Исламское знание и европейская наука (страница 1 из 16)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 1464 +1
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Марксизм-ленинизм (ранний, революционный, разумеется, а не поздний, искажённый, оппортунистический), очищенный от элементов евроцентризма, должен стать инструментом осуществления иджтихада [толкования] в исламе, приведения ислама в соответствие с современностью, с современным уровнем знаний

Исламское знание и европейская наука

Исламское знание и европейская наука
Индонезийский марксист Тан Малака, выступивший на одном из первых съездах Коминтерна за союз коммунизма с исламизмом (перевод той его речи см. в приложении к моему переводу статьи Юсефа Жирара «Тан Малака…»), в своей работе «Мировоззрение» за 1948 г. (см. мой перевод), разделе «Восточное общество и эмпирическая наука», пишет:

«Было бы не совсем правильно сказать, что восточное общество, кроме арабов, не знало эмпирической науки. Было бы не совсем правильно сказать, что Индия, Китай и остальные знали только религию и философию и не знали науки. Сообщалось, что отцом геометрии был индус с Бирмы; также говорят, что Индия давно уже знала алгебру. Также и китайцы понимали, как начертить круг, хоть и не знали формулу πr, которую знаем мы. Любой будет поражён и впечатлён логикой великого учителя Конфуция, если прочитает о системе семейных отношений в его 4 книгах. Также каждый будет увлечён диалектическим методом, используемым великим мистическим учителем Лао Цзы, когда он объясняет свою точку зрения. Я сам постоянно поражаюсь прогрессом китайцев в медицине. Действительно, в прогнозах погоды, таких явлений как дождь, жара, ветер, шторм и тайфун, я часто был свидетелем магического мастерства китайцев (обычно монахов), превосходящих западную эмпирическую науку в отношении прогнозов погоды. И разве не было знание печатного дела, пороха и компаса передано китайцами западу через арабов?
Конечно, всё вышесказанное не означает, что древнее китайское общество уже достигло уровня Древней Греции в 500-м г. до н.э. Конфуций, хоть и был логическим мыслителем, не достиг стадии формулировки науки логики, т.е. отделения законов мышления от самого процесса мышления. Лао Цзы был неспособен извлечь закон диалектики из процесса мышления, который сам был диалектическим. Подобным образом, [древне-]китайские специалисты в измерениях, медицине и погоде ещё не пришли к стадии отделения законов измерительной науки, медицины и химии из процесса взятия измерений и практикования медицины или отделения законов изменения погоды из процессов, происходящих с погодой. Конфуций пользовался логикой только инстинктивно. Лао Цзы использовал диалектику в подобной манере. А метод записи её даже был весь только в форме вспоминания аналогий. В подобной манере выполняли в Китае свою практику специалист по измерениям, медицинский специалист и метеоролог. Они никогда не были вольны перепрыгнуть в мир законов. Здесь Греция превосходила мир Индии и Китая в законах и знании. Вероятно, побуждающая сила в Индии и Китае в форме способа производства, способа, которым продукт создавался и распределялся, не прогрессировала в течение более чем 4 тысячелетий или около того! Индия стояла пригвождённой к кастовой системе. Китай стоял пригвождённым к феодальному миру, коренящемуся в системе семейных отношений. Они сильно застопорились в технике, общественных отношениях, экономических отношениях, политических отношениях, вместе с культурой, которая отличалась своим характером от системы, существовавшей в Западной Европе, как и буквы алфавита, всё ещё не освобождённые от иллюстраций понятий, согласно китайской системе письма (ханьжи). Поэтому законы эмпирической науки не были «освобождены» (абстрагированы) от фактов, из которых они возникли»

Кроме того, в другой своей работе – «Мадилог» («Материализм, диалектика, логика») [ https://www.marxists.org/indonesia/archive/malaka/Madilog/Bab4.htm ] за 1943 г. – Тан Малака также пишет по данному вопросу:

«Китайский учёный всегда «стоит ногами на земле», опирается на факты. Влияние мыслителей, пытающихся перевернуть китайцев с ног на голову, таких как Лао Чу, не такое уж сильное. Китайский учёный всегда опирается на факты, как в философии и астрономии, так и в фармакологии. Если и есть недостаток у китайских учёных, так это не в том, что они стоят на непременно тупиковой точке зрения, которая не в состоянии породить науку, а в том, что китайские учёные продвинулись не дальше знания фактов, все факты, приобретённые ими, всегда неупорядоченные.
Я неоднократно был свидетелем точности оценки в китайских приметах, предсказывающих дождь, жару, холод или ураган и т. п., предсказывающих муссон – поразительно, даже иногда более точно, чем в западных прогнозах погоды. Я знаю, что католические пасторы в 17-м в. часто преподавали астрономию в Китае. Также прибытие Марко Поло в 14-м в. многое дало Китаю. Но древнекитайские предсказания погоды, возможно, полностью основывались на наблюдении. Согласно информации, полученной мною от образованных китайцев, ещё в давнюю эпоху Хе-Сиу, китайский буддийский монах, составил перечень природных явлений – дождь, жара, холод и т.п., день за днём, месяц за месяцем, год за годом – т.е. точную оценку, полностью основанную на сопоставлении с тем, что уже было в прошлом. «Поскольку раньше было так, сегодня, несомненно, будет так же» - логика, которая часто таит в себе опасность заблуждения. Не было следствий, выводов, законов климатологии, связанных с давлением воздуха и температурой. Т.е., это были не научные расчёты, а знание всех полученных фактов, но не систематизированных и не обобщённых, не превращённых в науку и законы.
Так же и знания китайских учёных о веществах и целебных свойствах веществ, содержащихся в некоторых растениях и животных. Я сам знаю по опыту безошибочность китайской фармакологии. Для меня самого в прошлом китайские лекарства оказались более действенными, чем западные (в отношении меня самого, т.е. это - единичный случай и единичная болезнь!). Но это лечение основано только на фактах, т.е. на знании целебных свойств растений или животных. Знание, которое часто изумляло меня и давало уверенность в этих китайских лекарствах, которые были настоящими, не было связано с законами биологии и химии, используемыми западной медициной.
Не сказать, что китайские учёные не пытались систематизировать и обобщить факты, разработать теорию. Один китайский доктор, мой друг, получивший западное образование, переводил содержание книги о китайских лекарствах, традиционно используемых знахарями-ламами [очевидно, буддийскими монахами], название её я забыл. Но он не мог закончить этот перевод, потому что он не мог сдерживать смех, читая каждую теорию, выдвигавшуюся подлинником этой известной книги в отношении кровеносных сосудов и т.п. Короче говоря, эти теории – не более чем предположения, не основанные на западным методе, эксперименте и логической проверке.
Так же и в других науках у китайских учёных было много верных фактов. Вспомнить хотя бы порох и компас, которые берут своё начало из Китая! Но эти факты остаются разрозненными, не систематизированными и не обобщёнными, не достигшими входа в науку.
Почему? Вот что является вопросом для меня и порождает много обсуждений с китайцами, имеющими право обсуждать этот вопрос. Я думаю, это не потому, что мозг китайцев меньше развит, чем западный мозг, а связано это с состоянием китайского общества и экономики, так же как склонность мышления индусов к мистической логике связана с обществом и экономикой Индостана. Однако, я, конечно, не могу отклоняться дальше от направления моего анализа.
Знак отличия за систематизацию всех реальных фактов о материи, движущейся в неограниченном мировом пространстве, мы должны повесить западным учёным. Все предметы, от звёзд до бактерий, движутся не беспорядочно, не как заблагорассудится, а согласно определённому закону, который может быть измерен и осуществлён.
Дух систематизации и обобщения всех беспорядочных разрозненных фактов возник в греческой нации. Сейчас этот научный дух распространяется с Запада медленно, но постоянно по всем уголкам земного шара».

Мне недавно вспомнились эти слова Тан Малаки о том китайском докторе, который не смог довести до конца перевод книги о китайских лекарствах, потому что не мог сдерживать смех, читая эту книгу. Я вспомнил, как 9 лет назад я взялся переводить работу основателя Хизб ут Тахрир Такиуддина ан-Набхани «Мышление», и, дойдя до того места, где он пишет, что, если существует только то, что можно увидеть, потрогать, проверить экспериментально, как утверждают материалисты, то, значит, не существует Аллаха, ангелов, дьяволов, я испытал подобные чувства: «Что за детский лепет?! Что за ангелы?!». Я тоже тогда бросил переводить ту работу, но, спустя некоторое время, всё же, вернулся к ней, потому что понимал, что её достоинства должны перевешивать её недостатки.
Но вернёмся пока к традиционным китайским знаниям. Почему же, несмотря на то, что они не дошли до уровня науки, до систематизации фактов, до выявления научных законов, тем не менее, зачастую китайские лекарства оказываются более действенными, чем западные, а китайские прогнозы погоды – более точными, чем западные? В чём же причина этого?
Я, конечно, не специалист в данном вопросе, но, думаю, не сильно ошибусь, если скажу, что причина, наверное, в следующем. Европейская наука – очень молодая, ей всего 200-400 лет, и, несмотря на верность западного научного метода (пришедшего в Европу от мусульман и развитого европейцами), во многих отраслях науки сказывается недостаток накопленного фактического материала, ибо новейшей эпохе в Европе предшествовало долгое мрачное Средневековье. Взять те же прогнозы погоды. Часто можно услышать в новостях по ТВ, что-де там-то выпало максимальное количество осадков за всё время наблюдений и т. п. А это время наблюдений составляет немногим более 100 лет (в лучшем случае 200 лет) – отрезок очень малый, чтобы можно было делать какие-то серьёзные выводы. Очевидно, именно поэтому неточность европейской метеорологии и вошла в поговорку (вспоминается, как прошлым летом Жириновский, попав под дождь, закатил истерику против метеорологов, обещавших солнечную погоду: «Посадить! Расстрелять!», хотя разве это их вина?).
Китайская же метеорология, хоть и не доросла до уровня науки, но наблюдала природные явления, очевидно, на протяжении многих-многих веков – этим, пожалуй, и объясняется точность её прогнозов.
Очевидно, нечто похожее можно сказать и об исламе. Хотя ислам, в отличие от традиционных китайских знаний, уже дошёл до  уровня систематизации фактов, но, тем не менее, в нём ещё присутствовали некоторые элементы веры в чудеса, перешедшие «в наследство» из христианства и иудаизма (пусть эти элементы веры в чудеса присутствовали в исламе и намного меньше, чем в христианстве и иудаизме). В то же время, как европейская метеорология частенько уступает традиционной китайской, и европейцам, наверно, есть чему поучиться у китайцев, так же и европейской социальной науке – марксизму-ленинизму – есть чему поучиться у ислама, несмотря на то, что отдельные моменты в Коране и могут вызвать у человека с европейским образованием улыбку.
Действительно. На марксизм-ленинизм (хоть это учение верное, опирающееся на факты), как и на европейскую метеорологию, не могло не наложить отпечаток то, что ему предшествовало многовековое мрачное Средневековье (точно так же, как на ислам не могло не наложить отпечаток то, что ему предшествовала эпоха варварства, джахилийя). Фактический материал, на


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Корректор Желаний 
 Автор: Сергей Лысков
Реклама