Чистилище для грешников (страница 7 из 46)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фэнтези
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 2233
Внесено на сайт:
Действия:

Чистилище для грешников

крикнул плачущим голосом Павел Васильевич, и сгинул.
Квартира заказчика находилась на втором этаже в длинном полутемном коммунальном коридоре-пещере, с десятком дверей слева и справа. Все это пространство освещали три подмигивающие на потолке лампы дневного света. Петр постучал костяшками пальцев в дверь, на которой висела черная жестян¬ная табличка с выдавленной на ней цифрой шестьдесят шесть и отошел в сто¬рону. Секунд через десять замок щелкнул и дверь открылась наполовину.
В проеме Петр увидел какого-то довольно высокого мужчину неопределен¬ного возраста, с азиатским непроницаемым лицом. Петр сталкивался с предс¬тавителями этой расы и раньше, потому на глаз дал ему лет пятьдесят-шесть¬десят. Лицо мужчины было коричневатого цвета, с какими-то жутко-бездонными слегка раскосыми глазами. С минуту он внимательно рассматривал Петра, буд¬то пригвоздив давящим взглядом к полу. Затем качнул головой, встряхнув до¬вольно длинными волосами с проседью, развернулся, и молча пошел в глубь комнаты, без слов приглашая гостя следовать за собой.
Петр шагнул через порог, закрыл за собой дверь, не спуская глаз со спины совершенного спокойного монголоида. Впервые за последние десять лет ему встретился человек, который мог быть сильнее его. Петр это чувствовал всем своим бусидовским, а скорее, звериным нутром. Не даром ему присвоили кодовый псевдоним "Самурай".
В последние годы службы у Петра в спецотделе не было равных. Ему об этом говорил Сергей, да и он сам знал об этом. Видел, как люди отворачива¬ются в сторону, встретившись с ним взглядом, и всегда уступают дорогу пер¬выми, даже амбалы, стоит им лишь мельком глянуть в его глаза. Он не обра¬щал внимания на такое отношение окружающих людей к нему: это не мешало ра¬боте, скорее помогало.
Однако, когда Сергей сказал, что самураи воспитанные в соответствии с кодексом бусидо, тренируют себя и со временем приобретают черты характера, подобные внутреннему состоянию души, которое было у Петра, он задумался и прочитал несколько книг о воинах-смертниках. Оказывается, именно внутрен¬нее состояние сознания и личного "Я" проявляется на внешности самураев та¬ким образом, что в позе сидящего даже спиной к наблюдателю воина чувству¬ется его сила. И каждое движение говорит о том, кто он.
Именно таким к концу службы в МВД в должности ликвидатора стал Петр, не завидуя тому, что японцы сотни лет назад уже воспитывали подобных лю¬дей. Петра эта информация не особенно удивила. Он смотрел фильмы про саму¬раев, присматривался к японцам и китайцам, которых встречал на улицах, но ни у одного из них не смог обнаружить внутренне состояние подобное собс¬твенному. Актеры в фильмах играли роли самураев, но сами ими не были.
И вот сейчас впереди из темной прихожей в слабоосвещенную комнату ша¬гал человек, все движения которого говорили о непостижимой его силе. Петр немного растерялся, не ожидая увидеть подобное. Но тренированное сознание взяло в руки эмоции и чувства, придало ему уверенность.
Он не торопясь прошел в комнату за странным хозяином и остановился в проеме двери. Внутренним чутьем Петр ощущал, что больше в этой однокомнат¬ной квартире никого, кроме их нет. Прямо перед собой он рассмотрел у про¬тивоположной стены комнаты три широких, темно-сизых, мощных сейфа под по¬толок с блестящими ручками. В скважинах замков каждого сейфа торчали по три связки ключей.
Справа всю середину небольшой комнаты занимал необъятный коричневый полированный стол с одиноким обычным стулом сталинской эпохи по эту сторо¬ну. На том конце столешницы, в проходе между столом и стенкой, стояло вра¬щающееся черное кресло, на которое и уселся хозяин, протянувший руку к клавиатуре компьютера, тихо жужжавшего вентилятором. Справа за плечом Пет¬ра было две двери: очевидно на кухню и в совмещенный коммунблок. Кровати в помещении не было. Спартанская обстановка.
Азиат взглянул на голубой монитор и, стукнув несколько раз по клави¬шам, бросил, между делом:
- Садись.
В его хрипловатом голосе не ощущалось ни приглашения, ни просьбы, ни приказа. Однако ослушаться было невозможно. И Петр осторожно уселся на скрипнувший стул, мельком глянув через плечо на дверной проем, ведущий на не освещенную кухню, где смутно белела газовая или электрическая плита, и на закрытую дверь рядом с кухней. Единственное окно в комнате справа, было непроницаемо черным, будто выходило в какую-то пустоту, а не на улицу. Стекла не пропускали ни одного огонька, ни одного звука.
Оторвавшись от монитора, хозяин еще раз посмотрел на Петра подавляющим взглядом. Петр положил левую руку на полированную поверхность стола, а правую незаметно опустил в карман куртки, обхватив пальцами заряженный слезоточивым газом ствол "Черемухи".
- Завтра в Покровском тупике, дом семь, левый подъезд рядом с молочным магазином, в пятнадцать тридцать ликвидируешь объект в сером плаще,- моно¬тонным голосом, практически без эмоций начал азиат:
- Мужчина твоих лет. В это время он будет там один,- ровным голосом продолжил монголоид и, неторопливо выдвинув ящик стола рядом с собой, вы¬тащил из него пистолет неизвестного Петру образца, с глушителем, и одну обойму с блеснувшими в боковой щели желтыми боевыми патронами. Петр сразу определил, что патроны боевые, не газовые и не холостые.
- Оружие бросишь на месте акции,- непонятным голосом продолжил хозя¬ин.- После контрольного выстрела,- и толкнул оружие с обоймой к Петру точ¬ным движением. Пистолет остановился в десяти сантиметрах от руки Петра.
Все это было очень похоже на приказы шефа спецотдела, которого давно уже нет - сгинул в прошлом - и поэтому напоминало какой-то спектакль. Петр почти оскорбился подобным отношением к нему: ни здравствуй, ни прощай. И угасшее было зло, от того, что его использовали, и от всех непонятностей, толкнули Петра к действиям. Он решил узнать кто этот азиат и на кого рабо¬тает.
Медленно качнувшись немного в сторону, Петр стремительно выхватил из кармана куртки ствол "Черемухи" намереваясь выстрелить слезоточивый заряд прямо в лицо хозяина с двух метров. Но с таким же успехом он мог вытаски¬вать из кармана гранатомет или пулемет. Вся его стремительность оказалась замедленной киносъемкой, относительно противодействий азиата. Петр видел лишь размытые от быстрой скорости движения руки хозяина квартиры, мгновен¬ным махом что-то бросившим в его сторону. Послышалось глухой сдвоенный удар по столу около левой руки Петра, лежащей на столешнице. На долю се¬кунды Петр скосил глаза в ту сторону и обнаружил два толстых дротика, глу¬боко врезавшихся в полированную поверхность между его пальцами.
Рука с "Черемухой" на секунду замерла на уровне груди, но этого оказа¬лось достаточно, для произнесения слова с предлогом без интонации:
- Не дури,- равномерным хрипловатым голосом сказал азиат. Помедлив, он равнодушно добавил:- Ты все равно не успеешь,- и тут же переключился на акцию:- Сколько тебе надо и в какой валюте для ликвидации объекта?
Петр поколебался и медленно спрятал ствол "Черемухи" в карман, подтя¬нув к себе левую руку, за секунду определив, что глубоко застрявшие в де¬реве дротики с толстыми железными наконечниками и с натуральными перьями птиц на хвосте, брошенные с такой силой, застряли бы у него в легких или глубже.
Быстро перевел взгляд на азиата и ожегшись о ледяные бездонные глаза, непонятного цвета, отвернулся в сторону. Еще ни разу, после того, как он стал ликвидатором, его никто не мог остановить. У него не было достойных противников, способных оказать сопротивление или просто сбежать, усколь¬знуть от уничтожения. Петр не испугался, но ему стало нехорошо, будто он выпил стакан отравы.
- Сколько?- пустым голосом повторил вопрос непонятный противник, в упор рассматривая напрягшегося Петра.
- Миллион!- хмуро бросил Петр, и помедлив добавил:- Баксов...
Хозяин поднялся с кресла и каким-то скользящим шагом, словно перетекая из одного состояния в другое, это Петр заметил лишь сейчас, подошел к среднему сейфу, повернувшись к нему спиной. И по спине азиата Петр понял, что нападать на хозяина бессмысленно. Он сам иногда специально вставал спиной к объектам, давая им возможность первыми проявить себя. Для воина безразлично, в каком положении он находится, относительно противника.
Легко отворил тяжелую дверь, взял внутри стального хранилища с толс¬тенными стенками, какой-то пластмассовый серый поддон, поставил его на стол и вновь точным движением толкнул к Петру, который быстро отодвинул лежащий перед ним пистолет с обоймой в сторону.
Даже в тот момент, когда азиат стоял с большим подносом, доверху наби¬тому пачками денег, Петр чувствовал, что ни одно его движение не остается без внимания. Он видел перед собой настоящего самурая, который возбуждал своим видом и движениями неуверенность у любого противника. Хозяин мягко уселся в свое кресло и посмотрел на голубой экран дисплея, намереваясь постучать по клавишам. Но прежде он негромко сказал, с неуловимым и непо¬нятным акцентом, который Петр почувствовал в его речи еще по телефону:
- Бери столько, сколько считаешь нужным. Но раньше подумай хорошенько, не переборщи.
Поддон до самого верха был набит серо-зелеными пачками долларов США. Петр взял несколько упаковок, разодрал бумажную обертку, вытащил три банк¬ноты из середины и проверил на ощупь их подлинность. Деньги были не фаль¬шивые. Подумав, Петр положил распечатанные пачки назад, оставив себе сто¬долларовую купюру.
Азиат на мгновение оторвался от компьютера, мельком взглянул на Петра, словно окатил ледяной водой, и поинтересовался:
- Решил, что расчет будет после акции?
- Решил,- подтвердил Петр.
- Тогда поставь поддон на место, в сейф.
Преодолев внутреннее сопротивление и желание что-нибудь выкинуть, зао¬рать на монголоида наконец, Петр резко встал, подхватил тяжелую емкость и сунул ее в сейф, до отказа забитый несколькими десятками подобных же под¬донов заполненных банкнотами.
Помедлив, Петр с трудом захлопнул дверь сейфа, она оказалась довольно тяжелой, и медленно прошел к своему стулу. Его не поразило громадное коли¬чество денег. Очевидно и в двух других сейфах было то же самое. У Петра сказалось советское воспитание, привившее иммунитет к богатству. Потреб¬ность к деньгам у него была немного больше, чем у собаки, которая могла насуслить, пожевать и выплюнуть банкноту, когда-то прошедшую через магазин с колбасами или побывавшую в мясном ларке, пропитавшуюся запахами этих за¬ведений. Но и хозяин очевидно был равнодушен к деньгам. Так кто же он та¬кой?
- Богато живешь,- неопределенно сказал он азиату, все еще стучавшему по клавишам. Но тот не обратил внимания на реплику Петра.
Закончив работу, хозяин неторопливо встал и обогнув стол, подошел к Петру. Спокойно взял дротики за хвосты и одним движением вырвал оба из де¬рева. Петр успел сгруппироваться, поэтому его рывок получился неожиданным и очень быстрым. Он стремительно схватил азиата за кисти рук и потянув его в сторону, нырнул под них, скручивая крестом, выворачивая суставы с после¬дующим броском через себя.
Но тут почувствовал что его мертвый захват легко разжат


Оценка произведения:
Разное:
Реклама