Произведение «Любви нет » (страница 7 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Эротика
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 4
Читатели: 782 +1
Дата:

Любви нет

улыбающаяся "Сью", пряча одну руку за спину. Она расцеловала меня в обе щеки: "Сколько вы уже выпили?" - спросила она и тут же протянула мне упакованный в яркую обертку подарок. Я заставил себя улыбнуться. Опустил руку в карман, нашарил там коробочку с подарком и протянул ей. Она пискнула словно мышь и скрылась на кухне предвкушая радость от взаимного сюрприза.  А я пошел в комнату не разуваясь и не снимая верхней одежды, не включая даже свет или хотя бы ночник,  а как был одет, так и упал на кровать, глядя в пустоту потолка и ничего не различая. "Я тоже" - слышался мне тихий голос "Селены" - "Я тоже". Почему вдруг сейчас? Зачем? Я, можно сказать, наладил свою жизнь и нам со "Сью" жилось вполне себе уютно, хоть и немного скучно. Во всяком случае, мне. Но я и не искал неведанных приключений. Потому что давно не считал себя юнцом и не рвался на подвиги. Предпочитая своих "синиц" в своих руках всем непонятным чужим "журавлям" в чужом небе. И "Сью" была вполне себе миленькой и ласковой синичкой, которая меня в принципе устраивала – не лучше и не хуже прочих. Просто устраивала. Чем такая жизнь хуже какой-то другой? В отличие от оголтелых романтиков, я не считал такое положение лживым. И не расценивал свое отношение к "Сью" как какой-то компромиссный вариант. Я нравился ей, она мне. И нежность, испытываемая мною к ней, не была притворной, и я ценил её не менее, а, может быть, и более своих предыдущих жен. И, по сути, внутри себя, я уже давно был согласен на наш с ней брак. Так почему сейчас после того, как прошло так много времени, после того, как я успел смириться и почти забыл о не слишком уж продолжительной на мой взгляд связи с "мисс Селеной" этот звонок вывел меня из равновесия? Что выдумывать лишнее, хотя бы перед самим собой? Я действительно хотел её, прям сейчас, я хотел закрыть глаза и оказаться на кухне, сидеть на диване, гладить её волосы, пить вино и закусывать виноградом. Мне нестерпимо хотелось, чтобы она всё так же обнаженная стояла у окна, чтобы я мог тихо встать за её спиной и обнять её вдыхая аромат её волос, тонко пахнущих розами и полынью. Мне хотелось сейчас же встать и поехать обратно. Поехать в этот чертов бар и, как во всех тысячах тысяч смешных и по-детски нелепых романтических фильмах для подростков и скучающих дамочек, мы бы с "Селеной", не видя никого и ничего вокруг, кинулись в объятия друг друга под бурные аплодисменты сочувствующих. Смешно и нелепо. Я криво ухмыльнулся. Жизнь, к счастью, не романтический фильм. И поэтому я не поеду в бар, а сейчас встану, сниму верхнюю одежду, обувь, включу свет, открою подарок, выбранный для меня "милашкой Сью" и буду радоваться тому, что у меня есть здесь и сейчас. И даже не буду думать о том, что могло быть, хотя бы потому, что этого нет, а значит и быть не могло в принципе. Так зачем же мне терзать себя лишними мыслями? И задумываться о причине этого нелепого звонка? Неужели я должен как-либо зависеть от капризов нетрезвых женщин? И, тем более, своих давно похороненных воспоминаний, оживающих не ко времени и не к месту. Всплывающих из-под снега тающих дней, словно трупы диких кошек по весне. Нет! Мне стоит остаться дома и провести чудесный и теплый домашний вечер в объятиях моей "Сью", наслаждаясь этим покоем и уютом.

  Так я и сделал, полежав некоторое время ещё и приводя свои чувства в порядок, я слушал, как гремит и позвякивает чем-то на кухне "Сью". Меня охватило чувство покоя и умиротворения. Поднявшись, я прошел в коридор, размотал шарф, снял верхнюю одежду и аккуратно повесил на вешалку, снял ботинки и не торопясь поставил их на место, сунул ноги в тапочки и всё так же, не спеша, прошел в комнату и включил свет.  Мне не хватало музыки, и я включил телевизор. Порыскав по каналам, наконец, нашел неплохой клип и приличную музыку и, усевшись в кресло, стал распаковывать подарок от "Сью". Это оказались далеко не дешевые и в принципе весьма не плохие часы. Одна беда, я никогда не носил часов. И так и не привык носить их. Хотя когда-то мои жены делали неоднократные и регулярные попытки приучить меня к этому. Однако, чтобы сделать приятное для "Сью" я тут же надел часы на свою руку. Прохлада ремешка ласкалась к руке, а вес был непривычен, и меня всё время тянуло поглядывать на циферблат, не столько любуясь, сколько пытаясь свыкнуться с тем, что на руке есть посторонний мне предмет. И ухмыльнулся. Мужчина в дорогих часах. Словно картинка из глянцевого журнала. Жертвы рекламы. Или привычки необходимости?  "Тебе помочь?" - крикнул я из комнаты, заметив, что как-то слишком уж долго "Сью" не заходит в комнату.  А всё что-то делает на кухне, то позвякивая тарелками, то чем-то шурша. По квартире плыл аромат шоколадного пирога, смешиваясь с потрясающим запахом курицы, запеченной в сметанном соусе под чесноком. "Нет, потерпи еще секундочку, я сейчас, я уже закончила" - крикнула в ответ "Сью". Да бога ради. Я никуда не торопился. Достав с полки три витые свечи, я расставил их на столике, выключил свет и включил ночник. Свою роковую ошибку я понял слишком поздно. В тот момент когда я поджигал фитилёк у третьей свечки в комнату словно в так музыке, покачивая бедрами и постукивая каблучками вошла "Сью". В одной руке она, как официантка, гордо несла блюдо с курицей, обложенной по краям румяной картошечкой, а в другой бутылку розового "брюта".  Я похолодел, потом меня кинуло в пот, потом мне захотелось смеяться. Дико, истерично и неудержимо. "Сью", желая сделать мне приятное, приближалась к столику в одном нижнем белье и чулочках. Но самое невероятное, что на ней был точно такой же пояс, один в один, что оставила у меня "Селена". Нет, не точно такой же! Это и был пояс "Селены"! Я смотрел на "Сью" с непередаваемой гаммой чувств. Я не купил ей подарок. Я забыл! То есть в принципе не купил. Вообще не купил! Я провел весь день в баре и совершенно забыл о подарке. А поскольку собирался, то почему-то решил, что коробочка в кармане и есть подарок для "Сью". Я просто не думал об этом, я думал совсем не о том. И машинально нащупав в кармане предполагаемый подарок, который и должен был там находиться, я и вручил его "Сью". А точнее отдал забытый тогда, давно, у меня за кроватью "мисс Селеной" её пояс. О мой Бог! "Сью" прошлась по комнате в коротком шёлковом топе и чулочках, цокая каблучками по ламинату, она дошла до ковра и остановилась, игриво мне улыбаясь. Я сильно надеюсь, что мое выражение лица она приняла за выражение восторга от произведенного ею впечатления. Значит, такие вот дела. Пояс моей дикой охотницы по наследству перешёл к моей "Сью". Я еле сдерживал смех. Ну что сказать, моей "мисс Селене" удалось-таки отравить мне некоторую часть жизни. И вовсе не зря я прозвал её тогда стальной иглой, отравленной стальной иглой, через которую она волей-неволей отравила мою жизнь на годы вперед.  Из-за наличия пред глазами этого пояса или по какой-то иной причине, но наши отношения со "Сью" пошли на убыль. И через полгода вместо предполагаемой свадьбы мы известили родных о преждевременной кончине наших отношений. И благополучно и мирно расстались. "Сью" тут же нашла себе мужчину примерно своих лет и, не дожидаясь конца года, заключила с ним самый банальный законный брак. Я съехал со съемной квартиры. И переехал к себе домой. Вскоре обменял свою двухкомнатную квартиру на однокомнатную квартиру-студию, не слишком царских размеров, но вполне мне подходящую. И переехал поближе к центральному офису своей фирмы. Перестав колесить по городу из района в район. Меня повысили, и для этого даже не пришлось менять место жительства. Филиалов нашего отделения стало больше, соответственно и работы прибавилось. Меня этот вариант устроил. Рыжий кот, наглая морда, подаренный мне "Сью" так и остался у меня, как и проклятый пояс. Он, словно заговоренный, прилип ко мне и к моей жизни. И я уже отчаялся избавиться от него.  Уезжая от меня, "Сью" забыла пояс в корзине с грязным бельём. И видимо не пожелала уже возвращаться за ним. Там я его и обнаружил, решив как-то устроить постирушки и выкинуть лишнее. Таким образом, и кот, и пояс перекочевали ко мне навечно. Оставшись мне в память о моих женщинах. В назидание себе самому я поместил пояс под стекло в рамочку на подкладку из вишневого бархата и повесил это своеобразное произведение искусства над своей кроватью. Возможно, что у этого экстравагантного дизайнерского решения была другая причина, но я предпочитал не думать об этом. Охотницу "мисс Селену" я больше не видел, вплоть до сегодняшнего дня. Наши пути не пересекались и даже в баре, где раньше мы частенько посиживали, я ни разу не встретил её больше. Возможно, она просто больше никогда туда не ходила? А, может быть, просто наши пути действительно раз и навсегда развело жизнью? На днях я случайно узнал от общего знакомого, что она снова собирается замуж. И день свадьбы уже назначен и даже список гостей давно определен и приглашения разосланы. Меня, конечно, там не ждут. Потому что приглашения на это торжество я не получал, и звонка от "Селен" тоже не было. Не могла же она просто так взять и забыть меня? Мне невыносимо захотелось её увидеть. Прям сейчас. Пока ещё на её хрупком, изящном пальчике не засверкало обручальное колечко. Нет, не поговорить, не прикоснуться, не провести горячую ночь на двоих. Нет, просто увидеть её. Поэтому, закончив основные дела, я решил пораньше уйти из офиса. И сразу же поехал к её дому. Чувствуя себя последним кретином и кляня себя на все лады, я всю дорогу убеждал себя, что мне необходимо перестать вести себя как подросток и немедленно поехать домой. Поступок возраста прыщавой романтики, так презрительно я назвал это для себя в попытке убедить повернуть к дому. И, тем не менее, я продолжал ехать к ней. И тут я неожиданно всё понял. В памяти отчётливо прозвучал её голос: "Я хочу его". Я действительно полный кретин. Самодовольны и эгоистичный болван. Гордящийся своим опытом, положением и умом. Выдержкой, лоском и достатком. Абсолютно неспособный на безотчетные порывы юности. На порывы искренних чувств, на истинную веру в эти в эти самые чувства. Более того, смотрящий на эти порывы со снисходительной усмешкой умудренного опытом и битого жизнью самца. Я нестерпимо стеснялся в себе мальчишки, того самого увальня с прыщами и джинсами, таскающего кимоно в старой сумке с потрескавшейся белой надписью Adidas. Который нещадно фальшивил и гнусавил, напевая на три аккорда под гитару дворовые песни на лестничной площадке своего дома. Я почему-то совершенно не любил этого паренька. А вот она любила! Любила этого искреннего и верящего в торжество настоящего чувства парня. И это "я хочу его". Это всего лишь дань, дань этой любви. Я прикурил и поставил первый попавшийся мне под руку диск. "А меня покинул милый, что за ё-моё..." - взорвал покой внутри салона энергичный голос певицы. Я как раз подъезжал к дому "Селены". Притормозив на углу напротив дома, я выключил музыку и посмотрел на её окна. Свет горел только в одном окне, я точно знал, что там у неё кухня.  Но


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама