про Литву – второе русское государство, границами подходившую к Туле, Ржеву и далее вплоть до Волоколамска, который сейчас является частью Московской области и отстоит от МКАД всего-то на 100 км! А ещё стоит знать и про смутное время, ну, и про незабвенный 1917 год. 
    Чем занималась держава в промежутках? Как говорил в XIX веке знаменитый наш железный канцлер Горчаков: «Россию упрекают в том, что она изолируется и молчит перед лицом таких фактов, которые не гармонируют ни с правом, ни со справедливостью. Говорят, что Россия сердится. Россия не сердится, Россия сосредотачивается». В этой известной, даже избитой, заношенной до дыр фразе есть главное – она, одновременно, и тонко завуалированная угроза, и абсолютно выверенная программа, гласившая, что мы обязательно вернёмся! Ещё точно возвратимся в Европу за своими деньгами, а это уже – в первом приближении – слова другого железного канцлера, фактически учредившего Германию, создавшего её как новую политическую силу планетарного масштаба, и именно в том виде, в котором мы её знаем ныне. Кстати, свои сто пятьдесят лет от рождения это во многом дивное образование отметит лишь через два года…
    Таким образом, Россия, похоже, изобрела подходящую формулу выживания; оставаясь, по сути, империей, она, как дышащий организм, то съёживается, без жалости откидывая лишне, то приступает к очередному завоеванию своих же земель, обеспечивая тем себе занятость – практически вечный двигатель! Или кто-то думает, что мы на Украине занимаемся спасением русскоязычного населения? Ничуть не бывало – вернее как раз бывало с этим нашим любимым кусочком, именуемым в минуты благостного расположения духа братским. Подобная история происходила с завидной частотой и с милыми русскому сердцу хвойниками на прибалтийских дюнах. А ещё существуют Абхазией и с Южной Осетией. Или, действительно, у руководителей Латвии, Литвы и Эстонии на протяжении нескольких десятилетий всё так плохо с психикой – страх, паранойя, истерики? Отнюдь – там медикам делать нечего, и с памятью у ребят, слава Богу, всё замечательно, именно поэтом они хором зазывают американские танки в свои пустеющие хутора – жду болезные нас, ой, ждут и правильно делают! Российская империя может существовать лишь в динамике, потому что она не вещь, не памятник, не Швейцария или Люксембург – замечательные страны музеи, хранящие древние книги, папирусы, кувшины, тазики и иные диковинные штучки из былых эпох. Государство наше есть механизм со множеством шестерёнок и пружинок, энергию которым непрерывным потоком поставляют, в том числе, и национальные провинции, обогащая в нашем случае весь тот пресловутый, но работающий Русский мир, заряжая его, как ни банально это звучит, новыми идеями, подходами и, как говорится, умом и сообразительностью – может это и есть истинный мультикультурализм, о котором так грезят светлые эльфы и прочие положительные персонажи славного Запада?
    Но вернувшись в лихие и, как карнавал, звенящие, улюлюкающие и стреляющие девяностые, что мы увидим у доблестных бенефициаров распада Союза Советских Социалистических Республик? У прочих дела шли своей чередой, а наш любимиц фатума, намертво засев в Кремле, приступил-таки к благостной дегустации алкогольных напитков, говорят, буквально всех стран и разных прочих весей. Что, конечно, дело священное для победителя и в определённом смысле благородное, учитывая, что публично танцевать он всё же умудрялся, попадая дрыганьем своим в такт энергичной музыке, в отличии, кстати, от трезвейшего мистера премьер-министра Медведева, которого, слава Богу, отговорили, в конце концов, от всяческих прилюдных плясок. 
    И тут разразилась первая Чеченская война! Оказывается! Представьте, оказывается, кто-то ещё имел замечательного скакуна, предназначенного исключительно для территориального обмена по Шекспировской модели, однако, к положенному моменту не получилось доставить его с Кавказа в Беловежскую пущу! И не догадывались гордые и неуёмные горцы, что места для их смердящих кусков гнилой конины никто не бронировал в заповедных чащобах братской республики, о чём Москва заявила по-отечески, но со всей решимостью самого большого осколка некогда грозной империи. Однако, чеченцы, как впоследствии крымчане, стали нервничать и как-то нелепо протестовать, поминутно сбиваясь на родную речь, пытаясь напомнить центру ещё и про какое-то немыслимое самоопределение наций – тщетно! На ребят сначала косились, как на блаженных, потом перестали замечать, а чуть попозже, видимо, в ознаменование трёхлетия спуска флага Советского Союза с башен древнего Кремля, приняли решения о штурме главного города непонятливых непокорных, чем и занялись с садистским упоением, правда, прежде всего для собственной армии! Воспоминания о том мерзопакостном периоде свежи у всех или у многих – это, на мой взгляд, то самое прошлое, которое, как свежую болячку, не стоит бередить… пока, вне всякого сомнения. Заметим лишь далее, что Ельцин, порезвившись однажды в белорусских дебрях и отхватив от пирога самый большой да лакомый кусок, умудрился не потерять от него ни крошки, что чудо чудное…   
    А Владимир же Владимирович наш, невзирая на внешность неброскую, для всего человечества своим появлением ознаменовал-таки наступление нового тысячелетия, но оно – это самое блаженное и расслабившееся humanity – сообразило о том значительно позже и, говорят, ужаснулось безмерно. Путину же, прежде всего, сказочным образом удалось бездонную ратную доблесть чеченского народа направить во вне Российской Федерации, победив его незаметно, не имея боеспособной армии, но фактически и бесповоротно! И теперь мы с гордостью видим, что без этих, как уверяют знающие не понаслышке, отважных парней не проходит ни одна серьёзная операция вооружённых сил РФ за её пределами. Противной стороне гарантированно без кавычек оповещение о брутальных наклонностях сынов бывшей Ичкерии, и супостату ничего другого не остаётся, как, прикусив язычки, исподлобья наблюдать за перемещением, скажем, по Сирии наших весьма неплохо вооружённых и обученных патрулей.
    А вот в унылых офисах англосаксонской политики как-то не сразу сориентировались и выводов из умиротворения Чечни не сделали. За эту промашку по зубам получила вскормленная ими доблестная грузинская армия, неустрашимо повоевавшая пару дней с гражданским населением Южной Осетии и сбежавшая, отчаянно семеня, скуля и


Оценка произведения:
Разное:
Книга автора
Чем ниже солнце, тем выше тени 
 Автор: Виктория Чуйкова
Реклама