О сакральном символизме Гёбекли Тепе (страница 2 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: История и политика
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 1291 +1
«Изображение»
Знаки и символы центральных колон (верхняя и нижняя строки)

О сакральном символизме Гёбекли Тепе

составляет 68 локтей, и сумма цифр этого числа (68) равна 14, т.е. 2 раза по 7,  - и вновь хтоническая символика).
Итак, отчётливо просматривается аналогия (преемственность) в выборе формы (вид в плане) святилищ, и сакральный подход при определении их размеров как у неандертальцев пещеры Брюникель, так и у кроманьонцев Гёбекли Тепе. Отметим также, что камен­ная ограда (овальная или в форме круга) святилища в Брюникель столь же невысока, как и "скамья" в Гёбекли Тепе; а две Т-образные ко­лонны внутри овала (круга) в Гёбекли Тепе адекватны (возможно, и не только по расположению) двум "кучам, горкам" сталагмитов внутри овала святилища пещеры Брюникель. Характерно и то, что ещё у неандертальцев отношение к числам (количествам) 1, 2, 3, 4. 5, 7 и 8 носило культовую окраску (ст. "О религиозных представлениях неандертальцев". 2016. Инет).
В ходе археологических изысканий в Гёбекли Тепе откопано более чем полсотни плоских, обтесанных, известняковых мегалитов (колонн) высотой от 1 до 5 м, которые (в плане) обра­зуют (вместе со стенами) овальные сооружения (святилища) различных размеров (от 9 и до 30 м в поперечнике), с полом из отполирован­ных известняковых плит. Эти Т-образные колонны (средняя высота - ок. 3 м; в количестве 10, 12 или 14 шт. (удвоение чисел 5, 6 и 7) на святилище) конструктивно частично входят (встроены, вмурованы) в более низкие овальные стены сооружений (стены формируют «кар­кас» святилища) и установлены таким образом, что их (стенных колонн) навершия, выполненные в виде горизон­тально расположенных пря­моугольных параллелепипедов, возвышаются над стенами. И ориентированы эти Т-образные колонны стен торцами наверший-парал­ле­лепипе­дов к геометрическим центрам святилищ (см. выше). Внутри строений (святилищ в плане), в середине каждой половины овалов (эллипсов), на их больших осях, разделённых на четыре равные части, симметрично установлено ещё по одной Т-образной ко­лонне (т.е. внутри каждого строения установлено ещё по две колонны (столба) с навершиями-«головами», - символика не­кой двоичности (параллель к амбивалентным ипостасям Единого бога), которые (эти две внутренние ко­лонны) выше почти на метр нежели колонны стен.
Для выявления сакрального символизма, заложенного в расположение и форму центральных Т-образных ко­лонн (столбов) святилищ и изображений на них, проведём некоторые сопоставления. Так, акцентируется (К. Шмидт ("Они строили первые храмы". 2006/2011)), что на центральном (серединном) столбе 18 ("Сооружениe D", Гёбекли Тепе), на его широких сторонах, изображены руки. Упоминается также, что и в поселении Чайёню (7250-6750 гг. до н.э.), в центре сакрального помещения т.н. "Здания с известняковыми плитами", было установлено "два вертикально поставленных каменных блока". Существует мнение, что Nevalı Çori (Невали-Чори), поселение на реке Евфрат у подножья гор Тавра (раскопки Харальда Хауптманна с 1983 по 1991 гг.), тоже являлось религиозным цен­тром. Это поселение состоит из пяти уровней, где древнейший слой относится к Х тыс. до н.э.. Так, «строение II» (Невали-Чори) одного из трёх последовательных археологических слоёв культового комплекса (ок. 8100 г. до н.э.), имело прямоугольную форму (т.е. здесь отдавалось предпочтение культу бога-отца). Его четыре внутрен­ние стены (высотой до 2,8 м и толщиной до 0,5 м), украшенные фресками, сложены из камня без применения раствора. В стены, на равном рас­стоянии друг от друга (фактически, как в Гёбекли-Тепе), было встроено 13 вертикальных каменных колонн (Т-образной формы (Е.В. Антонова)). Каждая из колонн первоначально, как предполагается, заканчивалась капителью и, вероятно, использовалась как опора для крыши. Пол строения (как в храмах Гёбекли-Тепе или Чайоню) был сделан из известнякового рас­твора (в древнейшем слое не сохранился). У входа в храм, по бокам входных ступенек, были установ­лены два огромных (колоннообразных) вертикальных камня (подоб­ное оформление входа в храм позднее применялось у многих народов (и, в том числе, у египтян и евреев). Характерно, что в одной из стен помещения «строения II» (Невали-Чори) располагалась ниша (одна) для культовой статуи (наиболее вероятно, - мужской ипостаси Дву­единого божества). Кроме того, в Невали-Чори, на «арене» одного из культовых сооружений (ок. 7000 г. до н.э.), была воздвигнута (выше человеческого роста) и статуя одному (единст­венному) божеству. При рас­копках же ком­плекса Гёбекли Тепе были найдены статуэтки богов-мужчин (одна до 2 м высотой, длинное одеяние скрывает ноги, руки прижаты сведёнными ладонями к низу живота; а также и почти полностью сохранившаяся фигура с фаллосом, но без, бороды, рук и нижней части туловища ("итифаллическая протома"), см. выше). Примечательно, что го­ловы мужских божеств из Гёбекли Тепе обриты (как позднее у жрецов Шумера или Египта). Обнаружено и несколько жен­ских статуй (глаза, нос, рот, уши), некоторые из которых (дати­руются ХI тыс. до н.э.) были восстанов­лены; а также и животных (найдено скульптурное изображение головы хищного животного с оскаленной пастью, предположительно волка). Следует отметить, что и в ранненатуфийском Иери­хоне, помимо малень­ких глиня­ных статуэток, изо­бражав­ших богиню-мать или животных, обнаружены остатки более крупной скульптуры, воз­можно, куль­товых статуй храма. Так, Кэтлин Кэньон удалось найти глиняную голову и верхнюю часть фигуры статуи почти в натуральную величину, но несколько схематизированную.Характерно, что согласно реконструкции храма (т.н. "Здание с мозаичным полом", поздний вариант; Невали-Чори), выполненной по рисунку Гаральда Хауптманна, он (храм) весьма напоминает святилища Гёбекли-Тепе (К. Шмидт), но в плане прямоугольный (почти квадратный), с тремя стенами, в каждую из  которых встроено по 4 колонны с Т-образными навершиями, и двумя колоннами (стена отсутствует) со стороны входа (в плане - линия с 4 симметрично установленными колоннами). Знаменательно, что в центре святилища показаны (установлены), как и в Гёбекли-Тепе, 2 колонны с Т-образными навершиями. Характерно, что и здесь, в Невали Чори, руки, показанные согнутыми на боковых поверхностях Т-образного столба, оканчивались на передней его стороне кистями. Показательно и то, что в Невали Чори найдены "миниатюрные копии мегалитических Т-образных столбов с узнаваемыми навершиями, руками и кистями рук". Отметим и то, что в Невали Чори вход (перед лесенкой посредине (на стороне без стены)) формируют две лежащие под углом колонны без наверший. Весьма существенно (для целей идентификации божества), что в "Здании с мозаичным полом" обнаружена каменная статуя, голова которой содержала и фрагменты человеческого (?) торса, и компоненты облика хищной птицы, клюв которой переходил в лицо человека, - видимо, грифа (или стервятника), т.е. акцентировалось, что Великая мать - владычица не только жизни (порождения), но и смерти всего сущего (так, др.-егип. бо­гиня-мать Мут обозначалась иероглифом с изображением грифа (она - хтоничекая богиня-птица (гриф - эмблема смерти)); показательно, что этот же египетский иероглиф обозначал и по­нятие "мать" (созидание жизни)).  Как известно ("Древний человек и божество". Том 1) хтонический характер образа Великой богини, её функцию подательницы смерти, наибо­лее выразительно отображают хищные птицы, часто грифы (иногда скорпион). Так, среди обнаруженных в Гёбекли-Тепе изображений человека найдено и изображение обезглавленного тела (силуэт), окружен­ного тер­зающими его грифами. Примечательно, что Даниель Stordeur обнару­жила символику подобного ритуала (рельефы грифов) и при раскопках участка, расположенного в 50 милях от Гёбекли Тепе («Вы можете действительно видеть, что это - та же самая культура. Все самые важные сим­волы - те же самые»). В Чатал Хююке (ок. 7500 лет до н.э.) северные стены древних святилищ (VII.21 и VII.8) тоже расписывались (Дж. Мелларт) изображениями громадных грифов (до 1,8 м в раз­махе крыльев), терзающих скорчен­ные безголовые человеческие тела (т.е., вероятно, предполагалось, что тела усопших отправлялись для посмертного возрождения на север, туда «где жили Великие боги»).
Важно и показательно то (А.Б. Зубов "История религий". Кн. I. 1997), что два круглых глаза, сходящиеся брови и клюв хищной птицы, присутствую­щие на изображениях «совиноглазой» Великой богини, часто упрощаются до «Т-образных» символов (до верти­кального «столба» с поперечной перекладиной на его вершине), несомненно, соотноси­мых в данном случае с богиней-матерью и, видимо, связанных с её эпифанией владычицы жизни и смерти (поскольку встречаются они (подобные изображения) и около входов в мегалитические усыпальницы V-IV тыс. до н.э.. Заметим, что в архаичных святилищах если человек и изображался, то исключительно как усопший (без го­ловы и терзаемый грифами, как, к примеру, в Чатал-Хююке)).
Следует отметить, что путём комбинирования сочетаний скульптурных фрагментов Клаусу Шмидту удалось установить, что найденная в "Здании с мозаичным полом" хищная птица являлась (верхней) частью "скульптуры колонного типа с птицей и двумя человеческими головами, которые имели необычные тела". Как видится, эта птица была установлена на пьедестал, выполненный в виде двух идентичных обликом мужчин, плотно прижавшихся спинами,  - на Рис. 16 (К. Шмидт) их головы направлены в противоположные стороны. На рисунке (приведён вид сбоку) видны и две их мощные грудные клетки и две скрещенные руки (отведены назад): очевидно, что они притягивают друг друга руками, ухватившись за бёдра другого. Птица же (по типу - стервятник) располагалась сверху между их головами (лица безбородые, но явно мужские (веют силой)) в одинаковых, длинных, клетчатых (!) накидках (очевидна параллель к скульптуре из Чатал-Хююка, где антропоморфная богиня-мать восседает на троне, а два леопарда стоят рядом; в Невали-Чори же наоборот - антропоморфен дуальный бог-отец). Отметим также и то, что много позднее, на т.н. «бронзе Каррьясо» (А. Аррибас. «Иберы». 2004. Рис. 27) изображены две сидящие птицы (две головы) с единым телом (традиция отображения дуальности проявлений Единого бога сохранялась), а их головы повёрнуты в противоположные стороны (на фоне этих птиц показана верхняя половина молодой, улыбающейся женщины).И, как полагает знаменитый археолог Клаус Шмидт, поскольку в музее города Газиантепа (западнее Урфы, Анатолия) имеется (хранится) каменная скульптура (докерамический неолит) с двумя разными лицами (как у двуликого (одноголового) Януса), одной парой ушей, парой согнутых рук и различимыми передней и задней частями тела (стр. 116, Рис. 43), то она (данная скульптура) вполне даёт повод к предположению о том, что Т-образные столбы Гёбекли Тепе тоже являются изображениями неких существ с двумя лицами (ибо части параллелепипеда навершия колонны/столба выступают по обе её стороны (заметно шире столба), что может означать и наличие двух голов с разными лицами). Заметим, что, по данным А.Б. Зубова, представление Великой богини в виде «Т-образного» символа обусловлено модификацией изображения (упрощённым стилизованным показом) её двух круглых совиных глаз, сходящихся бровей и клюва (одного "лица"на одной

Дата публикации:

Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Шурик с Яблочной улицы 
 Автор: Наталья Коршунова
Реклама