Произведение «Благословенный. Глава 23.» (страница 7 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Роман
Темы: Триллермистикалюбовь
Сборник: ЧЕРНЫЙ ТУМАН 4. Благословенный.
Автор:
Читатели: 344 +1
Дата:
«Книга 4»
Черный туман 4

Благословенный. Глава 23.

Дорована...

И Кэрол поведала Джеку и об этом. И даже о няне, которая погибла потому, что узнала их тайну о том, кто они были на самом деле. О том, что ее убил Патрик, Кэрол узнала в подвале. Когда ее там запер Джек, она развлекалась тем, что общалась с мертвыми, которых вызывала сама и которые приходили сами. Аманда пришла сама, чтобы поведать страшную тайну своей смерти.

- Пока он убивает только тех, в ком видит угрозу. Он убивает слишком легко, Джек, без колебаний и раскаяния. И мне кажется... нет, я уверена, что это только начало. Если его не остановить, если не помешать этому в нем развиваться. Но ни в коем случае не отправляй его к психиатрам. Они не помогут. Это не психическое расстройство. Это что-то, что живет в нем... Это проклятие... эта страшная сила, темная сторона. То, что делает нас такими... убийцами. Какое-то зло, какая-то потусторонняя сила. И в нем этого так много, что Габриэла предрекала что-то страшное... Даже говорила, что его нужно убить. Она говорила, что в нем дремлет страшная сила, страшное зло, и что нельзя допустить, чтобы это пробудилось. Его нельзя злить, провоцировать, нельзя, чтобы он страдал... в общем, оградить от любого негатива по возможности, больше радости, счастья, добра. Света. И благословенный рядом. То есть Рэй. Она говорила, что он может защитить. А еще она сказала, что нельзя допустить твоей смерти. Что она приведет к ужасным последствиям. Пробудит в нем это зло. Так что ты должен жить, Джек. Ради нашего сына должен.

- Я буду, Кэрол. И ты будешь. Я же сказал, что вытащу тебя отсюда, почему ты продолжаешь говорить так, словно до сих пор считаешь, что умрешь?

- Потому что я умру, Джек. Я чувствую. Я знаю. Ты не сможешь меня спасти. На этот раз тебе это не под силу.

- Кэрол, мне все под силу. Я всегда побеждаю. Пора было уже тебе в этом убедиться. Все и всегда будет по-моему, так, как я хочу. А я хочу, чтобы мы были вместе и жили долго и счастливо. И так будет. Выбрось, наконец, из головы эту чертову казнь, я уже слышать о ней не могу.

- Чтобы победить то, что меня убивает... мое проклятие, это туман, в тебе нет нужной силы. Того рода силы. Как у Патрика. Он смог меня вернуть, когда я уже была там... Я слышала его голос, слышала, как он меня звал. Меня засасывало, тянуло, этот черный туман был везде... как трясина. Я пыталась сопротивляться, я не хотела туда, но не могла вырваться. А голос Патрика, он словно ослабил эту хватку... как будто оказался сильнее этой трясины. Она вдруг ослабла, отступила... а его голос... ему не возможно было сопротивляться, он был сильнее всего, сильнее этого тумана. Сильнее меня. Он потянул меня за собой... как будто меня волной подхватило. Джек, в нем такая сила... я даже не подозревала, какая! Это действительно страшная сила, Джек! Ты даже представить этого не можешь. А я ее на себе почувствовала. Сила, способная не только повелевать мертвыми... сила, способная преодолеть смерть! Я умерла, но он не позволил мне уйти, он заставил меня вернуться. Он меня оживил! Ты понимаешь, о чем я тебе говорю, Джек?

- Да... я видел, - прохрипел Джек и отвел взгляд.

- Джек, ты мне веришь?

- Кэрол, ты говоришь мне невероятные вещи. Все это... мне надо переварить, обдумать, понимаешь? Я должен понять...

- Даже не пытайся, Джек. Этому нет рационального объяснения, ты не найдешь те ответы, которые попытаешься найти. Тебя должны волновать другие вопросы и ответы. Не что это такое и как это можно объяснить, а что нужно сделать, чтобы от этого избавиться, или хотя бы защититься.

- Но чтобы это понять, сначала надо разобраться, с чем мы имеем дело. Нельзя найти правильные ответы, если понятия не имеешь, о чем речь. Сначала нужно понять вопрос, а только потом искать на него ответ. Не переживай, Кэрол. Я уверен, что даже у таких вещей имеется и логика, и смысл, и объяснение... отличное от наших привычных представлений, конечно, но имеется. Мы не можем их найти, потому что не можем их объяснить, а не можем объяснить, потому что не можем понять.

- А не можем понять, потому что не можем поверить, - продолжила Кэрол мрачно.

- Да, возможно. Я попытаюсь разобраться, обещаю. Признаюсь, мой ум все еще сопротивляется и не желает воспринимать это все... Но сопротивление это слабеет. Патрик мне кое-что показал... такое, от чего у меня волосы дыбом встали. И, скажу тебе, он меня так напугал, как никогда в жизни. Я словно очутился в настоящем фильме ужасов про мертвых, призраков и тому подобному.

- Добро пожаловать, Джек, - невесело улыбнулась Кэрол. - Мы с Патриком в этом фильме ужасов живем. Присоединяйся.

Джек кивнул.

- Вы моя семья. Где вы, там и я... я пойду за вами даже в фильм ужасов, - он засмеялся. - Чтобы вытащить вас оттуда. Давайте лучше жить в сказке.

- Вытащи, Джек. Мы не против, - вздохнув, Кэрол обняла его и прижалась щекой к его груди.

- Ну, наконец-то! А то все бегают от меня, все скрывают, дурака из меня сделать пытаются! - он обхватил ее руками и крепче прижал к себе.

- Ну ты же не веришь... считаешь меня сумасшедшей.

- Так ты и ведешь себя, как сумасшедшая.

- Рано или поздно тебе все равно придется поверить. Хотелось бы, чтобы не поздно, конечно. Для меня уже, похоже, поздно, но для Патрика еще нет. Его еще можно спасти.

- Так, опять она за свое! Никакой смертной казни не будет, ты меня слышишь? Даже твое невероятное проклятие не сможет сделать это возможным, для этого ему придется повесить на тебя еще несколько убийств, которые бы потянули на такой приговор. Если ты не собираешься еще кого-нибудь замочить, то это невозможно.

- Ты сам всегда говорил, что невозможно - это то же, что и возможно, только для этого надо постараться.

- Лучший специалист по превращению невозможного в возможное перед тобой, а я не собираюсь отправлять тебя на смертную казнь.

- Да? Я не думала, что ты отправишь меня в тюрьму, но ты отправил...

- Иногда, чтобы человек пришел в себя, ему надо дать по лицу... боль и неожиданная встряска проясняет мозги. Видишь, и тебе помогло. Ты не дерешься больше, а спокойно лежишь в моих объятиях. Я, наконец-то, вижу перед собой ту Кэрол, которую знал. И если эта психопатка и маньячка Элен снова попытается вылезти, я ей опять врежу так, чтобы скрылась и не высовывалась больше, учти.

- Ты мне угрожаешь?

- Не тебе. Ей.

Кэрол грустно промолчала.

Потом Джек начал ее расспрашивать о том, где она была все это время после аварии, как жила. Кэрол рассказала. И замолчала, когда ее рассказ подошел к моменту встречи с Тимом. Об этом она говорить с ним не хотела. Он не настаивал, видимо тоже не испытывая такого желания. На самом деле, ему очень даже хотелось все узнать об их отношениях, но не сейчас. Сейчас он не хотел портить эти мгновения счастья и любви, омрачать их. Потом. Он все узнает потом, когда убьет этого отморозка, и слышать об этом ему, возможно, станет несколько легче, чем сейчас. Сейчас он еще не готов. Слишком еще была болезненной и бурной его реакция, он боялся все испортить, сорваться, вспылить.

А Кэрол старалась не думать о Тимми. Она ощущала себя предательницей. И это было отвратительное чувство. Да, ей самой было неприятно и не нравилось то, что Джек в очередной раз ее поломал, заставил подчиниться после всего, что ей довелось от него вытерпеть. Но разве у нее был выбор? Он не хотела умирать. Джек - ее единственный шанс на спасение. Умереть гордой и непокорной, с высоко поднятой головой - да, красиво, но глупо, или склонить эту голову и принять его помощь? Если он отправил ее в тюрьму не для того, чтобы погубить, значит он таким образом пытался ее поломать, подчинить. Столкнуть в пропасть и протянуть руку. Или погибай, или покорись и живи. Таков Джек. Безжалостный и бескомпромиссный. Он всегда таким был. И она об этом знала. Как знала, что он всегда добивается своего. Всегда побеждает. Он победил Тимми. А теперь победил и ее. Потому что она не хотела умирать и схватилась за его протянутую руку, как за соломинку, единственную возможность спастись. Только это была не соломинка, а его рука, не наделенная сильно развитой мускулатурой и мощностью, как у Тима или Рэя, самая обычная мужская рука, но сила в ней была невероятная, способная вытащить из самой глубокой пропасти... Впрочем, как и столкнуть.



Когда Джек ушел, и Кэрол вернулась в камеру, отчаяние и страх охватили ее с прежней силой, а появившаяся надежда почти угасла. Словно она вернулась в реальность из сладкого забвения. Как бы не хотела она верить Джеку, она все равно ему не верила. Не верила, что он вот так запросто готов все забыть и простить, начать сначала, как он говорит. Никогда он так не поступал, не изменял своим правилам. С чего бы ему вдруг сделать исключение, да еще для нее, которая так с ним поступила? Он ведь даже мать свою не пощадил.

И Кэрол пожалела, что опять ему поверила... снова позволила ему себя одолеть. Его протянутая рука помощи может быть всего лишь насмешкой, издевательством, продолжением его мести, когда он, удовлетворив свое самолюбие и попранную гордость, насладившись тем, что она снова ему покорилась и доверилась, посмеется и оттолкнет ее... как тогда, после их самой первой близости. Только на этот раз она не уедет на такси, а отправится в камеру смертников.

Она пыталась себя убедить в том, что поступила так только из попытки спастись, и что ее любовь, которую она не хотела больше признавать, не имела к этому никакого отношения.

«Прости меня, Тимми, прости! - молила она про себя. - Но только он меня может спасти, а я не хочу умирать! Я должна жить, ради Патрика, лисят и малыша, который скоро родится. Прости, но он меня опять поломал... он всегда был сильнее. Всегда».



Когда Кэрол прошла психиатрическую экспертизу, и Джек с ней ознакомился, он был очень удивлен тем, что она была признана полностью здоровой. Такое заключение его вовсе не устраивало и рушило всю его защиту. И тогда он заставил доктора написать другое заключение, такое, какое нужно было ему. Тот упрямо сопротивлялся, и Джеку пришлось прибегнуть к открытым угрозам, чтобы добиться своего. Зная мстительность Рэндэла и его непримиримость, доктор вынужден был уступить.

Джош Мур получил необходимое заключение и наставления Рэндэла. Адвокату очень не нравилось то, что Рэндэл им понукает и учит, что и как делать, как новичка, но он молчал и терпел.

Джек собирался лично присутствовать на заседании суда, которое должно было уже стать последним. Получив заключение о невменяемости подсудимой, суд вынужден будет принять решение и вынести приговор, причин откладывать не было. Все шло по плану, Джек был уверен в том, что все будет так, как он запланировал. Как и всегда. Он уже беседовал с судьей, которого прекрасно знал, который, к тому же, был другом его отца, тот не высказался конкретно, но дал понять, что если невменяемость подсудимой будет доказана, он не собирается проявлять суровость. Джек ему доверял. Беседа была дружеской, не официальной, за игрой в гольф, и Джек как бы между прочим заметил, что очень любит свою жену, к тому же это дело может очень навредить его карьере. Судья похлопал его по плечу.

- Не переживайте так сильно, сенатор. Уверен, все образуется, - он помолчал, целясь мячом в лунку, и, ударив, снова продолжил. - Кстати, Джек, ты так и не помирился с отцом? Пора бы уже. Твой старик не молодеет.

- Я как раз думаю о том, как


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама