Несвоевременный человек. Гл.10 (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Автор:
Читатели: 56
Внесено на сайт:
Действия:

Несвоевременный человек. Гл.10

Нескучный человек
– Я думаю, что Бог, ставя перед человеком свою бесконечность задач, а бесконечность всегда опирается на свою несбыточность, всё же подспудно добивался одного… – Сделал короткую паузу в своём разговоре по душам человек с чуждым нормальности лицом, у которого к тому же в одной руке находился пистолет, а в другой воротник пиджака Завьяла, сто раз уже пожалевшего о том, что он сегодня вышел на работу, а когда судьба ему намекнула делать ноги, он не прислушался к ней. И как результат, когда он вышел в подсобку бара по каким-то уже и не вспомнишь что за делам, то к своему крайнему удивлению натолкнулся там не на должный порядок, а на незнакомого типа с ненормальным лицом и таким же взглядом на окружающий мир, и при этом дерзко рассевшегося на разделочный стол.
И Завьялу бы сейчас проявить должную осторожность при виде такого лица и так сказать, вначале у него поинтересоваться какими судьбами его сюда занесло и кто он вообще таков. Но нет, Завьял слишком закостенел в своём начальствующем положении, и он прежде чем разумно подумать, вначале в гневе закипает (в его оправдание нужно сказать, что это всё происходило на глазах его подчинённых, а терять перед ними свой авторитет он не имел права) и начинает предъявлять повышенные требования к незнакомцу.
– Да как это вообще понимать?! Это что ещё за новости?! – Громко возник Завьял, и тут же оглушённый чем-то тяжёлым, замолчал, свалившись на пол. Ну а когда он пришёл в себя и смог приоткрыть всего лишь один и притом затёкший глаз, то обнаружил себя сидящим на полу перед табуретом, на котором взгромоздился этот ненормальный тип, у которого ещё при этом и оружие есть (а подчинённые, скорей всего, были заперты в холодильнике). И хотя первой мыслью Завьяла было желание требовательно узнать, кто таким ненормальным людям выдаёт оружие, он на этот раз сумел-таки здраво рассудить и не задавать этот глупый вопрос, за который ему от этого типа ещё больше достанется. Ну а незнакомец с ненормальным лицом начал так по-своему рассуждать.
– А вот чего добивался бог, то тут у каждого своя мысль и соображение. – Заговорил незнакомец. – По мне так, это такая вещь, которая труднее всего даётся человеку. Ну и если это правило применить к самому себе, то это суметь радоваться чужой радости. И ты, как видишь, – незнакомец расплылся в улыбке, от которой Завьяла пробило холодным ознобом и стало так страшно, как ему никогда в жизни не было страшно, – мне это почти что удаётся.  – Незнакомец взводит курок пистолета и с улыбкой на лице приставляет его к виску Завьяла. И Завьял от отчаяния и от такой близости своего конца, который уж им точно вот так не планировался осуществиться, если бы такие планы у него на это были, даже сумел выкрикнуть напоследок:
– Но мне не смешно!
Но уже поздно, вслед звучит выстрел и громкий голос незнакомца: «Чёрт! И мне». После чего погрустневший незнакомец поднимается на ноги, смотрит сверху на не менее грустного Завьяла, и со словами: «Значит, придётся продолжать поиск весёлого человека», – направляется к выходу из подсобки, ведущему в зал бара. Здесь он осматривается по сторонам, и вроде как никого интересующего себя не обнаружив, уже было собирается направиться к выходу из бара, как двери в него открываются и на пороге его появляются два пасмурного вида типа. Что кардинально всё меняет для незнакомца, для которого поиск весёлого человека всегда идёт руку об руку с людьми противоположно себя людям весёлого характера позиционирующими.
– Их стоит научить, так не хмурится. – Улыбнувшись одними губами, незнакомец или нескучный человек, занимает одно из ближайших мест за одним из столиков и начинает своё наблюдение за этими пасмурными людьми, которые сегодня уж точно получат свой заряд улыбки.
Ну а эти хмурые и по своему пасмурные люди и ведут себя соответственно их воззрению на окружающих людей и этот мир – со свойственной себе серьёзностью, придирчивостью и требовательностью. Так они без лишних слов, прямиком направились к стойке администратора, на месте которого по своему недоразумению под задержался впопыхах официант Витёк, который сюда, к стойке, подошёл не для того чтобы становиться мишенью для недовольных клиентов, – для этого есть администратор бара Завьял, – а пока того нет, он решил здесь передохнуть и попить кофе, а тут как будто специально и явно не кстати, появился недовольный клиент. Да ещё такой, от которого вот так просто не отговоришься и не отвяжешься. Хотя бы потому, что он тебя сразу в оборот берёт своей чуть ли не стальной цепкостью рук, и при этом за самое чувствительное и видное место, за галстук.
И Витёк, как только его так цепко и крепко прихватили и прижали головой к стойке бара, в точь-точь тоже самое подумал, что и Завьял, когда его схватил человек нескучного характера и образа жизни. – Каково я здесь остался, когда всё указывало на то, чтобы я поскорее уволился и отныне обходил это место стороной, – здраво и как обычно бывает, запоздало так рассудил Витёк, чья голова начала постепенно потрескивать от оказанного на его давления крепкой рукой типа мрачной наружности, который и спрашивать ничего не спрашивает, а продолжает давить на его голову рукой и так сказать, вгонять Витька в ступор умопомрачения.
Но вот вроде бы хмурого вида тип уразумел, что ещё немного и Витёк ничего здравого и вообще, толком сказать ничего не сможет, и он ослабевает свою хватку и отрывает Витька от барной стойки, становя его перед собой. И сейчас бы Витьку дать немного времени, чтобы он сумел собраться с духом, а затем уже с мыслями, которые совсем уж растерялись, но хмурый тип видимо такой уж человек спешащий, что он чего и не даёт, так это того, что как раз очень требуется его оппоненту – времени. И Витёк только и воздохнуть успевает, как он опять в один момент, да ещё так резко, вбивается головой в структуру поверхности барной стойки, что у него в момент разбиваются последние соображения насчёт того, что же всё это может значить.
Он-то, глупец, было помыслил, что это вернулись некие благословенные свободные годы для предпринимательства и их бар решили навестить те люди специфической профессии, в задачу которых входит урегулирование вопросов честной конкуренции, а тут как сейчас его головой об стойку выясняется, всё гораздо запутанней, интересней и совсем для него непонятно. А если глубоко над этим вдуматься, чего ему этот гад не даёт, то опять ничего в голову не приходит. И совсем уже невозможно сказать, чем бы это тыканье головой в себя для Витька закончилось, – хотя частично можно ответить на эту загадку, разбитым носом, – если бы в этот разговор не вмешался человек со стороны, которому Витёк хоть несказанно и благодарен за это вмешательство, но всё же Витёк на начальном этапе этого его вмешательства, был не большого мнения о его умственных способностях.
– Ему что, жить надоело, или скучно. – Вот примерно так подумал Витёк, когда до него, сквозь поверхность прижимающей руки сурового к нему типа, донёсся голос незнакомца. – Я вижу, у вас возникли затруднения в деле воспитания обслуживающего персонала, – заговорил подошедший незнакомец, знакомый нам, как нескучный человек, – и я как человек и сам недовольный местным обслуживанием как раз этого официанта, до чьёго здравого смысла не дозовёшься, готов по мере своих возможностей оказать вам содействие. – После этих слов нескучного человека, Витьку стало как-то особенно обидно за то, что он был так несправедливо обвинён в том, чего не было, – он всегда слышит, когда его зовёт посетитель, и если он его игнорирует, то потому, что ему некогда, – а держащий его суровый тип опять ослабил давление и, отстранившись от него в сторону нескучного человека, решил, скорей всего, убедиться в том, насколько не дружит уже со своей головой подошедший тип.
– Чё тебе на самом деле надо? – хоть и жёстко, но вполне по делу спросил нескучного человека его оппонент, тот хмурый тип, кто так основательно разделывался с Витьком.
– У меня в связи со всем этим возник один только вопрос. – Последовал ответ нескучного человека. – А кто меня обслужит, если ты выведешь из строя последнего официанта?
– Разве ответ не очевиден. – Усмехнулся в ответ его оппонент.
– В случае с ответами я бы не стал так поспешно делать выводы. Как правило, только вопросы очевидны, а вот ответы на них не столь ярко выражены. – Сказал нескучный человек. А этот его ответ уже наводил на определённые мысли и соображения, к которым и пришёл хмурого характера тип, о чьём напарнике вдруг почему-то задумался Витёк: А где второй? – А так как о нём ничего не было слышно, то Витёк решил, что этот незнакомец не настолько глуп, раз выбрал такой момент, когда эта парочка разделилась.
– Я как понимаю, ты ждёшь от меня убедительного характера действий. – Скрипнул зубами и вроде как костяшками кулаков оппонент нескучного человека.
– Ты можешь продемонстрировать силу мысли и рассказать мне, чем тебя вывел этот тип, а можешь продемонстрировать её слабость, применив лишь кулаки. – Сказал нескучный человек.
– Решил меня подловить. – Усмехнулся хмурый тип. – А знаешь, что-то мне подсказывает, что ты не просто так оказался здесь, и мне, пожалуй, знакомо твоё имя. Может быть, представишься.
– Сий, ты в отличие от остальных всегда был более разумен. И поэтому, наверное, ты ещё стоишь на ногах и разговариваешь со мной. – А вот такой поворот в разговоре между этими и не пойми кто такими, начал видеться Витьком в мрачной перспективе.
– Фаэтон? – вопросительно спросил уже не столь уверенным тоном хмурый тип именуемый Сием.
– Тебя это убедит хоть в чём-то? – ответно спросил Фаэтон.
– Ты знаешь, что нет. – Сказал Сий.
– Тогда прошу на выход. – И только Фаэтон это проговорил, как до погруженного в себя Витька доносятся звуки короткой схватки, заставившие его ещё крепче зажмурить свои глаза, а затем стены бара оглушает оглушительный звук выноса витрины окна, в которую был выброшен Сий. Здесь уже Витёк не удержался и, оторвав свою голову от барной стойки, посмотрел на то, что там со стороны входа происходило. А как только он убедился в том, что Влад вроде как был убеждён Фаэтон в чём-то своём и вбито в асфальт лежал уже за пределами бара, на улице, а затем обнаружил, что теперь всё внимание Фаэтона сосредоточено на нём, решил не дожидаться, когда Фаэтон захочет поинтересоваться у него, чего от него хотел Сий, – а разве он знает, если тот ничего и не спрашивал, – немедленно и без оглядки бросился бежать в сторону подсобки. Ну а там он увидел такое, – Завьяла с лицом разбитым и одуревшим отчего-то такого, что невозможно постичь здравым умом, – что ещё больше придало ему сил и уверенности в том, чтобы никогда не возвращаться в это проклятое кем-то место.
Что же происходило там дальше в баре, Витёк и знать не хотел, а те из заинтересованных лиц, кто стал прямым участником событий, то они тоже не сильно распространялись, хотя бы по причине того, что Фаэтон в мгновение испарился в темноте, а Сий очнулся лишь тогда,  когда появился его напарник, Тень, которому по приходу в бар вдруг приспичило осмотреть туалет на предмет в нём присутствия и не пойми кого, и как результат,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама