Произведение «Запрещённый романс» (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 107 +1
Дата:

Запрещённый романс

  ЗАПРЕЩЕННЫЙ РОМАНС

             
                Само  собой,    я  умею быть всяким: перед собой
                в зеркале  до бритья и после, перед женщинами,
                перед    друзьями, перед начальством    (но  это
                пройденный этап), и записки мои не претендуют
                на литературные достоинства, но лишь отражают
                суть  происходящего    вернее,  чем  могла  бы
                оказаться запись моих монологов стенографист-
                -кой. Ибо    за  этими  текстами стоит    настоящая
                правда,  какое  бы отношение  она не  имела  к  так
                называемой истине. 
                В. Звягинцев «Ловите конский топот»



      …Э-э, батенька! Тут такие типусы попадаются – любо-дорого! Вам, как говорится, и не снилось! Куда там «Палате №6»!.. Вы не смотрите что здесь не «дурдом»: травматология, знаете ли, тоже…еще та, отрасль… Что не травма – то своя история… Да, что говорить, вот, к примеру, на коечке, на которой вы сейчас возлежите - та-акой экземпляр обретался!..
Я ведь здесь сейчас по какой причине?.. Скобки металлические из ноги вынимать будут. Хватит мне из себя Робокопа изображать! А родня, так вообще, то Тимурленгом – Железным Хромцом, то Хромым Бесом кличет…
        Не так давно, попал я сюда с переломом… Неудачно упал.  С высоты, знаете ли… Рентгеном просветили – оказался перелом со смещением. Это раньше костоправы были - вправляли и ставили на место любые кости. А нынешние лекаря все норовят «вскрыть» и железяки на болтах вставить. А, железяки-то эти, нонче кусаются! Мне мои - десять «штук» обошлись. В рублях, конечно. Но все равно – деньги. А вот теперь, кончился мой «железный век», пришла пора с этим металлом расставаться… Прям–таки, «жаба душит».  Шучу, конечно… А, не железяки, так спицы. А к спице гирю потяжельче  присобачат. Кости, они видите ли, растягивают. Они б еще дыбу применяли, гуманисты хреновы! Да, что я говорю, сами видите….  Раньше-то оно попроще было: наложат гипс и гуляй Вася!..
Так вот, коечка эта сперва пустовала. А мы, значит, тогда всемером  в палате обретались…. И вот, заходит как-то, лечащий врач палатный. Прошелся по палате эдак нервно… Господа, говорит, прошу минуту внимания. Сейчас из реанимации к вам нового больного перевезут. Так просьба большая ко всем… Товарищ не совсем адекватен, вы уж за ним присматривайте…
        Ну, естественно, стали уточнять, что значит – «неадекватен», и чего это за ним присматривать нужно. Выясняется, хотят к нам определить алкаша, который, видать в состоянии «белки» или там просто изрядного подпития сверзился с какого-то там этажа. Ну, и, понятно, расшибся. Но не до смерти. Такая  вот планида… Так этот  «летчик», хоть хребет себе и переломал вкупе с прочими костями, будучи уже в реанимации не угомонился: посрывал с себя всякие капельницы с катетерами - пришлось его на «вязки» определить. То бишь, привязали его, натурально,  к койке за «белы рученьки», чтоб чего худого не удумал. Поскольку, на тех самых  рученьках    в наличии следы от свежих порезов на запястьях… То есть, как бы его «полет» – не есть очередная попытка суицида…
Ну, понятно, кто-то возмущаться  стал: мол, только этого не хватало – определяйте-де этого «летчика» в «дурдом». А кто со смешком, типа – «я не сторож брату моему». Доктор отвечает успокоительно: мол, не волнуйтесь – летчик-де весь ломаный-переломаный, и в дурдом его сейчас ну никак определить нельзя! Лечение его родственниками уже оплочено, так как, понятное дело, травмы он свои по пьяному делу получил и оплата по полису здесь по закону не хляет. Хотя, говорит, (тут доктор помялся как-то) если будут прецеденты, и поступит сигнал, что алкаш энтот, проявляет признаки психической ненормальности  и мешает выздоровлению других больных данной палаты, то тогда… Ну типа, он здесь до первого звонка (или свистка) с нашей стороны. Тут то мы и примолкли…
Привозят вскоре на «каталке» этого «летчика»… Видок, надо сказать, у него был еще тот: щетина, глаза сумасшедшие, озирается, как будто все для него внове… И было что-то в нем такое, знаете ли… Хоть и перевели его из реанимации, а подумалось – «Не жилец!»… К койке пришпилен как червяк раздавленный: спины оторвать не может, а в членах суета какая-то нездоровая… Со стороны даже как то неприятно наблюдать.  В Бога бы верил, сказал - бесы в нем!.. И, уж совсем не верилось, что с койки этой он когда-нибудь встанет…
        Но вроде ничего… С начала дичился как-то, молчал. Потом вроде ожил… Представился, как полагается: Олегом, его оказывается, кличут. Ну, и  мало – по малу, не сразу, конечно, в несколько этапов, но поведал он нам свою историю. В красках, так сказать.
Действительно, вляпался он, по пьяному делу, точнее на выходе из месячного запоя… Короче, классика! Вроде, устал он уже пить, но не бросил,  а решил потихонечку «выходить по нисходящей», т.е.  перешел с водки на портвейн…  Ну, тут то, оно все и случилось! «Блондинка» посетила – нет, Бог ведает. А вот родственники его точно посетили! И не с  визитом вежливости, а, вполне конкретно намереваясь определить его в Ковалевку (сиречь  местный дурдом), где он уже два раза отдыхал по аналогичному поводу. Причем родственнички, (сестра с мужем) заявились в сопровождении знакомых «братков»-кавказцев  в качестве аналога санитаров. Вот такие дела… Видать, крепко сомневалась сестра  в успехе задуманного предприятия, зная буйный во хмелю нрав братца. Предчувствия ее не обманули. Тот энергично выразил протест по поводу нарушения его прав на личную жизнь, право на жилище (квартиру-то сестра открыла ключом матери, а та в это время в больнице лежала с сердечными делами), ну и так далее. Обложил всех присутствующих матом, обвинил сестру в том что она имеет намерение, отправив его в дурдом, оттяпать у него квартиру, после чего заперся у себя в комнате, справедливо рассудив, что с тремя мужиками ему не справится. А в дурдом,  в этот раз,  ехать он, ну никак не хотел!
Родственники, как потом выяснилось, решили дверь не ломать, а привлечь к ведению переговоров мать, временно изъяв ее для этого из больницы…
Олег же, услышав что «экспедиционный корпус противника» очистил его суверенную территорию, вышел из добровольного заточения и обнаружил… что он заперт в собственной квартире, а его личные ключи от оной изъяты. «И тут корнет бежать решился…», поскольку ежли он «чего решил…» А бежать решил на квартиру своего последнего приятеля-собутыльника, благо тот всегда был рад компании.
      То, что квартира заперта, для настоящего «летчика» – не препятствие: есть ведь еще балкон!  Этаж, как выяснилось, был второй, так что риск минимальный. Да и высоты, по словам Олега, он никогда не боялся. Но, видимо, в следствии параноидального всплеска, он почему-то решил что «коварные» родственники в купе с «дружиною» засели в засаду в машине и ждут не дождутся,  когда он сиганет с балкона, чтобы «принять» его сердешного и, соответственно, «сдать» в дурдом.
Нормальные герои, как известно, идут в обход. Балкон в данном случае,  естественно, отпадал. Но ведь есть еще окно из спальни матери, выходящее в противоположенную балкону сторону.  То,  что коварные родственники могли поставить засаду и с другой стороны дома -  настолько паранойя будущего «летчика» все-таки не распространялась…
        Сказано – сделано! Сборы были недолги, но конкретны: паспорт, еще не пропитые деньги, какие-то шмотки и… еще не початая бутылка портвейна. Герой, затравленный злыми родственниками покидал родной дом навсегда. По крайней мере, он так тогда думал. Как водится, судьба распорядилась иначе.
Этаж хоть был и второй, но «высокий». По словам Олега, с подоконника до земли было метра четыре, а то и пять. Риск, конечно, был, но небольшой: земля, хотя и утоптанная – все-таки не асфальт. Тем не менее, наш герой решил перестраховаться: сигануть не сразу на землю, а предварительно – вбок, на соседский балкон, а потом уж, соответственно, вниз. Ход конем, так сказать.
            Переброс, предварительно пакета с пожитками на балкон прошел благополучно: даже бутылка не разбилась. А вот последующий прыжок… Увы, везение, присущее алкоголикам оставило нашего «летчика». Судя по его рассказу, ударившись при прыжке о перила балкона, Олег не сумел закрепиться на них, как рассчитывал, как мячик отскочил от них и приземлился, как я полагаю, в основном, на «пятую точку».
Результат превзошел все ожидания. Как он впоследствии (после рентгена) узнал, у него было семь переломов: если не ошибаюсь, двойной перелом тазобедренного сустава, крестца, копчика, были сломаны два позвонка в поясничной части и…кажется, правое плечо. Вот такой вот букет.
        … Да, «коллега», согласен: история довольно банальная. Можно сказать ординарная… И я бы не стал ее рассказывать, если бы не последующие события, коим я стал невольным свидетелем и некоторые… ммм… обстоятельства предшествующие этой истории, услышанные мною непосредственно от ее главного действующего героя.
К вечеру мы (старожилы палаты) несколько успокоились насчет новичка. А что - водки не просит, ползти к окошку для очередного «полета» не пытается. Да и затруднительно ему было бы это сделать с переломанным хребтом-то. Руки-ноги у него вроде двигались, но уж двигаться ему куда-либо решительно было невозможно.
          Ночь, правда прошла «сторожко». Моя койка к новичку ближняя была. Ну и чуял я: не спит он не хрена.
          На утро, после обхода (во - дела!) наложили ему гипсовый «сапожок» до колена на, кажись, левую ногу и примотали бинтами ее к железной фиговине вроде подставки, что ли. Зафиксировали, значит.
          … Что здесь такого необычного, спрашиваете?.. Да, в том то и дело,  что вся палата наша с переломами  и все  - с просверленными конечностями  на растяжках. А он, почему-то, один – по старинке, в гипсе. (В энтой больничке давно уже гипс никому не ложат: сплошь «елизаровские» технологии.)
        И еще чудно: пока медбратья ему гипс ложили он все тихонько так твердил: мол, переломана у него правая нога, а не левая. Медбратья отшучивались: мол, доктору виднее. Да и мы перемигивались и подхихикивали в одеяло: мол, братан до сих пор глюки ловит!  Дело известное… Так то оно так! Да только, где-то, через неделю обход делал зав. отделением, профессор. Наш алкаш уже к нему с претензией: правая нога болит, а не левая и все тут!.. Профессор снимок рентгеновский затребовал. И что думаете?!.. Минут через пятнадцать заявляются те же медбратья, разрезают этот гипсовый «сапожок», снимают его с левой ноги, напяливают на правую  и опять бинтами присобачивают к металлической подставке!.. Ноу коментс!.. Вот такая наша медицина.
        Я к чему это рассказываю?..  Не такой уж он и неадекватный был, наш «летчик», как по началу казалось…
        Впрочем… это ж все потом выяснилось. А в первую ночь как наложили сапожок, навел он нам всем шороха. Посреди ночи страшный грохот! Все всполошились, кто-то из «ходячих» свет врубил. Смотрим, а это у нашего алкаша загипсованная нога вместе с металлической подставкой с кровати упала. А это килограмм десять! А его, бедолагу так выгнуло, что аж в пот пробило… С переломанным хребтом он ведь как жук пришпиленный!
Ну, наши, кое кто


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама