Российская контрреволюция, ее вполне беспристрастный анализ (страница 1 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Публицистика
Автор:
Оценка редколлегии: 8
Оценка рецензентов: 4
Баллы: 9
Читатели: 1600 +2
Внесено на сайт:
Действия:

Российская контрреволюция, ее вполне беспристрастный анализ

РОССИЙСКАЯ КОНТРРЕВОЛЮЦИЯ. ЕЕ ВПОЛНЕ БЕСПРИСТРАСТНЫЙ АНАЛИЗ

На это произведение автора вдохновило прочтение книги Василия Голованова «Нестор Махно».
Наиболее острой, да и обильно кровоточащей, проблемой всей той былой российской контрреволюции, само собою вполне этак, являлось именно то, что она столь безнадежно погрязла в той еще въедливо стародавней имперской коррупции.
Поскольку та ей по самому уж столь этак весьма непосредственному и прямому праву наследования явно досталась именно от той столь вовсе несвоевременно и внезапной скоропостижною смертью скончавшейся православной монархии.

Однако, даже истекая кровью на потеху безлико безжалостных полностью так ко всему во всем этом мире отныне до чего и впрямь осоловело же равнодушных обывателей, дух российского старого правопорядка долго еще затем бился в судорогах самой вот мучительной предсмертной агонии.
И было бы, кстати, нисколько не верно во всех грехах разом до чего и впрямь только столь вот огульно обвинять именно тех бесславных и отчаянно нелепых разрушителей всего того, что даже и по запаху своему хоть как-либо еще осмеливалось отдавать тем самым на веки вечные отныне поистине проклятым царским режимом.
А ведь и вправду во всем том до чего невероятно безбрежном разброде явно уж было столь этак немалое участие тех, кто всецело олицетворял собою пламя вездесущего преображения всего того существующего общества в некие аляповато-яркие розовые тона.

Сладко дремлющий, неистово стремящийся к пробуждению разум явно где-то там, вдали, углядел те самые изумительно славные сказочные замки доселе никому вовсе-то и неведомого грядущего счастья.
А между тем та самая вездесущая революционная действительность в конце концов вполне этак наглядно предстала именно в виде адовой жаровни, а вовсе не райского жития-бытия безо всякого того донельзя вот недвусмысленно пресловутого самодержавного угнетения крайне-то всегда и во всем на редкость невежественного и мозолисто трудового народа.
Многие былые принципы жизни были буквально напрочь в совершенно так единый миг тогда снесены, сорваны и растоптаны грубыми сапогами.
И во всем том, конечно, нисколько не были виноваты вовсе уж совсем не по своей воле восставшие «серые» и горемычные массы простого народа.
Правда надо бы то явно признать, что во всей той одуряюще вездесущей вседозволенности, да и столь предельно весьма откровенном всепоглощающем бесчестии были, конечно, виновны не одни лишь те немыслимо прекраснодушные либералы, которые и впрямь до самых зубов были вооружены сластолюбивыми мечтами о наилучшем и бесконечно светлом грядущем…

Нет, вину прежнего жизненного уклада, что всецело закостенел в своей раз и навсегда устоявшейся обыденности, никак так нельзя огульно и безо всякого суда и следствия безапелляционно сбрасывать со всяких счетов.
Это разве что на тот первый, случайно кем-либо брошенный, взгляд, куда и впрямь праведнее будет рассуждать совершенно иначе, превратив всю старую власть в белоснежных агнцев, безвинно убитых иудами-большевиками.
Однако данное обобщенное и схематичное представление нисколько не может столь ведь и впрямь более чем безупречно вполне соответствовать настоящей и вовсе никак не предвзятой исторической правде.
Старый режим был морально слаб, его рвало и влекло в самые разные стороны.
Он более чем безвольно погряз во всяческих праздных разговорах о некоем самом истинно до чего только однозначно весьма и весьма столь наилучшем грядущем.
Достаточно, мол, сделать так или этак, причем за основу всегда бралась никем не оспоримая, светлая, до чего только блестяще теоретически верно обоснованная истина…
Затем из нее весьма благодушно вылущивали уж действительно то самое вполне «полноценно здравое зерно», ну а после столь откровенно его презрительно сплевывали в оппонента, в выражениях и эпитетах себя при этом подчас нисколько никак не стесняя.
Полностью и неопровержимо доказанные формулы грядущего общечеловеческого счастья впрямь же именно искрами тогда так и сыпались из разговоров, живших в то былое время интеллектуально развитых людей.
Однако были они разве что наружно весьма и весьма столь исключительно ответственно позолочены и всецело проникнуты всяческим житейским тысячелетним опытом когда-либо до нас хоть как-либо уж вообще некогда еще только существовавшего, да и в светлых думах своих мучительно подчас вполне ведь всеобъемлюще пребывающего человечества.
Ну а где-то всецело внутри своего неистово всклокоченного идеями самосозерцания все эти люди столь явно совершенно невозмутимо и радужно светились извращенно и огульно понятыми ими понятиями светлого и небывало нового добра.
При этом яркая и нарядная картина грядущего всеобщего счастья в их очах была именно что заранее соткана из мельчайших деталей теоретически умудренно выверенного и вполне до конца логически обоснованного исключительно же совершенно другого людского быта.
Да еще и во всех их столь неуемно странствующих мыслях, там и сям блуждающих в наиболее отдаленных далях абстрактных рассуждений, неизменно присутствовали и довольно многие элементы куда более зрелого идейно же максимально необъятно широко, куда только во всем полноценнее образованного общественного существования.
И все эти блики сияющего, словно небеса обетованные, действительно истинно навеки наилучшего жития-бытия, куда уж явно четче давали ощутить оковы треклятой нынешней современности.
Ну а потому и нашлось предостаточно охотников их столь спешно всем уж миром разом спешно разорвать.
А тот еще старый, праздной мыслью снизу доверху пропитавшийся мир вовсе не был обучен сам за себя отчаянно и до чего столь сплоченно бороться плечом к плечу, не выставляя при этом совсем никаких острых локтей…
И то был именно тот постепенно им нажитый и житейски приобретенный, а вовсе никак так не врожденный и весьма столь нестерпимо до чего только отвратительный его недостаток.
А потому и была та прежняя, в тот еще самый наиболее критический для нее момент уж и близко вовсе так совершенно нерасторопная жизнь всецело ведь без тени сомнения бестрепетно вытеснена илистым мутным потоком всех тех новых житейских веяний.
Причем во всем том, несомненно, была столь истинно немалая часть весьма горькой и исключительно безутешной суровой вины всего того ныне полностью прежнего чересчур самозабвенно умиротворенно житейского существования.
И ведь произошло это все подобным образом, собственно говоря, именно потому, что вся система той прежней дореволюционной жизни попросту столь явно дала необычайно глубочайше широкую трещину.
А именно потому и суждено ей было разом так сходу ухнуть в ту самую до чего совершенно же невообразимо бездонную пропасть сущего кровавого безвременья.
Та жизнь была чересчур сказочно величава, питалась собственными соками и знать не хотела свое же ее родное и совершенное темное духом простонародье.
Но при этом их всецело угнетало нисколько так совершенно вовсе совершенно бесправное его положение, но никак при этом не тех отдельных людей, а всей той аморфной серой массы, которую надобно бы только лишь всецело радостно просветить ярким светом высших истин.
Интеллигенция того времени была излишне промозгло идейна чужими и чуждыми мыслями всяческих заграничных или сбежавших из России куда только явно весьма вот подальше бродячих умом философов.
А потому и нет ничего удивительного в том, что она попросту совершенно не справилась с тем пожаром, что был раздут в России двумя первыми войнами с макушки до пят затем еще всегдашне кровавого двадцатого века.
И если японская авантюра подорвала веру в царя и могучее отечество,  то Первая мировая и наточила затем топор, которым и была впоследствии снесена буйная голова излишне доверчивого (по отношению к союзникам), в единый миг бесславно обезглавленного царского самодержавия.
И уж вящей причиной тому было, в том числе и то, что великая война была чрезвычайно весьма и весьма разорительна для всей уж тогдашней российской экономики.
Да и вообще заеденные вшами людские массы годами гнили непонятно за что в узких щелях окопов. Их вовсе совсем не требовалось к чему-либо яростно призывать.
Они уж и сами были полностью готовы ко всему самому наихудшему во всей той где-либо только ведь еще существующей человеческой природе.
А между тем та царская, самим Господом Богом на трон помазанная власть при любом же раскладе всегда так стремилась до самого конца всеми силами отстаивать совершенно абстрактные общеевропейские интересы.
А это и погубило все надежды России на действительно светлое и небольшевистское будущее, раз вот донельзя оно раскалило с давних пор исподволь подогреваемые левой интеллигенцией лютые народные страсти.
И это притом что вся идеалистическая убежденность в некоем нерушимом общеевропейском содружестве интересов и амбиций могла существовать разве что в том столь этак отъявленно заносчивом воображении некоторых явно совсем недалеких наивысших чинов тогдашней Российской империи.
Им льстили возвышенные и напыщенные речи всех тех европейских государственных мужей, что были ныне вознесены на самый гребень общемировой истории.
Однако уж все те их замечательные и прекрасные намерения были нисколько неосуществимы без более-менее полноценной перековки всего того, что долгими веками копилось внутри столь необъятно и впрямь широкого, словно море общественного сознания.
К тому же лидеры европейских цивилизованных государств явно аккумулировали в самих себе все наиболее отрицательные свойства столь плотно окружающего их общества, а как раз потому и весьма искусно им в то время полностью удавалось столь невозмутимо надежно прикрыть сугубо собственнические шкурные интересы всем тем мишурным блеском своего исключительно слащаво-высокомерного лицемерия.
А между тем дабы этот мир и вправду переменился к чему-либо действительно лучшему, следовало исключительно так и впрямь многозначительно взвешенно и постепенно соскрести с него позолоту священных принципов, а вместо них заставить его приобрести принципы вполне милосердные и общечеловеческие.
Разнузданная и воинственная дикость должна была в нем всенепременно сгладиться внутренней самодисциплиной и возвышенной культурой.
Однако господа либералы в условиях невероятно «затхлой и бесцветной» дореволюционной жизни столь так решительно некогда собирались переменить всю жизнь народа, попросту именно что нахлобучив ему на голову шляпу из теоретически верных благих идей и неистово яростных дум.
А между тем любые воинственно праздные слова разом уж лишали толпу хоть сколько-то ей еще исконно свойственного духовного зрения.
И от всего того извне навязанного простонародью прозрения ему и впрямь более чем наглядно затем довелось узреть разве что только все те цепи исключительно же непристойно прискорбного их повседневного положения…
И ведь никак не могла людская масса при такого рода делах не стать неистово и слепо, безлико буйной.
Да и как оно вообще могло быть иначе, раз ее тогда


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Показать последнюю рецензию
Скрыть последнюю рецензию
Рецензируемая статья притязает на "вполне беспристрастный анализ" российской контрреволюции. Анализ - это метод исследования, характеризующийся выделением и изучением отдельных частей объектов исследования. В рецензии будут анализироваться отдельные предложения.

"Наиболее острой, да и обильно кровоточащей, проблемой всей российской контрреволюции, само собою, являлось именно то, что она столь безнадежно разом погрязла в той еще стародавней, беспардонно бесстыжей имперской коррупции."

Надо было бы выделить, если не все, то хотя бы главные проблемы контрреволюции, а потом указать на самую острую из них.

Необходимо пояснить, что такое имперская коррупция. Коррупция, свойственная империям? Или это особый вид коррупции, свойственный империям? Или же подразумевается то, что нет империй без коррупции, что коррупция свойственна всем империям? Или даже, что коррупция свойственна только империям?

Предложение это означает, что проблемой контрреволюции является то, что она СТОЛЬ БЕЗНАДЕЖНО РАЗОМ застряла в коррупции. Необходимо было бы пояснить степень безнадежности и степень одновременности (столь разом) застревания в коррупции.

Почему такая безнадежность (какая?) и такая одновременность (какая?) застревания в коррупции - самая острая проблема САМО СОБОЮ? Безнадежность и одновременность застревания еще не подразумевает "само собою" наибольшей остроты проблемы по сравнению с другими проблемами.

Почему проблема эта кровоточащая, да еще и обильно кровоточащая? Если это метафорический эпитет, то он неуместен в беспристрастном анализе, как неуместны и эпитеты вообще.

"Беспардонно бесстыжая" - дублирование смысла, поскольку "беспардонный" и "бесстыжий" означает одно и то же. Можно было бы и использовать для усиления эмоциональности, но и эмоциональность неуместна в беспристрастном анализе.

"Оная по самому непосредственному и прямому праву наследования ей уж досталась именно от столь внезапной и скоропостижною смертью скончавшейся православной монархии."

Итак, коррупцию контрреволюция унаследовала от монархии.

Термин "православная монархия" нуждается в определении. Хотела я узнать, что это такое, но словосочетания "православная монархия" в интернете не нашла.

Если пишете, что монархия "столь внезапной и скоропостижной смертью скончавшаяся", то нужно рассказать подробнее, насколько внезапна и скоропостижна была смерть монархии.

На этих двух предложениях заканчивается рассмотрение коррупции как в монархии, так и в контрреволюции. Проблема коррупции выделена и тут же забыта, то есть не изучена и, следовательно, не проанализирована.

Думаю, что и мой анализ можно закончить на этих двух предложениях.

Весь текст слишком насыщен эпитетами, чтобы называться беспристрастным.

В тексте отсутствует анализ явления "российская контрреволюция". Это явление не рассмотрено ни в целом, ни по частям.

Это не анализ, это поток сознания - «поток, река, в которой мысли, ощущения, воспоминания, внезапные ассоциации постоянно перебивают друг друга и причудливо, "нелогично" переплетаются». Статью так и следовало бы назвать: "Поток сознания на тему российской контрреволюции".


Оценка произведения: 6
Алёна Шаламина 19.05.2020
     16:20 01.06.2020
Класс! Я давно искала что-то подобное:)
     01:17 10.01.2017
1
Труд солидный.
Книга автора
Это я уже знала 
 Автор: Тиа Мелик
Реклама