Школа 5. Первая половина 60-х (страница 1 из 32)
Тип: Проза
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор: Влад Симонен
Читатели: 845
Внесено на сайт: 19:56 18.12.2013
Действия:

Школа 5. Первая половина 60-х

Вьётся белая тонкая нитка
По ковру зелёных полей.
Это тропка от школьной калитки,
Каждый день я шагаю по ней.
Тропинка первая моя,
Веди от школьного порога,
Пройди все земли и моря
И стань счастливою дорогой!
Тропинка, тропинка,
Тропинка школьная моя.
(детская песня о романтике школьного пути)

***

Если я просыпался рано, то заставал тот миг, когда радио тоже просыпалось. Звучала по радио приятная, тихая  мелодия. Под эту музыку было приятно потягиваться, зевать, смотреть на движущиеся тени за занавеской. Это музыка называлась  «Рассвет на Москве реке» композитора  Мусоргского.  В это время отец собирался на работу и завтракал.  А потом начиналась «Пионерская зорька». Трубил горн, звонкие, задорные детские наполняли всё пространство жизнью и оптимизмом. Пионерские песни звучали одна за другой. Пели про звено:

По улицам шагает веселое звено;
Никто кругом не знает, куда идет оно;
Друзья шагают в ногу, никто не отстает,
И песни всю дорогу тот, кто хочет, тот поет.

Если песенка всюду поется,
Если песенка всюду слышна,
Значит, с песенкой легче живется,
Значит, песенка эта нужна!

Пели про чибиса:

У дороги чибис, у дороги чибис,            
Он кричит, волнуется, чудак:              
"Ах, скажите, чьи вы, ах, скажите, чьи вы
И зачем, зачем идёте вы сюда?"            

Не кричи, крылатый,не тревожься зря ты,  
Не войдём мы в твой зелёный сад.          
Видишь, мы, ребята, мы - друзья пернатых  
И твоих, твоих не тронем чибисят.  

Пели про то, как хорошо жить в нашй стране:

Эх, хорошо в Стране Советской жить!
Эх, хорошо Страной любимым быть!
Эх, хорошо Стране полезним быть,
Красный галстук с гордостью носить!

Меряя землю решительным шагом,
Помня твердо заветы отцов,
Знай один лишь ответ -
Боевой наш привет:
Будь готов! Будь готов! Будь готов!

Будь готов всегда и во всем,
Будь готов ты и ночью и днем!
Чем смелее идем к нашей цели,
Тем скорее к победе прийдем!

После «Зорьки» начинались детские радиопостановки. Смешной Дон Кихот воевал с мельницами и с котами.

На турнире, на пиру и на охоте
Ходят слухи об отважном Дон-Кихоте!

Ла-ла-ла-ла-ла-ла!
Ла-ла-ла-ла-ла-ла!
Ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла,
Ла-ла-ла-ла!

Служит имя Дульцинеи мне оплотом,
Неразлучна Дульцинея с Дон-Кихотом
Ла-ла-ла-ла-ла-ла....., - пел Дон Кихот.

- Мииии-яу! Мяу! Мииии-яу! Мяу!!! - орали коты, будто их за хвост тянули.
Коты мяукали прямо-таки душераздирающе, а Дон Кихот вдохновенно пел песню о своей возлюбленной Дульсенее...

Вечером добрый сказочник говорил: «Здравствуй, дружок! Я сейчас расскажу тебе сказку...»
Сказки  также исполнялись артистами и сопровождались музыкой. Стоило закрыть глаза и ты погружался полностью в мир сказок. Да, в общем-то наше детство мало чем отличалось от сказки. Мы-дошколята целыми днями играли и веселились. И никаких забот, никаких дел. Дни тогда были длинными, а ночи короткими...

Сестра с братом учились в школе, и мне казалось, что у них жизнь веселее. Я стоял у калитки и ждал, когда они вернутся из школы.  Если погода была хорошая, если на улице не было луж и грязи, если вокруг всё зеленело и цвело, то мимо нашего дома проходили и какие-то другие школьники. Однажды мимо прошла целая стайка девушек в школьной форме, в белых передниках. Они шли не спеша, весело о чём-то говорили, а одна из них была точь в точь похожа на девушку из фильма «Прощайте голуби». Та, которая была медсестрой и говорила:  «Больной, снимите штаны. Я сейчас Вам укол сделаю!». А парень тот стеснялся, и всё не решался снять штаны... Ольга шла со школы с Толиком Митрофановым, своим одноклассником, который жил в конце улицы, перед трассой.Толик приветливо махал мне рукой  и шёл себе дальше. Витька с Ванькой даже не заходили домой, а бросали портфели за калитку и куда-то бежали по своим срочным делам. Ольга тут же садилась делать уроки, а мне опять не с кем было поиграть... Тогда я бежал на улицу к своим друзьям.
Летом Ольга с Витькой в школу не ходили, у них были каникулы.  Но лето клонилось к осени, и всё чаще заходили разговоры  о школе, о том, что настала пора и мне пойти в школу.
- Тебе надо записаться в школу, - сказала как-то сестра Ольга.
- Записаться? Я же писать не умею..., - ответил я.
- Ладно, так и быть, придётся пойти с тобой в школу, - вздохнула сестра, - пусть тебя там научат.
И пошли мы с ней записываться. Она идёт себе спокойно, а меня кошки на душе скребут - а вдруг не запишут? Скажут, что уже все места заняты...

***

В школе я уже был. Та, восьмая, где я был в городском лагере - не считается. А в нашей, пятой, я побывал ещё прошлой осенью. Время такое было - уже не лето, но ещё и не совсем холодно. Но мне как раз пальто зимнее купили, потому что моя любимая шубка совсем изодралась при катании с горок. А в школу мы пошли, потому что ученики в Ольгином классе поставили спектакль по книге "Тимур и его команда". На премьеру пригласили всех родителей. Вот и мама с отцом тоже собрались идти, и меня с собой взяли. Пришлось одеться во всё чистое, да ещё в новом пальто! Мы вышли из дому и пошли на Жуковскую, потому что на нашей улице грязи по уши.
- Смотрите, как я бегать умею! - крикнул я, решив похвастаться приобретёнными за лето способностями. И я побежал, но поскользнулся и упал прямо в лужу.
- Горе ты моё! - сказала мама, поднимая меня за шиворот.
- Фу, грязный, как свинья! - презрительно скривила губы сестра.
- Молодец, показал! Бегать умеешь... падать ещё не научился, - добавил отец, - Эх ты, комонавт, Герман Титов прямо...
Пришлось возвращаться домой, и мама быстро полотенцем с водой замыла грязь на пальто.

Школьный спектакль

Зрители сидели прямо в классе, на партах и на стульях, а перед  чёрной доской шёл спектакль. Мальчишка с красным галстуком, Тимур,  смело разговаривал с наглым хулиганом Мишкой Квакиным. За спиной Квакина стояла высокая, мрачная Фигура. Фигуру я сразу узнал - это был Серёжка Коростылёв, Ольгин одноклассник  и наш сосед , чей дом стоял как раз напротив злополучного переулка, в котором я так неудачно влетел в эту дурацкую лужу. Серёжка был высокий и имя Фигура ему очень подходило.
- Здорово, комиссар! - говорил Квакин.
- Здорово, атаман! - отвечал Тимур.
Мишка Квакин вытащил из-за пазухи яблоко: - Угощайся, белый налив!
- Ворованные? - поинтересовался Тимур, надкусывая яблоко и тут же выплёвывая, - кислятина!
- Какие есть...
Тимур смотрит в упор на Квакина и говорит:  - Квакин, запомни, если ты на заборе увидишь нарисованную звезду, то лучше беги оттуда сразу, будто тебя кипятком ошпарили.
- Это ещё почему? - возмутился Квакин.
- А по качану... Ты передай своей шайке, что этот разговор у нас с вами последний. Если что, то накостыляем вам по шее, мало не покажется! В общем, объявляем вам ультиматум!
С этими словами Тимур развернулся и вышел в дверь. Серёга Коростылёв молчал, но его фигура и без слов выглядела очень многозначительно... Только когда Тимур вышел, он спросил у Квакина: - Мишка, что такое ультиматум?
Квакин пожал плечами: - Не знаю... Наверно бить будут...



***


Так что в школе я уже бывал, и приблизительно знал, где она находится. Сейчас стояла жара, никакой грязи, а только пыль поднималась столбом от проезжающих машин. За горбольницей мы повернули направо. Потом шли мимо бараков по дороге, и ещё раз направо свернули. А там уже совсем рядом... Школа располагалась  в одноэтажных бараках. Мы пришли к самому крайнему, рядом со стадионом. На стадионе какие-то мальчишки играли в футбол. У входа в барак сидела седая женщина за столом. Сразу видать, что тётка очень умная, потому что в очках, и глаза за очками очень внимательные. Ольга с ней поздоровалась, а та сразу догадалась:
- Брата привела в школу записываться?
В общем записала она в тетрадь мои имя и фамилию, наш адрес. А тут ещё дядька подходит в комбинезоне. Он до этого в моторе грузовика копался, который стоял рядом с большим сараем. Руки грязные, в руках карбюратор.
- Пополнение прибыло? - весело спросил он, - как учиться будешь?
- На четыре и пять! - бодро ответил я. «Откуда я взял эти четыре и пять? И вообще, кто меня за язык тянул? А вдруг не выйдет у меня ничего?»
- Молодец, намерение хорошее, - сказал дядька и обратился к седенькой женщине, - опять карбюратор полетел. Надо новый выписывать...
- А кто это, шофёр? - спросил я Ольгу шёпотом.
- Это наш учитель по труду, Григорий Павлович. Он ведёт также кружок по обучению езде на машине.
- Ух ты, здорово! - обрадовался я, значит и нас научат на машине ездить?!



Уссурийск

Перед самой школой мы поехали в


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Книга автора
Паровоз в облаках 
 Автор: Кристина Рик
Реклама