Произведение «Сокровища далёкого времени» (страница 1 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Приключение
Автор:
Оценка: 4.5
Баллы: 3
Читатели: 1331 +1
Дата:
Предисловие:
Молодой студент едет в Турцию,на поиски сокровищ,найденных дедом,в пути он
встречает первую любовь и находит верного друга. Множество приключений предстоит им
пережить в поисках заветного клада,но они его найдут.

Сокровища далёкого времени

[Сокровища далекого времени]
Сокровища далекого времени
Лариса Кривенчук
«Жгучий ветер перебирая песок,

обнажает пласты далекого от нас времени»

Автор

Далекий век.

Армения, войска Александра Македонского вторглись на ее территорию, разоряя и поджигая все на своем пути. По пустынной дороге с кое-где встречающейся растительностью едут на лошадях трое всадниц.

Богатые украшения коней и их одежд выдают в них царственных особ. В самом центре женщина лет 27 – царица Ардимисия, рядом с ней красивая черноволосая родственница царицы жгучая брюнетка Ника. Резкими движениями подправляя подругу, она с видимой тревогой на лице, замедляя шаг лошади, обращается к царице – «Повелительница, вы устали, мне с Горпинкой тоже уже пора отдохнуть, вот могучая чинара виднеется, разрешите спешиться». Ардимисия сняв тяжелый головной весь в украшениях убор, устало кивнула Нике в знак согласия. У третьей всадницы белокурой 16-тилетней Горпинки, засияли от радости глаза, она уже еле-еле держалась в седле, но спешится вперед царицы и Ники, она не смела, хотя ее покачивало при порывах ветра так, что она, казалось, вот-вот упадет. Ника сойдя с лошади, расстелила дорогую подстилку, небольшой коврик, работы персидских мастеров и подав руку усадила на нее царицу. Горпинка поспешила поднесла им обоим бурдюк с холодной водой, и терпеливо ждала, когда те две женщины обмоются и напьются, только потом осмелилась сделать это сама. Воины Александра Македонского, напав внезапно ночью на их царство разграбили и уничтожили богатый дворец царицы амазонок, и перебили всех ее поданных. Амазонки сражались до последнего с мечами в руках не сдаваясь в плен.

Через потайной ход из дворца Ника и Горпинка сумели тайно вывести царицу из пылающего города и тайными тропами по темноте уйти оттуда. Ника сняв с коня сумку подала царице кованный небольшой сундучок, затем сняв замок открыла и их взорам представились переливающиеся золотом и серебром украшения, алмазы, изумруды. Горпинка аж застыла глядя на все это великолепие.

Это были сокровища их царства, передававшиеся из поколения в поколение, теперь нужно было их спрятать до лучших времен. Ардимисия направлялась с девушками на север в степи, надеясь, что часть драгоценностей и золота поможет местным племенам принять их. Предки ее матери были родом из этих степей, но отец был грек, и поэтому она получила имя Ардимисия. Но кто бы сейчас узнал в ней грозную царицу амазонок, наводившую ужас, когда она со своим войском появлялась на северных территориях. Валлахия и Русь стонали от ее набегов. В один из походов на берег Днепра была захвачена в плен 12-летняя белокурая девочка. Пожалев ее, Ардимисия приказала зачислить ее в отряд, но воительница из нее вышла никакая, она довольно неумело натягивала лук, взвизгивала от страха от занесенного над нею меча. И в конце концов ее просто сделали старшей над рабами и чернокожими рабынями ее покоев. Грозную Нику правую руку повелительницы боялись все, в том числе и Горпинка с детства старающаяся не попадаться ей на глаза. Жгучая брюнетка – красавица, после каждого из военных походов она требовала к своей постели захваченных мужчин – воинов, потом наутро убивала их без всякой жалости. Два раза оказывалась беременной, но это были сыновья, и

она тут же при их рождении приказывала рабам уничтожать их. При осаде города войсками Александра Македонского, она храбро сражалась, потеряла во время боя не ребенка, которого не успела выносить. К ее досаде он был долгожданной девочкой. Жестокая и беспощадная ко всем, она была неприхотливой, жила в спартанских условиях, а дорогие украшения надевала на себя лишь следуя придворному этикету. Сейчас глядя на усталую,  царицу Ника чувствовала прилив бодрости и сил, у той нет наследницы и владея этими ценностями она может, да и должна быть ее преемницей. Горпинка вообще не в счет, она уберет ее, как только отпадет в ней надобность.

Стоящая рядом с женщинами и смотрящая во все глаза на эти ценности Горпинка инстинктивно почувствовав опасность поспешила увернуться от колючего взгляда Ники. Нежная белокурая девушка с синими глазами, голубой хитон с дорогой застежкой на хитон плече и легкая жемчужная повязка на голове, подчеркивали ее неестественную для этих лет красоту. Карие с поволокой глаза царицы печально смотрели, на все великолепие ларца. Это все что осталось от ее былого богатства и царства «Возьми мотыгу, здесь зарой возле чинары, а это возьмем с собой» - и она вынув два наиболее тяжелых украшения из ларца бросила их и еще горсть изумрудов и алмазов на подстилку рядом – «Да повелительница» - Ника поспешила исполнить приказ. Через полчаса, когда была готова ямка, ларец был туда спущен и зарыт. Ника сосредоточенно разравнивала мотыгой мягкую землю. Ардимисия устало поднялась, опираясь на Горпинку – «Ну что же, продолжим путь» - сказала она. «Повелительница, у нас осталось мало воды и провизии» - сказала Горпинка. Ника усмехнулась – «Верно девочка, прости но ты лишняя!» - взяв из-за пояса меч, занесла его над головой, зажмурившийся от неожиданности и страха глаза девушки «Ника, оставь ее» - Ардимисия попыталась прикрыть собой, но упала сраженная просвистевшей из расселины находящегося недалеко от кургана стрелой. Ника выхватив меч молнией метнулась было к насыпи, и упала, сраженная вмиг следующей просвистевшей в воздухе стрелой. Застывшая от неожиданности и испуга Горпинка вся в слезах застыла столбом на месте. Из-за кургана показался юноша лет 17-ти в легком скифском облачении, в руках он держал лук, за спиной болтались колчан и стрелы. «Сармат!» - радостно воскликнула девушка и бросилась ему на шею. Тот смущенно и счастливо улыбнулся ей обняв в ответ. Это был домашний раб царицы тоже ребенком захваченный в одном из военных походов.

Они давно подружились, а повзрослев испытывали к друг другу определенные чувства. Сармат мечтал похитить любимую и бежать с ней в вольные степи, здесь им обоим была уготовлена невеселая участь. Сармата после наступления зрелости и обряда превращения в мужчину, заставив его исполнить супружеский долг с одной из амазонок, после, следуя обычаю убили бы. А Горпинке была уготовлена участь домашней бессловесной рабыни до конца дней. И, вот, казалось бы, счастливый случай фортуны. «Прости любимая, я следовал за тобой, я знал, что эта ведьма Ника тебя попытается убить» - «да, спасибо, дорогой, только царицу жаль, она по своему всегда была добра ко мне всегда украшения дарила, даже ласкала как мама!» - грустно заметила девушка. «Ладно, надо их похоронить».

После того как Сармат вырыл яму и уложил туда тела, Горпинка бережно вложила в руки мертвых амазонок колчан и стрелы, и они молча закрыли их землей. Через 20 минут они стояли уже возле небольшого холма «Едем, мой конь совсем ослаб, возьмем ваших» - сказал юноша Горпинке. Та поспешно уложила брошенные на коврик сокровища в сумку и перекинула ее через седло одной из лошадей. Про клад зарытый в землю смолчала «Ни к

чему, и этих жемчугов и камней им на пол жизни хватит». «Да с этим богатством нас любое племя скифов примет» - радостно сказал ей юноша. Горпинка с веселой улыбкой поглядела в его узкие глаза, и выдающиеся скифские скулы. – «Да, ты их рода, это видно!» И помчались стреножа коней подальше от этих мест на север.

Шли годы, заросли вековой пылью оба кургана, где остались похороненными царица Амазонок с Никой и Ларец с древними сокровищами.

И вот по истечению столетий начинается уже совсем другая история.

Глава II

«Не дай бог жить в эпоху перемен»

Армения 1915 год.

Русско-турецкая война закончилась бесславно. Революции прошедшие в Питере, отобрали часть регулярных войск с Кавказа Граница с Турцией оказалась открытой, фронт был полностью оголен. В Азербайджане подняли восстание на нефтепромыслах рабочие и российский самодержец пригласил отряд турецкого паши, попросив именно турок подавить восстание. Оно было подавленно. Дашнаки (армянские националисты) бросив клич к уничтожению всех турок на их земле разожгли такой пожар, какого еще не видывали. Признав братьев-армян к оружию и собрав отряды, они уничтожили возвращавшееся с Азербайджана на родину турецкое войско. Возмездие со стороны турок не заставило себя долго ждать. Ночью отряды Резвана-паши вступив в армянские селения находящиеся на граничащей с Арменией территорией Турции, поголовно вырезали там всех жителей – мужчин, женщин, детей.

До всех этих событий 22-летний солдат Ашот возвращался в свой родной дом в селении Спитак. Вот и знакомые глинобитные стены дома, обветшавшие от времени: «Сыночек, милый!» - мать всхлипывала и обнимала его вместе с сестрой, пышногрудая 19-летняя Ануш, его всего заросшего, в дорожной пыли война. Старик – отец радостно засеменил придерживая палочку навстречу сыну. Затем на его шею кинулась орава детишек, родные двоюродные братья и сестры. Ашот подумал – «Видимо голод заставил их всех держаться вместе».

Обмывшись с дороги и поев лепешек, сделанных их непонятно какой муки, отрубей и добавленного еще чего-то от отдал половину этого яства братишкам и сестренкам, уставившимся на куски в его руках голодными глазами. «Сынок, кушай, я их уже кормила» - мать со счастливой улыбкой протянула ему следующий кусок. «Да конечно ты как всегда лукавишь, мама, а я и проглотить ничего не могу, ком застревает в горле» - грустно подумал Ашот, однако взяв кусок лепешки, ласково улыбнулся матери. Вдруг он заметил рядом с собой худую двенадцатилетнюю тень, стриженая налысо большеглазая девчушка в темном до пят платье жадно смотрела на лепёшку в его руках. Отломив половину Ашот подал ей и она мигом умчалась во двор, где с радостным визгом поедали данные Ашотом лепёшки другие дети «А это, твоя будущая жена Розалия!» - с улыбкой сказали ему присевшие на коврик рядом с ним братья близнецы Карен и Ованес, им было по 21 году. «Какая еще жена, вы что шутите?» - «Нет. Тетушка соседка Аревик умерла, вручив свой дом, земельный участок и свою дочь нашим заботам, ты старший, мы ее бережем для тебя». «Да сейчас времена другие!» - взмолился Ашот, обращаясь уже к отцу – но тот сурово ответил – «Другие для тех, у кого нет чести и кто не соблюдает обычай, а в нашей семье как решили насчет тебя, так и будет!» «Ну вот, что за напасть!» - Ашот всю

ночь проворочался на жесткой постели. К утру решение пришло внезапно: «Я пойду назад в свой полк, мне нужно получить остатки жалования, да и по пути зайду в селение что на приграничье к нашим родственникам, говорят там нынче хороший урожай, авось пару мешочков зерна для нашей семьи раздобуду» - «Бог мой, ты же только пришел, опять уходишь!» - матушка запричитала почти в голос, Ануш вторила ей, а детвора с плачем присоединилась к ним. «Цыц! Замолкните! Он прав, пусть идет, чего ему с нами здесь с голоду помирать, авось что-нибудь добудет, и мы будем сыты» - сердито заявил родитель – «Я возьму у соседа лошадь с телегой, пусть братья довезут его до границы, сделал бы это сам, но уже стар».

Затем Ашот собрал нехитрые пожитки, вместе с семьей – отцом и братьями, вышел во двор. «Ну, с Богом, сынок!» - крестя сына, сидящего на телеге, старик даже уронил на


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама