Произведение «Таинственная бездна» (страница 1 из 8)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Автор:
Оценка: 5
Баллы: 2
Читатели: 1561 +2
Дата:

Таинственная бездна

ОЛЕГ ПРОНИН

ТАИНСТВЕННАЯ  БЕЗДНА

Научно-фантастическая повесть


Контакт с автором:

E-mail: o-pronin@list.ru
ICQ    379-078-213  
Телефон: 8-909-241-70-25
Адрес сайта автора: www.o-pronin.narod.ru




1. События в Антарктиде


    Очнувшись, Марк ощутил, что лежит на чем-то мягком и холодном. Кроме того, эта была странная, сыпучая масса, которая окружала его со всех сторон, сильно давила на грудь, на бока, а так же затрудняла дыхание, забиваясь в рот и в нос. На ощупь частицы массы казались ледяными, а, попав в рот, сразу таяли, превращаясь в обычную воду. – Значит, - быстро догадался юноша, - меня окружает не что иное, как снег, причем довольно рыхлый и сыпучий. Будь этот снег хоть немного плотнее, то дышать я вряд ли бы смог, скорее всего, уже задохнулся.
    - Так, или иначе, - мысленно рассуждал Марк, - но получается, что я нахожусь в глубоком снежном сугробе. Вот только интересно, как я в нем оказался?
      Неожиданно юноша почувствовал сильное головокружение, а перед глазами начали возникать и лопаться большие разноцветные шары. Кроме того, ему очень захотелось пить. Жажда была настолько сильной, что Марк стал хватать снег ртом и есть его, не дожидаясь пока снег растает. Как это ни странно, но самочувствие юноши начало улучшаться, и вскоре он уже чувствовал себя хорошо, если не считать небольшого головокружения и легкого звона в ушах.
      Марк продолжал недоумевать, все еще не в силах понять, что же произошло, почему он вдруг оказался в этом снежном плену в бессознательном состоянии? Все его попытки  вспомнить что-либо, результата не принесли. В конце концов, так ничего и, не вспомнив, Марк неподвижно замер, весь, превратившись в слух. Юноша надеялся, услышать хоть что ни будь, что могло бы прояснить ситуацию, в которой он оказался. Но, к большому сожалению, его окружали темнота и, тишина, казавшаяся зловещей, даже страшной.
     Неизвестность порождала в душе Марка смутную тревогу, которая все сильнее и сильнее давила на психику, вызывая состояние близкое к отчаянию. – Ну, уж нет, -  стиснул зубы юноша, - ни в коем случае нельзя раскисать, надо держать себя в руках!            Инстинктивно Марк понимал, ему надо что-то делать, что-то предпринимать. Так или иначе, но пассивное ожидание может привести к самым печальным последствиям, он или замерзнет, или просто задохнется. К этому времени, разноцветные шары, мелькавшие перед глазами, уже исчезли, а вместо них вдруг начала наплывать странная белая пелена, очень похожая на густую туманную дымку. В какой-то миг Марку показалось, что он вновь начал терять сознание. – Наверное, - решил юноша, - это галлюцинация, вызванная нехваткой кислорода.
     К счастью, Марк не потерял сознание, даже наоборот, он вдруг вновь начал чувствовать себя лучше. Но, вряд ли это было связано с появлением загадочной белой пелены перед глазами. Скорее всего, до поверхности сугроба было не так недалеко и, свежий воздух, каким-то образом, проникал к нему. Тем не менее, самочувствие юноши еще оставалось таким, словно он только что очнулся от крепкого сна, и еще продолжает пребывать в состоянии крайне сильной полудремы.
     Едва почувствовав себя лучше, Марк вновь начал напрягать память, пытаясь вспомнить, как же получилось, что он оказался в этом снежном плену?
    Только сейчас, в сознании юноши начали постепенно проявляться эпизоды последних событий, связанных с его участием в исследовании Антарктиды. И, примерно через пять минут, он уже полностью представлял всю картина происшедшего.
    Марку удалось вспомнить, что во время исследования состояния верхних слоев атмосферы Антарктиды, которое в этот день проводили они вдвоем с Брайном, случилось нечто непредвиденное, из-за чего и произошла катастрофа, повлекшая падение на землю их огромного исследовательского зонда.    
    Юноша глухо застонал, осознав всю тяжесть ситуации, в которой он оказался по пока еще непонятной причине. Одновременно терзала мысль, - где сейчас Брайн, его лучший друг и единомышленник?
    Анализируя последние события, Марк понял, что катастрофа произошла как раз в тот момент, когда их управляемый гелиевый зонд вошел в верхние слои атмосферы Антарктиды, но еще не достиг той предельной высоты, на которой они с Брайном собирались замерить плотность ионных потоков. В течение всего времени подъема зонда, даже когда он уже находился в разряженных слоях атмосферы, все его приборы, и все остальное оборудование работало в штатном режиме. Да и погода тогда была просто замечательной и, ничто не предвещало беды. Тем не менее, именно тогда произошло нечто странное? Причем, настолько стремительно и быстро, что они с Брайном не успели сообразить, в чем дело, почему вдруг зонд начал резко падать? К сожалению, именно только это и запечатлелось у него в памяти. А вот как развивались события дальше, Марк, как не пытался, вспомнить не смог.
    - Скорее всего, - думал юноша, - потеря памяти у меня произошла сразу же после начала нашего падения вниз. Вот, только бы знать, что явилось причиной этого падения? Грешить на разгерметизации гондолы зонда нельзя. Да если бы такое и произошло, то, наш спуск все равно бы проходил значительно медленнее того, что было. Мы ведь практически падали на землю! С другой стороны, не мог же гелий, вдруг мгновенно весь улетучиться?! Думаю, кабина пилотов так же была в исправном состоянии и надежно загерметизирована,  иначе я вряд ли бы остался жив. Судя по всему, произошло что-то другое, чего мы не смогли заметить, или же просто не знаем, в силу того, что еще ни разу не встречались с подобным явлением? Хотя, такое предположение звучит почти фантастически. – Тут мысли Марка вновь заняли воспоминания о друге, и он сразу ощутил на душе огромную тяжесть, - где сейчас Брайн, - думал юноша, - и, вообще, жив ли он?
     В худшее думать не хотелось, наверное, поэтому в душе Марка постепенно затеплила надежда на то, что друг жив! - Скорее всего, - успокаивал себя юноша, - Брайн находится, где-то здесь, в этом же сугробе, может даже, совсем рядом со мной, и пытается освободиться из снежного плена. Ну, конечно, так оно и  есть. Брайн нуждается в помощи! А значит, надо как можно быстрее выбираться отсюда! Скорее всего, я нахожусь внизу крутого снежного склона, благодаря которому погасилось наше быстрое падение.
    Прежде чем начать выбираться из снега, Марк осторожно пошевелил своим телом. Вначале он подвигал корпусом, а затем руками и ногами. Таким способом юноша хотел определить, нет ли у него каких либо повреждений? К счастью, физических травм или серьезных ушибов Марк у себя не обнаружил. Тут он заметил, что белая пелена, застилавшая глаза, уже практически полностью пропала. Это означало, что признаков галлюцинации больше нет, а значит, он полностью пришел в себя. Дальше ждать уже было нельзя, и юноша начал усердно разгребать снег руками. – Если, - думал Марк, расширяя свободное пространство впереди себя, - этот сугроб, спас мне жизнь, смягчив удар при падении, то значит он спас и жизнь Брайну. Мы ведь с ним все время были рядом.
    Разгребая снег, Марк продолжал размышлять над тем, что могло случиться с их высотным управляемым зондом? И, почему эта авария произошла, в то время, когда зонд еще не успел достигнуть предельной высоты, а потому у него еще оставался большой запас прочности?
     Юноше хорошо была известна технология изготовления высотного управляемого зонда. Он знал, перед отправкой зонда в Антарктиду, еще на заводе с ним проводилось тщательное тестирование, при котором проверялась работа всего оборудования, а так же герметизация и прочность несущей гондолы и кабины пилотов. Для тестирования задавались предельные значения параметров высоты и разреженности воздуха, на которые мог подняться зонд. Вот только странным оказалось то, что параметры заводских испытаний значительно превосходили те характеристики, при которых произошла авария. То есть, запас прочности у зонда, в момент аварии, был еще достаточно большой!
   Пробивая себе, выход в снегу, Марк вспомнил еще одно, довольно загадочное обстоятельство, которое произошло в момент их аварии. А, именно, в целях безопасности полета гелиевого зонда, всем процессом подъема в стратосферу управлял бортовой компьютер, имевший двойное резервирование на случай любого сбоя. При этом сбой рабочего компьютера обязательно дублировался сигналом тревоги. В той ситуации, когда произошла авария, ни одного сигнала тревоги не было, это юноша помнил хорошо. Но, тогда,  вновь возникал вопрос, - что явилось причиной их катастрофы?  
    Ближе к поверхности сугроба, снег оказался не таким плотным, поэтому копать его было уже легче, поэтому Марк стал быстрее пробивать перед собой спасительный тоннель. Юноша не сомневался, что скоро, совсем скоро он должен выбраться из сугроба. При этом, Марк постоянно думал о друге, и был ему очень благодарен. Ведь, это Брайн первым обнаружил быстрое возрастание атмосферного давления за бортом кабины пилотов. Именно, исходя из этого, они и догадались, что падают на землю. Тогда компьютер, контролирующий состояние гелия в гондоле зонда, не выдал сигнала тревоги и не включил аварийный режим. Это сделал Брайн, переведя автоматическое управление зонда в ручной режим. Вот тогда-то и сработал датчик аварийного падения и включил дополнительную накачку гелия в гондолу и его подогрев. – Опять же, - размышлял Марк, - почему включение аварийного режима ничуть не замедлило нашего падения! А, что, если….!? – От неожиданно возникшей мысли, юноша на миг замер. Он вспомнил еще одну подробность их падения. Высота, на которой произошла авария, равнялась почти двадцати километрам! Исходя из данных датчика внешнего атмосферного давления, падение зонда происходило быстро. Так быстро, словно над ними не было огромной, заполненной гелием гондолы, была лишь одна кабина пилотов, имеющая сравнительно небольшую парусность. - Но, ведь, - уже начал вслух рассуждать Марк, - зонд в тот момент точно не разрушился, его гондола была в полном порядке! И, если даже не учитывать подъемную силу легкого гелия, то только за счет парусности гондолы наш спуск на землю должен быть хоть как-то соизмерим со спуском парашютиста. А, мы, как это ни странно, мчались вниз, словно камни в свободном падении! – От этой мысли, юноше вдруг стало жарко, не смотря на то, что он находился со всех сторон окруженный снегом.
   Все новые и новые подробности падения научного зонда наводили Марка на мысль, что возможно, они встретились с каким-то новым, еще неизвестным явлением природы. Окончательным подтверждением тому было следующее загадочное обстоятельство, которое юноша вспомнил только сейчас. А именно, во время падения с высоты почти двадцати километров, они с Брайном не испытывали характерного, для такого случая, ощущения невесомости. То есть, той легкости тела, которое испытывают летчики во время глубокого пикирования, а парашютисты, после покидания самолета, до момента раскрытия парашюта.
     – Это точно! – чуть ли не крикнул Марк, - притяжение Земли тогда оставалось таким, словно мы совершали обычный горизонтальный полет! – Тут юноше стало не только жарко, он почувствовал, как по его спине побежали «мурашки». Теперь Марк не сомневался, именно в


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Жизнь и удивительные приключения Арчибальда Керра, английского дипломата 
 Автор: Виктор Владимирович Королев
Реклама