Человек с голубиным сердцем (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Баллы: 65
Читатели: 799
Внесено на сайт:
Действия:

Человек с голубиным сердцем

НИКОЛАЙ БРЕДИХИН

ЧЕЛОВЕК С ГОЛУБИНЫМ СЕРДЦЕМ
(Философия сомнения в «религиозном вольнодумстве» Матвея Башкина)


Писаниа бо многа,
но не вся божественна суть.
Нил Сорский.


      1

Если заглянуть в историю оком свежим, пусть даже несведущим, то можно лишь удивляться, насколько причудливо извивалась в ней русская мысль: то отказываясь от себя с редкой беззастенчивостью и безоглядностью и уходя при этом далеко в сторону, то вообще топчась на месте чуть ли не столетиями, то вдруг задним умом спохватываясь и возвращаясь на круги своя. От огульного восхваления переходя с непостижимой легкостью к не менее истовому охаиванию, из обожествления власти и насилия впадая нежданно-негаданно в отрицание всего, что только можно отрицать.
Попыткам объяснить сие диво несть числа: тут и утверждение, что Россия – «игра природы, а не ума», и упоенные вопли о некоей «богоизбранности» или «судьбоносности» (словечко-то какое!) русского народа, и даже миф о какой-то загадочной, совершенно непредсказуемой в своих поступках и решениях «славянской душе».
Надо отметить, что во всех этих объяснениях присутствует немалая доля истины, подводит их лишь попытка «объять необъятное» – в двух-трех словах разрешить то, над чем люди ломали головы тысячелетиями, а еще лучше бы вообще – одним махом дать ответ на все вопросы, чтобы дальше уже ни над чем не задумываться, а только «жить и процветать».
Однако пусть не создастся у читателя впечатление, будто я собираюсь здесь пойти на поводу у очередной подобной крайности и утверждать, что всему виною наш знаменитый «русский максимализм». Мое мнение в том, что уж коли мы удостоверились теперь, заплатив столь дорого, что правда не есть истина, а лишь толкование ее, то должны продвинуться и дальше в своих рассуждениях, выведя, что не может быть истины там, где нет совокупности всех правд.
Только полнота представленности рождает качество, всякая ущербность неизбежно оборачивается уродством. Эта ущербность-то как раз более всего прочего и держит нас сейчас в плену: никому уже не надо разъяснять, что мы до тех пор от той, прежней, исковеркавшей и выхолостившей нашу жизнь, Злоидеи не избавимся, пока не отыщется что-то, что могло бы ей противостоять.
Но поймем и еще одно – любая мысль, не вбирающая в себя другие мысли, а их подминающая, становясь сверхмыслью, незамедлительно принимает характер злоидеи и может быть направлена только на разрушение, ибо, безусловно, представляет собой попытку единственно возможный Абсолют – Истину, подменить.
Ну а придя к такому убеждению, начнем не с современности – начнем с истории, явив миру в новом, более внимательном, прочтении имена тех русских философов, идеи которых до сих пор еще толком не поняты и по достоинству не оценены.
К числу таких мыслителей, на мой взгляд, с полным правом можно отнести и «религиозного вольнодумца», «еретика», «диссидента» (на веки вечные!) Матвея Семеновича Башкина.

2

В любом отечестве всегда есть пророки, с охоты на которых и начинается любой произвол. Сумеет общество защитить этих «прорицателей», «взыскующих», «блаженненьких» – не бывать разгулу насилия, не сумеет – захлебнется в крови. Доказательств тому немало в истории, но их более чем достаточно и в том времени, в котором происходит действие нашего очерка: середина ХVI века, предтеча опричнины, стоит ли объяснять?
Прежде чем расправляться физически, нужно было лишить людей возможности сопротивляться духовно, а как это сделать, если во всем: от ратного дела до богословия неожиданный взлет, небывалый подъем?
Я не стану утомлять здесь читателя перечислением множества разных, доходящих порой до крайности, мнений относительно личности Ивана Грозного, в бесчисленности этой убеждение мое твердое – менее всего то славное, доброе, нетленное, что возникает в нашей памяти при упоминании о ХVI  веке, следует связывать с его именем. Борьба с церковью за власть, начатая двумя его предшественниками – вот, пожалуй, то главное, что преобразило общество до неузнаваемости, заставив Иосифа Волоцкого даже в сердцах посетовать по этому поводу: минуло время «единомудрьствования» на Руси, «ныне и в домах, и на путях, и на торжищах иноки и мирские и все сомнятся, все о вере пытают». И уж дьяк Федор Курицын рассуждает о некоей «самовластной» душе и «заградах» ей в вере, а Федор Карпов жалуется Максиму Греку: «Аз ныне изнемогаю умом, в глубину впад сомнения».
Сомнение – вот она, живительная влага для ума омертвевшего. Однако что есть сомнение? В чем суть его, предназначение, и имеет ли право на него истинно верующий человек? Вопрос из ряда первостепенно важных не только для рассматриваемого нами, но и для любого, в том числе и нынешнего, времени, так что остановимся на нем поподробнее.
В любой из существующих или когда-либо существовавших религий основным требованием мы обнаружим именно слепую, безоговорочную и безграничную веру. Однако во всех случаях таким образом нам предлагают верить не в Бога, а в то, что нам преподносится о Нем. Достойна ли человека такая вера? Не свидетельствует ли она как о непомерной гордыне, так и о столь же непомерном самоуничижении?
Истинная вера, на мой взгляд, не может быть слепой, она предполагает сама по себе некую осознанность, что и обуславливает единство в мировоззрении и мироощущении человека религия и философии. Религия – вера, философия – сомнение, ни без того, ни без другого человек не в состоянии обойтись. Сомнение, однако, не может идти впереди веры, а оттого – верую «усумняшеся», сомневаясь не вере своей, а в том, совершен ли я в этой вере, правильными ли, праведными ли путями в ней иду? А отсюда и первое, возникающее в каждой душе раздумье: не хочу верить в идола, хочу верить в Бога. Аз есмь: верую и люблю.
Вера дарует крылья, вера дарует жизнь. Сомнение дарит человеку любовь, оно никогда и не переходит в нем границ любви, за границами этими властвует уже совсем другое качество – отрицание.
Однако нам давно пора вернуться к герою нашего очерка.

      3  

Начнем с того, что достоверного о нем мало что известно. Где и когда родился, уж и не установить. Происхождения был не самого знатного, но и не простого – в Тысячной книге 1550 года упоминается как «сын боярский III статьи».
«Еретические» взгляды его обнаружились вроде бы случайно: Великим постом 1553 года Матвей попросился на исповедь к благовещенскому священнику Симеону, которому он сразу показался подозрительным («многих вещей спрашивает во Апостоле толкования, а сам толкует, толкует, только не по существу, развратно»). После недолгих раздумий Симеон решил поделиться опасениями своими с другим благовещенским священником – фаворитом царя протопопом Сильвестром: «Пришел на меня сын духовной необычен и многие вопросы простирает, все ж недоуменны; у меня поучения требует, а иное и меня сам поучает;  и я тому удивился». На что Сильвестр ему отвечал: «Каков то сын тот у тебя будет, не ведаю, а слово про него недобро носится». О «сыне необычном», конечно же, вскорости доложено было «Христолюбивому и Боговенчанному Царю и Государю», результат не заставил себя долго ждать: через какое-то время Башкин быль схвачен вместе с ближайшими своими единомышленниками и заключен в подклети царского дворца.
Впрочем, не следует торопиться, имеет смысл отобразить ход событий поподробнее. Первоочередное, пожалуй, что здесь необходимо отметить – воззрения Башкина появились не на пустом месте. Уже в начале XI века мы находим туманное сообщение о некоем Андреяне-скопце, возмущавшем народ своими «хулами», да и затем в исторических актах упоминания о «ятых в еретичестве» иноках и мирянах не столь уж и редки, но лишь в XIV веке одиночные протесты эти начинают носить массовый характер, первое свое воплощение найдя в ереси так называемых «стригольников». Отдельные «хулы» и сомнения, накапливаясь, понемногу выстраиваются в устойчивую систему, где за осуждением священнослужителей за недостойный пастырей образ жизни – «сии учители пьяницы суть, едят и пьют с пьяницами и взимают от них злато и сребро», неприятием вообще всей церковной иерархии на том основании, что на чин ставятся за деньги, «по мзде», а значит – «не достойны суть, духопродавцы суть», отчетливо прослеживается яростное стремление мятущегося, омороченного сознания высвободиться из-под духовного засилья чуждого, пришлого образа веры.
Да, все меняется, если именно под таким углом рассматривать историю русских ересей – как борьбу за свой образ веры. Нова ли мысль? Нет, конечно. Откроем хотя бы даже уж Валишевского, что мы у него находим? «Из первобытной и бесплодной независимости дикарей, русские сразу попали под иго суровой и по-своему не менее дикой морали, преследовавшей свободу знания, свободу творчества и даже свободу существования. Все живые силы, которым человечество обязано было своей облагороженностью, были осуждены и прокляты этим учением. Предавался проклятию мир свободной науки, как очаг ереси и неверия. Проклинался мир свободного творчества, как элемент развращенности. Проклиналась даже сама жизнь свободная, с ее радостями, счастьем, мирскими удовольствиями, как нечто позорное». Что ж, все верно, и про «бесплодную независимость», но и про «не менее дикую мораль» тоже. Чуждый дух ожесточает сердце – можно отмахнуться от этого утверждения, но нельзя обойти суть его.
Что до нравов «учителей сиих», то они действительно оставляли желать много лучшего: «попы и церковные причетники в церкви всегда пьяны и без страха стоят и бранятся, и всякие речи неподобные исходят из их уст», в монастырях царят «содомский грех», разврат, «упивание безмерное» – так, к примеру, характеризует их сам Иван Грозный на соборе 1551 года.
У Башкина же отношение к духовенству было иное, а отсюда и приход его к Симеону при ближайшем рассмотрении менее всего производит впечатление досадной оплошности, случайности. «Бога ради, пользуй меня душевно, - обращается он к благовещенскому попу, избранному им в духовники, - надобно честь, что в Евангелии написано, да на слово не надеяться, а и делом совершать. Все начало же тут от вас. Прежде вам, служителям божиим, надо начало собою показать, да и нас научить».
Здесь хотелось бы особо обратить внимание на то, что Башкин пришел к Симеону не в начале, а в итоге своих сомнений. «Инако мыслие» на Руси с разгромом «стригольников» вовсе не остановилось в своем развитии, на смену последователям Карпа пришла куда более серьезная и опасная для церковников «новгородско-московская ересь», коей на века прилепили кличку «жидовствующих». Конечно, и это течение, и «стригольническое», да и те другие, которые еще будут по ходу повествования мной упоминаться, заслуживают отдельного, обстоятельного разговора, однако я вынужденно коснусь их в данном очерке не более как мимоходом – лишь в той степени, в которой они имеют непосредственное отношение к герою нашего рассказа. Однако бегло ли, подробно ли рассматривать ересь «жидовствующих», одно несомненно – кружок «взыскующих» Матвея Башкина многое унаследовал от тех «злобесных» вольнодумцев, которые в свое время собирались на беседы в доме уже упоминавшегося мною великокняжеского


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     10:49 11.01.2014 (1)
К своему стыду, с историей не дружу, мало что знаю. Ваша статья очень понравилась. Весьма интересный материал, причем поданный в очень удачной, "читабельной" форме. Стиль Ваш мне очень нравится, впрочем, это я уже говорила Вам неоднократно.
     11:14 11.01.2014
Спасибо, Валентина! Очень рад нашей новой встрече, с новым годом Вас, счастья, здоровья, достатка, дальнейших творческих удач. С уважением. Николай.
     23:31 15.12.2013 (1)
Мы не узнаем настоящую правду тех далеких времен. У нас даже нет возможности знать то, что было в 20 веке,так все запутано. Мы росли на одной правде,сейчас она уже другая.
Я люблю историю и раньше с интересом ее читала. СПАСИБО ВАМ!! За этот Великий труд.
С УВАЖЕНИЕМ!!!
     10:34 16.12.2013
Историю сегодняшнюю мы не знаем, потому что многие документы до сих пор не рассекречены. Если они, конечно, не уничтожены. При написании "Человека" я пользовался не только исследованиями ведущих российских и советских историков, но и архивными документами (так называемыми "историческими актами"). Конечно, без помощи моего друга, земляка, я не получил бы к ним доступа, тем более, что и написаны они на старославянском языке. Так что за достоверность тут я ручаюсь, вот почему вещь эту мало кто понимает, настолько содержание ее расходится с имеющимися на сегодняшний день представлениями о том времени. А в остальном Вы правы, мы, действительно, Иваны-родства-не знающие. С уважением. Николай.
     14:57 12.10.2012 (1)
заинтриговали три вещи:
1) "в лето 7062, в царство Православного и Христолюбивого и Боговенчанного Царя и Государя и Великого Князя, Ивана Васильевича, всея Руси Самодержца, бысть повелением его Собор в Царствующем граде Москве на безбожного еретика и отступника Православной Веры, Матвея Башкина…".
Что говорит о том, что на Руси было своё летоисчисление.
2)"в качестве учителей своих Башкин назвал "латынников", выходцев из Литвы аптекаря Матвея Литвина и Андрея Хотеева?"
Согласитесь, совсем не литовские фамилии и имена. Не значит ли это, что "современные литовцы" появились значительно позже и основателями Литвы были русские люди?
3)"Христос всех братьями называет, а мы Христовых рабов у себя держим. Я, благодарю Бога моего, все кабалы, что были у меня, изодрал, а людей своих держу добровольно. Добро ему и он живет, а не добро – идет куда хочет".
Не существовало в Древней Руси рабства, люди вольны были в своём выборе.

Спасибо, Николай за интересный рассказ про интересного человека.
     19:56 12.10.2012 (1)
Сергей! Восхищен тем, что встретил здесь в Вас человека, неравнодушного к русской истории. Отвечаю коротко (повторюсь, не та площадка): 1) Да, свое летоисчисление на Руси было. Это общеизвестный факт; 2) "латынниками" называли в то время католиков и протестантов, православные предпочитали греческий язык; 3)крепостничество (рабство) просуществовало на Руси, как известно, до 1861 года. Фактически же "люди вольны на Руси стали в своем выборе" только после 1945 года (СССР), так как, если Вы были крестьянином, то из деревни не могли уехать, ваш паспорт хранился в сельсовете и нужна была очень веская причина, чтобы его на руки получить. После войны нужно было поднимать промышленность, и если заключить договор с вербовщиком, можно было обрести свободу передвижения. Так поступила моя мать, побывала она и в Комсомольске-на-Амуре, и в Улан-Удэ, пока не осела в Коломне. С уважением. Николай.
     20:24 12.10.2012 (1)
Николай, я благодарен Вам за Ваш труд, но Вы не совсем ответили на мои вопросы.
Я ранее читал, не могу сейчас вспомнить где, что Литву основали русские люди (русы, русичи) и тут же читаю у Вас про выходцев из Литвы с такими русскими фамилиями и именами. Так верно ли это предположение?
Про крепостное право я знаю очень хорошо и даже не понаслышке, а со слов моих родителей и дедов и полностью с Вами согласен, что закончилось оно лишь в 1954 году. Моя бабушка и мать всегда гордились тем, что в Архангельской области(ранее Северная область) никогда не было крепостного права, были зажиточные крестьяне и бедные, которым приходилось отрабатывать долги у зажиточных, когда у них случался неурожай. В каждой деревне был свой кузнец, шорник, купец, который скупал излишки у крестьян, а им продавал сахар головами, украшения, платки, одежду. В каждом дворе была своя лошадь и как минимум одна корова, у зажиточных крестьян коров было 10-12. Советская власть пришла лишь в конце 20-х, в начале 30-х, после интервенции. Да и колхозов у нас не было, были совхозы, и работающие в них считались рабочими, им платили, хоть небольшие, но деньги, в отличие от колхозников, которые работали за трудодни.
"протестуя против нарождавшегося крепостничества"
Вопрос мой такой - было ли рабство у русичей. Потому как читал, что даже пленных русичи не превращали в рабов, они отрабатывали определённый сходом срок и возвращались к себе на родину, правда ли это?
Вижу в Вас человека сведущего в вопросах русской истории, может Вы ответите мне на эти вопросы.
С уважением, Сергей.
     12:46 13.10.2012 (1)
Сергей! Мне сложно отвечать на Ваши вопросы, поскольку на то она и наука: сколько ученых в ней, столько и мнений. Оттого в этих кругах принято "говорить книгами", то есть, опираться на те или иные "исторические акты", документы, исследования. Свои взгляды на сей счет пропагандировать не считаю возможным, поскольку без подобных ссылок они несведущему человеку покажутся беспочвенными, а сведущий человек тут же начнет их опровергать. О Литве. У этого государства своя, очень богатая, история, русские в его становлении играли не слишком большую роль, хотя бы потому что в то время находились под татаро-монгольским игом. Влияние самое сильное было немецкое, в первую очередь, Ливонского и Тевтонского орденов. В какой-то момент в Литву хлынули переселенцы со всех сторон и образовалось Великое Княжество Литовское, которое разрослось до немыслимых размеров, захватывая земли своих соседей, в том числе и русские. Пузырь скоро сдулся, но мощное государство осталось. Позже влияния больше стало польского, дошло даже до объединения. Мои любимые историки: Николай Костомаров и Дмитрий Иловайский, у них можно найти ответы практически на все Ваши вопросы. О рабстве на Руси: грязная тема, не хочется эту навозную кучу ворошить. Рабство было вначале и, действительно, были сроки. Там были пленные, должники, шли люди и просто, чтобы не умереть с голоду. Сразу после свержения татаро-монгольского ига рабами числились 90% населения, людьми торговали, как скотом, и обращались соответственно. Особенно отличался герой наш - Александр Невский, цинизм его в этом вопросе не знал пределов. С появлением поместного дворянства рабство трансформировалось в крепостничество, которое превосходило рабство в разы. Как такое народ терпел, трудно сказать, но мы потомки таких вот рабов, это у нас в крови. Внешнего врага отразим любого, а вот внутри... Ну и еще: у Вас на руках уникальный материал по Северу, напишите о нем, здесь как раз ниша, для меня самого неожиданная. С удовольствием почитал бы. С уважением. Николай.
     14:07 13.10.2012 (1)
Русского солдата мало убить, его надо еще и повалить!

Фридрих Второй Великий

Николай,никогда не поверю, что враги России - это Иван Грозный и Александр Невский. Иван Грозный всегда почитался на Севере. В вологодской области в городе Устюге и в самой Вологде почитают Ивана Грозного и поныне, так как он часто бывал там и у него были даже намерения перенести столицу Руси в Вологду. Иван Грозный не только собрал Русь, преумножив её, но и провёл важнейшую земельную реформу. Как можно считать врагом страны её основателя? Сегодня много появляется хулителей всего русского, пытающихся навязать нам переоценку ценностей, призывающих нас, подобно псам безродным, лаять на своих отцов и дедов, создавших великую Россию.
выражение Александра Невского: «Богу рабы не нужны».
Александр Невский - защитник земли русской. Он не только разбил завоевателя на Неве и на Чудском озере, но в дальнейшем всегда боролся с проявлением рабского самоунижения в русском человеке.
И в заключение, я не считаю себя потомков рабов, а потомком великого свободолюбивого русского народа, земляком великого Ломоносова.
     15:06 25.10.2012 (2)
1
Господа, извините, что вмешиваюсь в вашу интересную дискуссию! Но мне кажется, что пытать современных "учёных" "про историю" совершенно бесперспективно. Кому, как не нам - рождённым в СССР - знать, что предмет "История" во все времена тщательно контролировался властью, без разницы - светской или церковной. И даже, если предположить невероятное - на миг отпустили вожжи, правда никому не нужна - лишняя морока. Слезать с напуканного любимым телом места никому не хочется. Не будучи приверженцем трудов Фоменко и Ко, всё же вижу в них разумное и доброе - всё не так, как нам "впаривают", и пусть в чём-то столь же ложный, но противовес официальной доктрине нам необходим. Чтобы, наконец, начали думать, искать, а не верить на слово не понятно из чего возникшим "авторитетам".

В 90-е наткнулся на статью одного распиаренного тогда мастера боевых искусств, который ребёнком попал в буддийский монастырь и однажды чудом был допущен в святая святых - монастырскую библиотеку (архив?), где, к своему великому удивлению, обнаружил немало древнеславянских рукописей. Не знаю - правда или блажь (вскоре этого человека запрессовали с той же силой, с которой перед этим раскручивали), но если где-то осколки правды и остались, то не у нас. А "с обыском" в восточные закрома вряд ли нас когда-либо пустят.

А так ли нам важно знать - были русские в Литве, не были? Сейчас им там делать нечего - это факт! И оспорить его не удастся. Также, как и Крым вернуть. Из дров, что наломали и пожгли, горячо любимых берёзок не возродить!

Но интересоваться историей, безусловно, стоит. Так уж мы устроены!..
     21:04 25.10.2012
Равно как совсем ещё недавно изучали в школах Азбуку -Аз- Буки - Веди - Глагол-Добро-есть -Живёте-Дзело-Земля...

Глаголица более древняя, чем кириллица. Всё своё забываем, к сожалению.
     19:13 25.10.2012
Спасибо, Михаил! Но историческая наука, какая-никакая, все-таки нужна. И я Вам так скажу, что в послесоветское время она пострадала куда больше, чем раньше. Это обрушение и до сих пор продолжается. А расцвет самый пришелся на конец позапрошлого века.
     19:27 07.10.2012 (1)
Матвей Башкин - эмчеэс спасатель -
Давал право всем творить, как Бог,
Вежливо убрали, мол, слезайте,
С этих вот позиций на порог.
     11:48 08.10.2012
1
Алла Петровна! Спасибо Вам! Стихи посвящают через много лет человеку, до сих пор затираемому в русской истории. Это дорогого стоит!
     20:39 07.10.2012 (1)
1
Своей смертью  Матвей не умер, это точно, скорее всего его закопали или сожгли живьем...
     11:44 08.10.2012
1
То, что убили, да, как именно, история точного ответа не знает.
Реклама