История второй советско-финской войны, глава 17. (страница 1 из 4)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Читатели: 78
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Бои на Петразаводском и Медвежьегорском направлениях в 1941 г. Действия ВВС 7 армии.

История второй советско-финской войны, глава 17.

17. Бои на Петрозаводском направлении в августе-сентябре 1941 г.
Развитие событий на этом направлении надо рассматривать в тесной связке с начавшимся 31 июля наступлением финнов в зоне 23 армии, состоявшем из трехстороннего, сходящегося на Сортавалу, выдвижения вновь созданного финского I армейского корпуса (три пехотные дивизии - 7пд, 19пд, 2пд) и атакой IIак финской армии на направлениях Лахденпохья-Хитола-Кексгольм. Гораздо позднее – 21 августа – финский IVак начал наступление на Выборг. Такое значительное разнесение по времени основных этапов финского наступления в Карелии (10 июля-31 июля-10августа-22 августа) позволило финскому командованию ввести в заблуждение противника и соответственно маневрировать резервами.
На Петрозаводском и Олонецком направлениях тем временем образовалось своеобразное «затишье перед бурей», борьба здесь приняла на некоторое время позиционный характер с попытками контрнаступления как со стороны войск 7 армии, так и с финской стороны. 2 августа германское ОКХ (главнокомандование сухопутных сил) попросило финнов возобновить наступление вдоль восточного берега Ладожского озера в направлении Лодейного Поля (у реки Свирь) и принять участие в штурме Ленинграда. Маннергейм временно отказался, сославшись на опасность такого движения из-за наличия за спиной его VI армейского корпуса так называемого «Суорярвского выступа» в советской обороне, угрожающего тылам и левому флангу финской группировки. Он предложил немцам вначале «срезать» этот выступ силами наступающей здесь немецкой 163пд – чего немцам никак не удавалось сделать благодаря стойкому сопротивлению советских частей, конкретно 52 полка 71сд.
Начало августа ознаменовалось провалом второй попытки наступления советских войск на Петрозаводском направлении. Два танковых батальона опять застряли на лесных тропах (как и в июле), прорыв к Суорярви и к ст.Лоймола не удался. В ЖБД-7 этот факт изложен обтекаемыми и гладкими формулировками, типа:  противник оказывает упорное сопротивление, отходя под натиском таких-то частей. Правда, отход это измеряется в сотнях метров, и после 14 августа речь идет уже об отражении вражеских контратак. Причем, если в начале ежедневных отчетов стандартно говорится, что части армии удерживают занимаемые рубежи, то к окончанию того же дня констатируется «отход под давлением превосходящих сил противника». А наутро снова: «Части занимают рубежи». Факт взятия финнами 15 августа Сортавалы – ключевого пункта обороны в Северном Приладожье, повлекшим за собой окружение двух наших дивизий, в ЖБД-7 никак не отражен. Также как и оставление в конце августа Суорярвского выступа.
Вплоть до начала решающего наступления финнов на Петрозаводск 4 сентября боестолкновения в ЖБД-7 описываются все теми же штампами: «занимаем рубежи, но под давлением превосходящих сил противника они оставлены». Хорошо, хоть так, без окружений и котлов, что в это время происходило с частями соседней 23-й армии. В череде постоянных отступлений светлым и радостным пятном выглядит следующее событие в жизни 7 армии (это после того как на участке 52сп противник в очередной раз прорвал фронт): Указом Президиума Верховного Совета КФССР 52сп награжден Почетным Красным Знаменем (все с большой буквы). Противника, впрочем, это Знамя не остановило.
4 сентября возобновилось наступление VIак финской армии по восточному побережью Ладожского озера (вдоль ж.д. и шоссейной дороги). Три пехотных дивизии и егерская бригада после самого мощного за всю войну артобстрела прорвали оборону 7 армии, состоявшей всего лишь из одной дивизии (это 3-я Ленинградская дивизия народного ополчения) и то без одного полка, бригады морской пехоты, двух «строевых» полков (452сп и 7 мотоциклетный) и двух отрядов «истребителей» (почти без артиллерии) - то есть, прорвали финны совсем уж «дырявую» оборону из наспех собранных и кое-как вооруженных частей. Все вместе в штабных документах это именовалось «группа генерала Цветаева». А больше никого и не было... (генерал Цветаев впоследствии будет командовать армиями на Южном фронте). Уже через три дня финны преодолели 80 км (судя по темпам продвижения, сопротивления они не испытывали) и достигли рубежа реки Свирь у Лодейного Поля (Свирь – это река, она же широкая протока, соединяющая Онежское и Ладожские озера в их южной части). Свирь была тем рубежом, далее которого планы финского командования не простирались. Не давая передышки советским войскам, финская егерская бригада, ударом от Лодейного Поля на восток стремительно, уже через сутки, 8 сентября, перерезает у станции Свирь Кировскую ж.д. В тот же день финский VII армейский корпус (две пехотные дивизии) ударом от Ведлозеро на восток захватывает станцию и узел ж.д. Красная Пряжа (где совсем недавно располагался штаб 7 армии РККА). Следующим этапом финского наступления предполагался штурм Петрозаводска – столицы КФАССР, города и порта на Онежском озере.
17.1. Сражение за Петрозаводск в августе 1941 года.
К середине сентября финская армия «Карелия» овладела почти всем северным берегом реки Свирь и начала наступление с юга, севера и с запада на Петрозаводск.
4 сентября состоялись переговоры Маннергейма с начальником ОКХ Йодлем, в ходе которых главнокомандующий финской армии отказался содействовать немцам в планировавшемся штурме Ленинграда [ ]. В этом отказе не был морально-этических сомнений и ностальгии по городу юности бывшего кавалергарда, все было гораздо прозаичнее: силы маленькой Финляндии были на исходе, а экономика находилась на грани краха с угрозой голода в ближайшую зиму. Кроме того, Маннергейм привел Йодлю такой факт: за август каждая рота его армии потеряла один взвод из четырех – то есть 25% потерь только за один месяц. Временные успехи доставались финнам дорогой ценой.
Но пока дела у финнов шли блестяще. 1-я егерская бригада продвигалась к Петрозаводску с юга вдоль ж.д., VIIак направил одну дивизию через леса между шоссе Красная Пряжа-Петрозаводск и железной дорогой, что стало неожиданным для нашего командования, а другую дивизию вдоль шоссе. Группа «Ойнонен», к которой присоединился IIак, переброшенный с Карельского перешейка (вот он – маневр силами), наступал с северо-запада. Итого непосредственно на Петрозаводск наступали 4 дивизии и 3 бригады. Что могло противопоставить этому натиску советское командование? С севера на юг Петрозаводск обороняли следующие части и подразделения, обозначенные в штабных документах «группа генерала Антонюка» (затем Аввакумова): отдельная группа подполковника Таммола, батальон 52сп, роты Петрозаводского гарнизона, 24мсп, 9мсп, остатки 2 танкового полка, 10 запасной полк, отдельные дивизионные подразделения 71сд и далее – 272сд. Или же примерно 7 расчетных полков – две расчетные дивизии. Финны опять имели на этом направление значительное превосходство в силах. К тому же авиация противника имела превосходство в воздухе. О действиях ВВС 7 армии в ЖБД-7 говорится общими фразами: «Уничтожали живую силу и технику противника» - без конкретизации. Упоминаются разрушенные мосты, уничтоженные артбатареи, обозы... В донесениях о действиях наших ВВС едва ли не красной строкой проходят сообщения о сброшенных на финнов десятков и сотен тысяч листовок (едва ли не ежедневно). Содержание их не раскрывается, смысл и цель этих затратных мероприятий непонятен: жертвовали самолетами и летчиками, чтобы завалить противника макулатурой? Вряд ли в эти дни под Смоленском на немцев вываливали листовки с предложением сдаться, а вот здесь – пожалуйста! Вера в пролетарскую солидарность зашкаливала.
Быстрый, всего лишь за три дня выход финской армии к реке Свирь с предыдущих позиций у реки Тулокса однозначно прошел мимо внимания руководства Карельского фронта, Генерального штаба и Ставки. Этот очередной прорыв финнов с севера в сторону Ленинграда, наряду со взятием немцами 8 сентября Шлиссельбурга (исток Невы у Ладожского озера) обозначил начало Ленинградской блокады. Одновременно с выходом финнов к р.Свирь, даже на  неделю ранее, 2 сентября, на Карельском перешейке финны вышли на старую границу в 25-30 км от Ленинграда, создав прямую угрозу городу с севера. То есть, произошло то, из-за чего Советский Союз воевал с Финляндией еще в 1939 году. Удавка вокруг города стремительно затягивалась. Но ради исключения такой возможности именно 4 сентября и надо было пресловутой «любой ценой» удерживать позиции на р.Тулокса и у Ведлозера, не допуская прорыва финнов к Свири. Ибо тогда еще  оставалась бы возможность снабжения Ленинграда по ж.д. ветке от Петрозаводска на юг через Лодейное Поле и Волхов и далее. По крайней мере, линия побережья Ладоги, находящаяся в наших руках, была бы в полтора раза длиннее и могла бы создать тем самым более широкие возможности для снабжения города и войск. В Генштабе точно «проморгали» сосредоточение без малого 4-х финских дивизий на узком участке прорыва, противостоять чему пришлось плохо оснащенным и малочисленным частям 7 армии. Так, 3-я Ленинградская дивизия народного ополчения (несколько тысяч гражданских лиц с трехлинейками под командованием кое-как наспех обученных командиров) сразу после начала здесь финского наступления попала в окружение, была рассеяна по лесам  и перестала существовать как боевая единица [ ]. Финским войскам после трехдневного прорыва к Свири оставалось примерно столько же до соединения южнее реки с немцами (120 км). Справедливости ради надо сказать, что советское командование, все же, имело какую-то информацию о готовящемся наступлении, так как 2 сентября (накануне финского наступления) в Лодейном Поле начала выгружаться 314сд, а 5 сентября в Петрозаводске – 313сд (это были свежие полностью оснащенные людьми и техникой дивизии из резерва Ставки). Там же сосредотачивалась и 272сд, но эти силы не успели к решающим событиям у реки Свирь и только смогли заполнить все расширяющиеся бреши в советской обороне [ ].
О потерях в 71сд за август 1941 г. Потери эти оценить довольно сложно, так как неизвестно начальное состояние частей дивизии после июльских боев, состав и количество пополнений, постоянные передислокации и переформирования частей, бригад, оперативных групп также не добавят точности в подсчеты. В донесениях о потерях 71сд за август фигурируют следующие полки: 52сп, 126сп, 367сп, 131сп (сформированный в конце июля из 131 запасного полка), 237 гаубичный артполк, отдельные батальоны и подразделения. При этом 126сп сражался на 50 км севернее описываемых основных событий на Петрозаводском направлении, а 367сп передавался в 168 дивизию, поэтому сведения о потерях этих частей объективно не могли попасть в общий журнал своевременно. После тщательного подсчета по отдельным донесениям штаба 71сд о потерях дивизии за август получается [ ]: убитых – 812 человек (в том числе 10-12, расстрелянных по приговору трибуналов), без вести пропавших – 1054 человека. Последнее обстоятельство поражает: превышение количества пропавших без вести над числом убитых воинов говорит – да просто о поражении говорит, о постоянных отступлениях, о горьких последствиях окружений. Эти «пропавшие», увы, в большинстве своем оказались в финском плену. Но


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама