Произведение «Бог знает лучше -2» (страница 1 из 42)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Сказка
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 1633 +2
Дата:
Предисловие:
ВАШЕ БУДУЩЕЕ...

Стал день как ночь, стала ночь как смерть

Больше незачем жить, больше не о чем петь.

Стало небо как сталь, стала лавой земля

И пришло наше время начинать с нуля.


Мы посеем любовь на сгоревшей броне,

Мы устроим музей на разбитой стене...

Бог знает лучше -2

     
     

                     ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.

                      ВОЗВРАЩЕНИЕ.

     

                      ГЛАВА ПЕРВАЯ.

                      ПОСТИЖЕНИЕ.


» Сон во сне.

И в этом сне мы придем к вам...»


Странная выдалась в этом году весна. Снег сошел только в мае, а потом зарядили дожди. Холодные ветры выдували тепло из квартир. И лишь в конце месяца все вошло в норму. А потом внезапно наступило лето. И наконец-то можно было ходить босиком, плескаться в городском фонтане, лежать на прогретом асфальте, бегать на речку... да много чего можно делать в каникулы.

Рыжеволосая девочка, присев на корточки, потрепала рыжую постарше.

– Лиска, а вот чего мы тут валяемся, нафиг?

Та отмахнулась.

– Уля, ну по кайфу же. Вон смотри какое облако клевое.

Рядом раздался возмущенный девичий голос.

– Апач! Костя, заканчивай щекотить, больно будет. Отстань.

Черноволосый парень с «пацификом» на шее отошел в сторону и сел на асфальт, запрокинув голову.

Тот же голос.

– Ой, ты что? Обиделся, да? Костя...

Девушка с длинными волосами цвета аквамарина, которую вообще-то звали Мику или Самурайка, подошла к нему сзади, обняла его.

Уля тем временем переключилась на мужчину, лежащего рядом. Длинные седые волосы, изуродованное лицо, шрам на месте правого глаза.

– Папа, а ты как здесь?

– Действительно. – Алиса повернула голову. – Седой, какого хрена? Слух был, что тебя убили, а ты тут. Лежишь.

– Ага. Я это слышал. Типа в курсе.

Мику потрепала Костю по затылку.

– И чего дальше делать будем?

Алиса села, оглянулась на прохожих, которые не обращали на них никакого внимания.

– Странно... Да плевать, мать, ты что-то спрашивала?

– Специально для глухих. Чем займемся, блин?

Лиска пожала плечами.

– Не знаю. Варианты?

Мику подумала.

– Может на речку свалим? Позагораем. На песке лежать все приятней.

– На наше место? Нормально. Уля?

– Чего? – она подергала мужчину за рукав военной рубашки. – Папа, я мороженку хочу.

– Интересно вот. А  где Юджи  и...

Мику пожала плечами.

– Сашку родители вроде на дачу увезли. Женька... Может на пляже зависла?

– Короче. – Алиса встала, отряхнулась, поправила цепочку с двумя обручальными кольцами на шее. – Пошли. Кстати, Седой, мороженое.

Мужчина похлопал себя по карману рубашки.

– Уговорили за мороженое. – взял Ульянку за руку. – Выдвигаемся тогда.

И лето только начиналось.

... Идя по улице, Лиска удивленно оглядывалась на прохожих.

– Ты чего?

– Почему они на нас внимания не обращают?

– И что? Ты хотела, чтобы у тебя автографы просили.

– Не знаю...

Костя внезапно замахал кому-то рукой.

– Витька! Не слышит он что-ли?

– Подумаешь, а вот мороженка где?

Седой, вклинившись между покупателями, подошел к продавщице.

– Четыре эскимо. Эй, ты меня слышишь? – он помахал рукой перед лицом женщины.

Та молча достала из уличного холодильника четыре эскимо, протянула ему.

– А деньги? Ну спасибо, типа. Что за...

Вернулся к остальным.

– Держите. А что это вообще было сейчас?

– Да какая разница. Может она перегрелась просто. Постой весь день на такой жаре, точно крыша съедет.

... Сели в автобус. Только пожали плечами, когда мимо них, не повернув головы, прошла кондуктор.

– Проезд оплачиваем, не забываем.

На остановке в салон зашла женщина с маленькой девочкой. Подошли ближе.

– Давай садись, я билеты возьму.

Девочка удивленно посмотрела на женщину.

– Мама, а тут уже занято. Сидят ведь...

– Прекращай придумывать, садись лучше.

Мику протянула девочке руку.

– Иди ко мне на коленки.

– А тебя как зовут?

– Мику. Потому что я японка. Она Алиса, Костя, Азад поздоровайтесь с человеком. А ее Уля.

– Привет.

– А меня Леся. Мы с мамой на пляж едем. А папа у нас на работе.

– Олеся, ты с кем это разговариваешь?

– С девочкой. Ее Мику зовут, представляешь. А еще...

– Ты опять выдумываешь. – женщина сердито посмотрела на дочь. – Вставай лучше, сейчас приедим.

Выйдя из автобуса, девочка обернулась и помахала рукой.

– До свидания!

– Хватит придуряться, пойдем...

... Свернув от автобусной остановке, вышли на тропинку, спустились к воде, прошли еще немного.

– Ну и где...

– Никого. Женька! Пацаны! Да и ладно...

Мику сняла рубашку, оставшись в майке, расстегнула было ремень и внезапно ойкнула.

– Блин, купальник же.

Алиса покусала губу.

– Мать, а что делать будем?

Костя с Седым уже раздевшись, с недоумением посмотрели на них.

– Проблемы что-ли?

– Купальников нет.

–  Тогда сидите тут, а мы искупаемся. Уля, как водичка?

Та, раздевшись, уже бегала около берега в воде.

– ТЕПЛАЯ! ДАВАЙТЕ!

– Ей хорошо, она маленькая.

Алиса, вздохнув, стянула с себя сарафан.

– Только не заглядывайтесь тут.

Костя только хмыкнул в кулак.

– Дура. Седой...

Тот пожал плечами.

– Ну давайте мы за кусты отойдем.

Мику сняла джинсы.

– Идите нахер...

Зайдя по грудь, Седой окунулся в воду. Вынырнул.

– Папа, поплавай меня!

– Давай.

Лежа на его руках, Ульянка радостно заколотила руками и ногами по воде.

Алиса подплыла к ним.

– Ты же сама умеешь.

Ульянка, перестав бултыхаться, сделала вид, что задумалась.

– Умею. А с папой лучше.

– Давай к берегу плыть будем. Я тут обсохну немного. А вы далеко не заплывайте.

Мужчина уже вышел из воды когда услышал сзади.

– Лиска, что с тобой! Азад!

Обернулся.

Алиса, скорчившись, опустилась в воду. Вокруг нее расплывалась кровь.

Подбежав к ней, Седой подхватил ее на руки. Вынес на берег.

– Что с тобой?

Она простонала.

– Больно.

На груди и животе у нее появились сквозные отверстия похожие на пулевые.

– Я... Там внизу... Арматура какая-то... Я прямо на нее. И пули... Понимаешь?

О чем она вообще? Какие еще пули. Стоявшая рядом, Ульянка неожиданно упала ничком на песок.

– Папа, не смотри на меня, не надо! Я лицом прямо в камни.

Рядом села Мику.

– Вот такая хуйня. Я затылок вдребезги расколотила. И две пули в... Костя?

Тот попытался улыбнуться.

– Повезло наверно. Виском ебанулся. Даже боли не почувствовал.

Да что происходит?

Алиса уткнулась Седому в плечо.

– Мы... Мы... Мы ведь сейчас смерть свою вспомнили. Как нас убили. Ну да. это зимой было. Это ведь значит...

– Только догадалась, Волчица? Мертвые мы. Типа призраков, что-ли. Поэтому нас и люди живые не видят. Дети еще наверное могут, как та девочка в автобусе.

Мику поежилась.

– И холодно, как в... в могиле. Подожди, Седой, а тебя тоже не видели. Значит ты...

Тот прикрыл глаз.

– Вспомнил ведь. Только где это было и когда... Я вроде у стены сижу, развалины какие-то и «лимонка» в кулаке зажата. Кто-то подходит... Вспышка.

Костя накинул на Мику свою куртку, взял ее пальцы в свои, попытался подышать на них.

– Не могу.

Мику, всхлипывая,  обняла его.

– Конечно, ты же мертвый. Не дышишь.

Алиса отстранилась.

– А какого хера мы вообще тут делаем?

– Чего полегче спроси. Реально ведь холодно.

Седой провел ладонью над песком, кивнул на костер.

– Может теплее будет. И вот кто же это сделал, а? – посмотрел на Ульянку. – Догадываюсь.

Она пожала плечиками.

– А чего сразу я?

– Смеркается уже. Это сколько мы тут уже сидим?

– А что нам еще делать.

Мику подняла голову.

– Кто там?

Из сумерек к ним вышли трое осененные светом. Маленькая рыжая девочка в белой рубашке, рыжая постарше в черном платье с волчьими глазами, мужчина с длинными седыми волосами в потертых джинсах и военной куртке. За спиной крылья. Ульянка удивленно посмотрела на них, потом на сидящих рядом.

– Ой, это мы что-ли? – она ткнула пальчиком девочку. – ТЫ КТО?

– Уля, нафиг, вот. Я это ты, а ты - я. Чего?

Седой почесал лоб.

– Ангелы что-ли?

Рыжая в платье покрутила пальцем у виска.

– Ага, бля, типа. – показала на мужчину. – Вот он точно ангелочек. Конкретный... Волчица... Короче мы это вы.

Пришедшие сели вокруг костра.

– Кто начнет? Лиска, давай ты.

Крылатая Алиса вздохнула.

– Короче, извините, что вас выдернуть пришлось. Тут такая байда идет... И только вы исправить можете. Понимаете в чем дело. После «Совенка» все по идее должно было в норму прийти. А никак, блин. Все во Тьму сваливается.

– А вы...

– А мы сюда уже и пробиться практически не можем. К вам-то кое-как получилось.

– Понятно, вроде бы. А мы? Что нам делать? И мы кто теперь.

– Вы вообще-то посредине...

Крылатая Ульянка махнула рукой.

– Исправьте все. Пожалуйста. А то совсем фигово...

Седовласый прервал ее.

– Доня, подожди. Понимаете... Вам докончить надо то, что вы... мы... начали.

– И как? В таком виде.

– Вы живыми будете. Просто вам вспомнить надо.

– Скажи... черт. Сам с собою получается. Что я вспомнил?

– Свою смерть в другом мире.

Небесная Алиса посмотрела на Мику.

– Мать... Мы тут подумали. Вообщем твой сын, ну Иса... Он у нас пока побудет. Ты не волнуйся, с ним все нормально...

Глаза Мику стали круглыми.

– Сын? Костя... Прикинь, у нас ребенок оказывается. Откуда? – она покраснела. – Ну то есть... А я могу ему увидеть? Пожалуйста...

– Конечно. Просто попозже.

Алиса встала.

– Нам пора.

Седой остановил ее.

– Лиска, вопрос. Как долго нас не было, какой сейчас год?

– Тысяча девятьсот восемьдесят второй. Да... Зайдите к Старшей. Ей очень плохо, спасать надо. И остальные... Женька, Славка...

– И наших найди. Чистильщиков.

– А что с ними?

– Точно не скажу. Виола в курсе. Ладно, мы вас ждать будем.

Крылатые, помахав на прощанье, растворились в сумерках...

... После их ухода посидели еще немного. Ульянка, пошмыгав, отстранилась.

– Ты чего?

Она помялась.

– А вы ругаться не будете? А смеяться?

– Что случилось?

– Я... я кушать хочу.

Алиса сделала вид, что тяжело вздохнула.

– Похоже никогда ничего не изменится. Уля...

– Ну я правда хочу.

Седой аккуратно выкатил что-то веточкой из костра.

– Картошку печеную будешь?

Ульянка, подумав, кивнула головой.

– БУДУ, ДАВАЙ.

– Сейчас очищу. А вы?

Остальные подсели ближе.

– Странно. – Мику подержала картофелину на ладони. – Я ее тепло чувствую. А соль дайте.

Поев, сходили к реке, умылись.

– А теперь-то что делать?

Алиса легла на песок, прикрыла глаза.

– Я спать буду например.

Мику легла рядом, укрывшись костиной курткой.

– Не хрена не понимаю. Мы же мертвые. Едим, спим.  Ну и ладно, Костя... Отрубился что-ли?

Ульянка прижалась к Седому. Алиса прикорнула с другого боку. Наверно кто-нибудь, случайно оказавшись на берегу, заметил бы неясные силуэты на песке, ощутил бы запах дыма от потухающего костра. Только кто же по ночам будет по берегу ходить? Ночью спят...


                             
                                ГЛАВА ВТОРАЯ.

         
                                   В ГОРОДЕ.


«Смотри, Господи:
Крепость, и от крепости - страх,
И мы, дети, у Тебя в руках,
Научи нас видеть Тебя
За каждой бедой...
Прими, Господи, этот хлеб и вино,
Смотри, Господи, - вот мы уходим на дно;
Научи нас дышать под водой... «

( Б. Гребенщиков. » Никита Рязанский».)
                 

          ТЫСЯЧА ДЕВЯТЬСОТ СЕМЬДЕСЯТ ДЕВЯТЫЙ ГОД.

... – Ну, откуда едешь?

Человек в камуфляже, держащий в руках пачку документов, посмотрел на шофера.

– В путевом листе же все написано.

– Слышь, ты умного из себя из себя не строй, а то до дома не доживешь. На вопросы отвечать четко и внятно. Понял?

Шофер пожал


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
     20:23 24.12.2023
Книга автора
Предел совершенства 
 Автор: Олька Черных
Реклама