Произведение «Скажи три слова» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Любовная
Автор:
Читатели: 98 +1
Дата:
Предисловие:
Любовь – это чувство, которое окрыляет. Многие путают любовь с жаждой обладания кем – то. Это не так. Любовь – это когда человек отдает всего себя, пытается понять чувства другого человека, защитить его, уберечь, разделить его боль.
В повести «Скажи три слова» Полина, как и многие подростки, впервые сталкивается со взрослыми, драматическими проблемами. Как сделать правильный выбор? Как научится понимать людей и себя, как научиться прощать? Как вновь обрести способность любить? Эти вопросы наверняка хотя бы раз, но возникали у любого молодого человека.
Первая любовь в пятнадцать лет. Это трепетное, хрупкое чувство не обошло стороной и Полину. Влюбленная девушка ожидает от Антона, который старше на два года, ответных чувств. Но все рушится в один миг. Сердце разбито, жжет внутри как огнем.
Полина больше не верит в любовь.  И более не стремится строить отношения, опасаясь вновь испытать душевную боль. Но судьба распоряжается иначе. Шаг за шагом, день за днем и Полина вновь ощущает вкус к жизни. И помогает ей в этом новый знакомый Артем.
Неожиданная встреча с Антоном помогает ей понять, что она достойна второго шанса. Понимает, что нельзя любить человека за какие – то достоинства, любить можно и вопреки недостаткам.
Именно любовь заставляет по – новому взглянуть на жизнь, заставляет творить, дает почувствовать «крылья». Полина, наконец, обретает чувство тепла, умиротворенности, спокойствия и радости на душе.

Скажи три слова

Вот и вся любовь...
Обычный день…
Хотя нет, не обычный.
Черный день. Иначе и не назвать.
Ну а как еще назвать этот день, когда все полетело кувырком? Когда в голове набатом звенели только удручающие вопросы: неужели это действительно происходит с ней? Почему жизнь так несправедлива?
И ответы на эти вопросы Полина не находила.
Все одно к одному. Полина не была суеверной, но все же невольно вздрагивала каждый раз, вспоминая, что сегодня пятница.
Пятница, к тому же тринадцатое…
Дорога из школы казалась бесконечной.
Она медленно шла, не обращая внимания на прохожих. А они смотрели на нее.
«И что смотреть? – Полина опустила голову, избегая пересекаться с ними взглядами. – Я обычная девчонка, каких тысячи, со своими проблемами и тараканами в голове».
– У тебя все в порядке? – участливо поинтересовался приятной внешности дедушка, заметив ее угнетенное состояние.
Но ей не хотелось ни с кем говорить. И без того с трудом сдерживала слезы, готовые хлынуть нескончаемым потоком. Она лишь кивнула в ответ и торопливо поспешила обойти его. Старик с минуту смотрел ей вслед, слегка покачивая печально головой, поправил сползшие очки неторопливо продолжил свой путь.
«Неужели у кого не было такого, чтобы шли по улице и плакали? – Полина посмотрела вслед старику и побрела дальше. – Неужели трудно понять, что не приятно, если на тебя все оглядываются? Мне ведь просто хочется побыть наедине… Ну нет, идут и смотрят, смотрят, смотрят… Наверно, все видят, как мне плохо… – продолжала размышлять про себя. – Неужели их это действительно волнует? Разве им не все равно, что произошло у какой – то сопливой девчонки?»
Полина не спеша шла домой. Она не видела ничего вокруг, сталкивалась с людьми, на автомате бросая слова извинений. И тут осознала, как ее бесят взгляды прохожих, их сочувствие или осуждение.
«Что вы смотрите?! – так и распирало от желания выплеснуть эмоции, крикнуть им. – У меня и без Вас проблем предостаточно!»
Хотела ли она домой?
Вряд ли.
Хотела вернуться обратно в школу?
Может быть.
Но зачем? Чего она хотела на самом деле?
«Вот бы меня сбила машина. – Полина как раз очень медленно переходила дорогу, по которой на бешеной скорости мчались машины.
Полину не волновало, что ее действительно может сбить машина. Совершенно. Ее голова была забита совсем другими мыслями. Сейчас ее воображение услужливо рисовало яркие картины: она в больнице, все родные и близкие рядом и не сдерживают слез. И Антон рядом. Кусает губы до крови, а затем выбегает из палаты, стесняясь при всех показать свою слабость. Парни, оказывается, тоже умеют плакать.
Стало немного легче. Сейчас она даже была в какой – то мере счастлива. Счастлива, что была сейчас одна.
И пусть прохожие упорно на нее смотрели, оборачивались вслед.
«Может, я просто очень красивая? — шептала она себе, но тут же одернула себя. – Не льсти себе, идиотка. Красивых не бросают...»
Полина пыталась избавиться от мыслей в голове, забыться… Пропасть куда – ни будь, чтобы никто ее сейчас не нашел.
Тщетно. Мысли не желали оставлять ее. Воспоминания нахлынули с новой силой, как цунами стремительно заполняли ее голову. Чтобы не пустить слезы от нахлынувшей боли, она сжала губы и упорно твердила сквозь зубы: «Все будет хорошо».
Подняла голову к небу, но слеза предательски спустилась вниз. Потом другая, следом за ней слезинки покатились одна за другой… Все лицо ее было мокрым… Не замечая никого сквозь мутную пелену, опять с кем – то столкнулась.
– Смотри куда идешь! – Полина еле устояла на ногах.
Упс! Налетела на девушку. Пакет порвался и ярко – оранжевые мандарины покатились по асфальту.
Пришлось помогать собрать раскатившиеся «мячики». Девушка, заметив покрасневшее от слез лицо, помогла встать и даже стряхнула пыль с колен, поняв ее состояние. Но решила промолчать, видя, что девочке не до утешений и сочувствия.
Полина сидела на берегу речки и тихо плакала. Она даже не поняла, как здесь оказалась. Шла домой, но ноги сами принесли сюда. Это было их местом. Ее и Антона.
Слезы градом хлынули из глаз, когда вспомнила последние слова, сказанные им.
– Пойми, ты ещё ребёнок, и то, что ты ко мне испытываешь, не является любовью. – Прости, я соврал, я тебя не люблю.
– Но зачем? – она не понимала зачем нужно было обманывать.
– Потому, что думал, если не скажу эти слова, то причиню тебе боль.
– Но почему именно сейчас? Столько времени прошло…
– Мне просто хотелось общения.
– Ты говорил, что не можешь без меня, что сильно привязался ко мне…
– Ну это даже и привязанностью не назовёшь.
– Ну ты и… – Полина задыхалась от волнения
– Ты плачешь? – Антон провел рукой по щеке. – Это как раз доказывает, что ты еще слишком маленькая для отношений.
– Разве важно сколько мне лет? Мне просто хотелось быть с тобой. Всегда.
– Тебе многому еще предстоит научиться. И относиться ко всему наплевательски в том числе.
– Это подло.
– Да подло, согласен. Но мир намного хуже, чем тебе кажется.
– Но не мой мир… Я всего лишь ждала от тебя те заветные три слова…
– Понимаю. Но… лучше горькая правда, чем сладкая ложь, не так ли? И ведь лучше остаться друзьями…
– Не знаю. Я же еще маленькая?! – Полина со злостью сбросила руки, лежащие на ее плечах.
– Скажи три слова... – попытался сменить тему Антон.
– Какие?
– Неважно. Просто, не думая. Первые, что придут в голову.
– Может одно, но из трех букв? – невесело попыталась пошутить.
«ОСЕНЬ, ЛОЖЬ, ТОСКА!» – Полина уронила голову в ладони, в миг ставшие мокрыми. И солеными. От слез.
– Поверь, никому не нужны твои страдания, слёзы… – Антон не выносил слез.
Не дослушав его речь, развернулась и побежала, куда глаза глядят.
Полина до крови поранила кожу на коленях об острые камни на берегу, но боли не чувствовала. Душевная боль столь сильна, что заглушала боль физическую. Лишь слезы по – прежнему катились по её лицу.
– А ведь он прав! – сказала своему отражению, плеснув в лицо прохладной водой, смывая соленые слезы. – В пятнадцать лет только начинаешь жить… но он… разве два года такая большая разница? Может я еще и ребенок, но любила всем сердцем. И сердце это разбито, жжет внутри как огнем. И мне больно…
Домой Полина вернулась через три часа, окончательно успокоившись.
Родителей не было, потому не пришлось выдумывать историю по поводу заплаканного вида. Предки (в ее классе почему – то все так называли своих отцов с матерью) работали в одной бригаде проводниками поездов дальнего следования. Так что Полина с детства научилась быть самостоятельной, пока они были в рейсе.
– Все будет хорошо! – уткнулась в подушку и обняла мишку.
Того самого, что он подарил на день рождения. Это все, что осталось на память о счастливых минутах, проведенных вместе.
Этот мишка, да еще шарфик, который Антон забыл однажды.
Полина завязала шарфик на плюшевом друге и усадила его в кресло.
– Все будет хорошо! – повторила, улыбаясь медвежонку. – Я больше никогда не буду плакать.
Полина так и уснула, стиснув кулачки и с легкой улыбкой на губах.
Счастье, обретенное в деревне
Полина удобно устроилась в старом бабушкином кресле и включила телевизор. Показывали праздничный концерт.
– Бабуль, иди концерт смотреть.
Но бабушка пекла пироги, потому было не до телевизора. Полина пощелкала кнопками пульта, но ничего интересного себя не нашла. Да и выбор – то был небольшой, всего двадцать каналов. Не то, что дома в городе, более тысячи. Но Полина даже понятия не имела что транслирует большая их часть. Смотрела лишь несколько любимых. А порой и вовсе обходилась без телевизора, интернет давал все что было интересно и нужно.
– Ба, я гулять пойду? – Полина вошла в кухню. – Ух ты! Какой запах! Когда будут готовы?!
– Скоро уже. Ты погуляй, только недолго.
– Конечно, бабушка!
В деревню. Тем более перед Новым годом, Полина не хотела ехать. Ей вовсе ничего не хотелось. Но родителям на работе дали бесплатную путевку в санаторий, как раз на новогодние праздники. Они уехали, а Полине не хотелось оставаться одной в квартире. Бабушка давно звала в гости, и Полина решилась приехать.
Здраво подумав, поняла, что смена обстановки поможет отвлечься от неприятных воспоминаний после разрыва отношений с Антоном. Заодно поможет в хозяйстве бабушке, чего – чего, а работы в деревне всегда хватает. Потому лишние руки не помешают, а значит, не до мыслей дурных будет.
Еще совсем маленькой, она приезжала сюда на все лето. И сейчас казалось, что это было самое счастливое время. Без забот, без волнений и разочарований в жизни. Друзей здесь было много, но не теперь. Все разъехались, не оставив координат. Кто – то переехал совсем далеко, кто – то учился в другом городе, а о некоторых она и вовсе не имела никаких сведений.
Полина же поступила в медицинский колледж, выбрав профессию окулиста. И хотя прошло только четыре месяца с начала обучения, не разочаровалась в своем выборе. Ей нравилась учиться и все свободное время она посвящала науке.
В свои семнадцать молодого человека у Полины не было. Впрочем, ее это особо не заботило. Не хотелось вновь наступать на те же самые грабли, решив для себя сперва получить диплом, а потом уже заняться и личной жизнью.
Родители безусловно переживали. Они считали, что молодую девушку должны интересовать красивые вещи, косметика и, само собой разумеется, мальчики. Полину же это интересовало мало. Она одевалась со вкусом, немного красилась, но лишь для того, чтобы успокоить родителей. Мама не раз «случайно» высказывалась про дружбу с мальчиками, но каждый раз Полина находила нужные слова, обращая все в шутку.
Мама с папой уже довольно часто представляли себя в качестве бабушки с дедушкой, нянчивших внучку. Или внука. Но внучку им хотелось безмерно больше. А однажды папа сказал, что после новогодних праздников приведет ей жениха, сына своего хорошего друга, не глупого и работящего. Но Полина вновь отшутилась и, обняв отца, тихо на ухо прошептала:
– Папа, ну перестань, я обязательно найду свое счастье. Всему свое время. – а про себя подумала: «Может, в медицине...»
– Когда же наступит это время? – вздохнул с грустью.
Папа хорошо понимал и знал свою дочь, потому больше не досаждал подобными вопросами.
Полина медленно шла по деревне и вдыхала чистый морозный воздух.
– В Москве такого воздуха нет! – услышала вдруг за спиной.
Полина обернулась:
– Вы меня знаете? – повернулась на голос.
– Да, знаю. Не подумай ничего плохого…
– Интересно, что Вы подразумеваете под этим словом?
– Ну мало ли… – смутился юноша. – Вдруг решишь, что следил за тобой.
– Действительно следил?! – Полине стало весело.
– Вовсе нет. Просто деревня есть деревня. Здесь все про всех знают.
– И что же про меня узнал?
– Не много. Ты Полина, приехала к бабушке. Вот и все, что знаю…
– Я о тебе вовсе ничего не знаю.
– Это точно. Я недавно переехал из Москвы. Та что, можно сказать, теперь я деревенский житель.
– Неужели здесь лучше, чем в Москве? Скукота ведь…
– Порой обстоятельства сильнее…
– Ведь можно приезжать на выходные.
– Не тот случай. – юноша отвернулся, скрывая эмоции на лице и глухо ответил. – Отец почти ослеп. Мне нужно за ним ухаживать.
– Оу, прости.
– Да, ладно. – он уже улыбался. – Кстати, меня Артемом зовут. – протянул торопливо ладонь.
Артем был


Поддержка автора:Если Вам нравится творчество Автора, то Вы можете оказать ему материальную поддержку
Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама