Приглашение (страница 1 из 2)
Тип: Произведение
Раздел: Юмор
Тематика: Юмористическая проза
Автор:
Баллы: 38
Читатели: 166
Внесено на сайт:
Действия:

Приглашение



30 августа ко мне пришло письмо. Я удивился. Давно уже никто не переписывается традиционным способом. Всё под себя подмял его величество Интернет. Я и сам уже почти 10 лет пользуюсь исключительно электронной почтой. Поэтому можете представить моё удивление, когда, без всякого интереса заглянув в металлический почтовый ящик, висевший среди прочих в подъезде, я вдруг обнаружил там аккуратный белый конвертик с отпечатанными адресами отправителя и получателя. Отправителем был какой-то ЮКВЖД из БСМТУ, ну а получателем ваш покорный слуга — доктор филологии Алов Ю.Б. Там так и было написано: "Доктор филологии Алов Ю.Б." С сомнением пожевав губами, я вскрыл конверт прямо в подъезде.
            Вот его краткое содержание.

            "Уважаемый Юрий Борисович! Здравствуйте!
            Мы уже не первый год следим за Вашими успехами на поприще мировой науки. Вы участник многочисленных академий и научных трудов по различной тематике, обласканный правительствами многих стран... (Ну, в общем, бла-бла-бла)... Почётный лауреат многочисленных премий, орденов и прочих наград (бла-бла-бла)... (А, вот, кажется, по сути). Наша всемирно известная организация ЮКВЖД из БСМТУ в творческом содружестве с рядом других организаций как-то: ПДНэС, ПАРТИПАРТУ, ДЖИКАУ, ФИЗИЛАТ, ДЖОСИН, а также Совет Ветеранов при Мемориале ВНВ планирует в ближайшее воскресенье 3 сентября провести ряд мероприятий по праздничной тематике, где авторами культурно-просветительской программы запланировано и Ваше творческое участие (если, конечно, Вы дадите на то своё добровольное согласие)... Тема лекции свободная, продолжительность лекции — 15-17 минут..."

            Далее следовал адрес (какой-то там Дом Культуры Железнодорожников в Лизинском микрорайоне (далековато!)), время проведения мероприятия (10.00 в ближайшее воскресенье 3 сентября) и номер мобильного телефона, с которым я должен был скоординировать своё прибытие к месту выступления, если (опять-таки) дам на то своё согласие.
            Я, хмыкнув, уж было собрался выкинуть это послание в мусорный ящик, как вдруг глаз мой зацепился за последнюю строчку. Гонорар за выступление: 1 (одна) тысяча долларов наличными. Я призадумался. Не сказать, чтобы совсем уж большие деньги, но если учесть, что в последнее время мои финансовые дела шли не очень, да ещё продолжительность выступления всего каких-то 15-17 минут (явно необременительно даже для моего почтенного возраста), то эти лишние, почти что дармовые, деньги мне бы точно не помешали. Я для виду подвигал бровями, почмокал губами, цокнул раз-другой языком, но в глубине души уже точно знал, что решение принято.
            В назначенный день и в назначенный час я подъехал к главному входу Дома Культуры Железнодорожников (ДКЖ, докажи (?), докажу (?), День Колхозника Жалеем (?)). На мне был лучший мой выходной костюм, чёрные лакированные туфли с острыми носами (которые я очень любил, хотя и знал, что такие уже не носят), а во внутреннем кармане пиджака лежала сложенная в узкий пакет лекция на тему «Славянское словообразование в дохристианский период». Как ни странно, меня уже ждали: затянутая в серый деловой костюм миловидная женщина, явно вырвавшаяся из какого-то торжества — её выдавали два серебристых кружочка конфетти, трогательно прилипшие один к кончику носа, а другой к верхней губе — профессионально улыбаясь во весь рот, уверенно шагнула мне навстречу. С ней была целая батарея девушек помоложе, наряженных в легкомысленного вида маечки и юбочки, как у чирлидерш. И ещё какой-то долговязый тип с блестящей лысиной и пышными седыми усами, похожий на Тарапуньку, стоял у них за спинами, замыкая тыл.
            — О, Юрий Борисович, это вы! — закричала миловидная женщина и сразу потянулась ко мне  всем своим телом, то ли пытаясь меня обнять, то ли просто пожать руку.
            Чирлидерши радостно защебетали, и через несколько секунд я оказался в окружении цветущей молодости, блестящих глаз, доброжелательных улыбок, сверкающих зубов и термоядерной смеси различных женских духов.
            Долговязый тип, оказавшийся распорядителем костюмов, с чувством тряс мне руку и объяснял, что он очень, очень рад.
            Было ясно, что теперь меня ни за что не отпустят. Находясь в середине дружеской делегации, я побрёл (вернее, поплыл, влекомый девичьим потоком) по коридорам и прочим помещениям этого здания.
            Кругом была масса народа самого разнообразного артистического типа, из чего я заключил, что доля моего участия в общей программе микроскопическая. Около получаса меня водили по многочисленным и загадочным коридорам, большим и маленьким помещениям, анфиладой тянувшихся в какую-то безнадёжную бесконечность, и было совершенно непонятно, как это всё помещается в таком не очень большом по наружному виду здании.
            Огромные массы народа блуждали по многомерному пространству ДКЖ. Сомневаюсь, что все здесь находящиеся имели к железнодорожному делу какое-либо отношение. Тут были не только взрослые, но и дети, большей частью наряженные в разнокалиберные маскарадные костюмы. Факиры, пираты, супермены, инопланетяне, золушки, джеки воробьи, ильи муромцы, роботы, скелеты, пьеро, человеки-пауки, бэтмены, дюймовочки и прочие балерины. Одних только буратин я насчитал штук пятнадцать. Одни из них шли нам навстречу, другие обгоняли нас, третьи выскакивали из боковых коридоров, внося ещё большую сумятицу в и без того хаотические перемещения. И все они непрерывно галдели, кричали, переговаривались, спотыкались друг о друга, не  в силах оторваться от мобильных телефонов, напоминая толпу ошалевших зомби и создавая невыносимый гвалт, и казалось, будто звуки — ковёр, стоящий на грани своего материального воплощения, такой он был плотный.
            Миловидная женщина, представившаяся как Нонна Ласкер, шла рядом со мной, очень умело попадая мне в шаг и непрерывно тараторя. Я едва слышал её, разбирая лишь отдельные слова.
            — …Аудитория… Бледный лик… Шестые на очереди… Бирон Биронович предупреждён… Очень призна… Не отходите от меня ни на шаг… Я так и подумала…
            Ну и всё в том же духе без намёка на ясность и окончание.
            Звуки, бомбардировавшие нас со всех сторон, иногда как бы затухали, устав, но потом обрушивались с новыми силами. Откуда-то доносился хор «Пчёлочка златая». Откуда-то звуки духового оркестра. Какая-то дверь, распахнувшись на секунду, обнажила длинный ряд фигур в рясах и с бородами до пояса, которые браво и с чувством грянули: «Семинаристы! Владыко дал приказ…» А однажды за стеной слева что-то с грохотом рухнуло, отчего все сопровождавшие меня лица от неожиданности присели и замерли, озираясь по сторонам. Как потом они признавались, первой мыслью у них было: «Теракт!» Все ожидали, что вслед за первым взрывом вот-вот грянет второй — посильнее, и что вот-вот начнут рушиться стены. Но всё оказалось куда прозаичнее — это был не взрыв, просто рабочие сцены (вот руки-крюки!) уронили в лестничный пролёт гигантский чугунный шар, который должен был играть роль Звезды Вифлеема в спектакле «Два Зигфрида» по одноимённой пьесе Бирона Сутулова.
            Однажды, миновав очередную дверь, мы оказались в стремительно несущемся автобусе. Как такое могло случиться, я до сих пор не могу понять. Салон был битком набит раздражёнными теснотой пассажирами. За окнами мелькали деревья и фасады зданий. Какие-то две дамы (судя по всему, мама с дочкой) стояли у самого выхода на ступеньках, обмениваясь едкими колкостями. Ну, подвинься хоть немножко, мама, — говорила молодая, страдальчески морщась. Да куда я тебе подвинусь!? — отвечала другая. — Что я тебе, таракан, чтобы задом ходить?! Тут автобус остановился, и мы вместе с пассажирами вывалились в пространство гигантского зала, в котором то тут, то там имелись экспозиции на различные темы: скелеты динозавров, макеты поездов и авиалайнеров чуть ли не в натуральную величину, группы восковых неандертальцев, подмигивавших всякому, кто проходил мимо, подводная лодка, гигантская статуя Арнольда Шварценеггера, голова которой, теряясь под потолком в ослепительном сиянии осветительных приборов, казалась солнечным глобусом. То и дело под ноги приземлялись вездесущие голуби, пробегали коты и собаки, а в одном месте взрослые и дети, расчистив пространство, поставили ворота и играли в мини-футбол.
            В какой-то момент стало казаться, что бродим мы здесь уже не меньше десяти часов и что нет конца и краю этому многообразию, но, украдкой взглянув на свой карманный хронометр, я с удивлением обнаружил, что прошло всего лишь немногим более десяти минут. Часы, что ли, остановились? Я приложил циферблат к уху — да нет, вроде бы тикают. Или, может, это что-то другое тикает? Сердце, например. Или срок моей жизни…
            К концу получаса, который по ощущениям равнялся нескольким суткам, вид у меня был совсем ошалевший. К счастью, всё на свете имеет предел. Закончились и наши перемещения. Мы остановились подле деревянной двустворчатой двери, рядом с которой народу толпилось больше всего. Мне объяснили, что за этой дверью сцена и что мой выход через семь минут. Так же выяснилось, что перед выходом мне надо надеть пилотку. Какую пилотку? Зачем? Обыкновенную, вот эту самую. Лысый распорядитель костюмов протянул мне какую-то унылую грязно-зелёную тряпку с багровым помпоном. Секунд десять мы молча глядели друг на друга, и в течение этого времени постепенно становилось ясно, что это не просто люди (я и он) стоят сейчас друг против друга, а целые системы, каждая со своим восприятием действительности. «Э-э, — пробормотал я. — Да зачем, собственно, мне надевать эту вашу пилотку? Объясните, наконец!» Тут самое время до читателя донести, что ещё с далёкого босоголового детства я терпеть не могу различные головные уборы, будь то пилотки, панамки, тюбетейки, ермолки, зимние меховые шапки из кролика, кота домашнего или даже значительно более благородных соболей и норок. Ну, вот не люблю, и всё. Может же у меня иметься хоть какой-нибудь личный экзистенциальный бзик, пусть я от него в своё время и натерпелся массу всевозможных подзатыльников от заботливых родителей, когда моя голова в самый трескучий мороз убегала из дома в чём мать родила? Распорядитель костюмов, однако, не пожелал войти в моё положение. Он принялся мне терпеливо объяснять, что такой, мол, у них порядок, что пилотка, мол, не просто так, а дань уважения некоему Юлке Драчеву (ударение на первый слог), герою национальной войны, всю жизнь носившего пилотку  в знак гражданского неповиновения. Я в ответ так же вежливо объяснял, что не имею абсолютно ничего против Юлке Драчева (ударение на первый слог), хотя до сегодняшнего дня и не подозревал о его существовании, и что наверняка никогда и не буду иметь, но хотел бы, чтобы и к моим гражданским правам относились с таким же глубоким уважением. Ещё через минуту стало ясно, что мы оба упёрлись намертво. Распорядитель уже не объяснял мне, что он очень, очень рад. Он стал противоположно другим. Но послушайте, — говорил он, гневно сужая зрачки и постепенно повышая голос. Нет, это вы послушайте, — говорил я в ответ и тоже постепенно


Оценка произведения:
Разное:
Подать жалобу
Обсуждение
     23:53 01.11.2018 (1)
1
Классно, Игорь!
     23:55 01.11.2018 (1)
1
Спасибо, Олег! Сейчас еще один выложу. Новый и, главное, короткий...)
     23:57 01.11.2018
1
ок
     20:45 01.11.2018 (1)
1
Особенно развеселило, что деньги не зажали! 
     23:56 01.11.2018
1
Это да. Да им и незачем... Иная сфера...)
     08:25 29.10.2018 (1)
1
Доброе утро!С утра забежала на Приглашение и читала с удовольствием,понравилось!
Вы-талант!
     13:23 29.10.2018 (1)
Спасибо, Надежда!!
     19:57 29.10.2018 (1)
Хорошо, иронично. Молодец!
     23:06 29.10.2018
1
Благодарю, Татьяна!!
     13:51 29.10.2018 (1)
Сумасшедший дом за 2 тыс.долларов.
Искусно описали, Игорь.
     14:09 29.10.2018
Спасибо!
     07:10 29.10.2018 (1)
1
А мне понравился рассказ
Особенно момент выступления
С чужой лекцией
Он напомнил аудитории
Фильм
Карнавальная ночь
Где актер Филлипов
Вышел на сцену пьяный
И объявил
Есть жизнь на Марсе
     13:24 29.10.2018
Спасибо, Друг! Да, сознательно насаждал ассоциации с Карнавальной ночью!
     05:47 29.10.2018 (1)
1
Очередная жертва манипуляторов. Как и все россияне.
     13:23 29.10.2018
Спасибо, Дамир! Согласен...
Книга автора
Паровоз в облаках 
 Автор: Кристина Рик
Реклама