Произведение «Жизнь и смерть» (страница 1 из 9)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 252 +1
Дата:
Предисловие:
Артистка умерла в расцвете лет.
Смерть сделала ее бессмертной...

Жизнь и смерть

                                                                             
  Актриса стерла с себя мыльную пену, бросила полотенце на пол, вытерла ступни и, не одеваясь, вышла из ванной. Ходить нагишом – любимое занятие, а сейчас и насущная необходимость. Так прохладнее, свежее. Август в Калифорнии – самое жаркое время года, даже кондиционеры не спасают. Они гудят в каждой комнате, будто сопровождают Актрису восхищенным шумом. Как давно она не слышала возгласов восхищения?
  Пожалуй, с той поездки в Корею восемь лет назад. Она приехала поддержать американских солдат. Едва вышла из самолета - толпа мужчин в военной форме загудела и протянула к ней руки, будто к божеству. Потом ее несли на руках до машины, как ожившую статую Мадонны. Если бы она повелела – они бы и машину подняли и понесли. 
  Они любили ее, она любила их в ответ. Любовь окрыляет и вдохновляет. Она пела для них так, как никогда ни для кого не пела. Когда она подергивала плечами, грудь ее колыхалась под платьем – трюк, сражающий мужчин наповал. Да, если бы ее выставили перед корейцами, она бы и их сразила – без применения оружия…
    Актриса улыбнулась, вспоминая. Гул восторга стоял над полем, заглушая рев самолетов. Каждый из присутствующих был готов отдать жизнь за ее поцелуй. Да что там поцелуй – только за счастье прикоснуться к платью.
  Обожание, которое не снилось Лане Тернер…

  С фотографиями Ланы американские солдаты уходили на войну в Европе. С фотографиями Актрисы американские солдаты уходили на корейскую войну. Она  приехала как раз через пару месяцев после выхода первого номера «Плейбоя», где украшала собой обложку. Тот номер разошелся миллионными тиражами, в том числе среди военных. Особенно среди военных.     
    Когда тебя любят миллионы, не любит никто. 
  Чужие мужчины носили на руках, а собственный муж бил по щекам и сломал ей палец. Разве это любовь? 
  Ну, не надо о печальном. И без того в голове треск, будто крутятся вхолостую бобины кинопроектора. В коленках дрожь, будто целый день бегала на каблуках. Сейчас бы налить обжигающе-холодного шампанского и устроиться с ногами на диване где-нибудь в укромном уголке этого уютного, недавно приобретенного ею гнездышка в мексиканском стиле.
  Она подсмотрела стиль у своего психолога и захотела такой же. По-деревенски простой и практичный: маленькие комнатки, низкие потолки, из гостиной выход сразу в сад. Усадьба окружена плотной, зеленой изгородью. Можно выбегать нагишом и прыгать в бассейн – никто не увидит, не сфотографирует, не опубликует. Можно дурачиться, строить рожи, облизывать пальцы после еды, заниматься гимнастикой или кататься по траве. Можно ходить в том, что удобно, а не модно. Можно быть собой, а не актрисой.

  Ей предлагали купить дом в колониальном стиле, как в фильме «Унесенные ветром»: перед входом колонны – толстые, как ноги слона, за входом лестница – широкая, как для королевских приемов, окна гигантские – как экраны, потолок в три этажа, сверху спускается хрустальная люстра весом в тонну…
  Отказалась. Для чего это великолепие? Для кого? Актриса одна. Ни мужа, ни детей, ни даже собаки. Мечты, унесенные ветром…
  Не нужны ей этажи, колонны, балконы, лестницы. Всей этой пышности хватало в отелях, где она жила постоянно… но временно. Захотелось обзавестись, наконец, собственным жильем.
  Калифорния – бывший мексиканский штат, найти желаемое не составило труда. Актриса купила дом всего несколько месяцев назад, но уже привыкла, будто к родному. Чувствовала себя хозяйкой, а не гостьей, которой рано или поздно придется освободить помещение. И не пчелкой, обитающей в большом человеческом улье-небоскребе, которых понастроили по всей стране. Америка сходит с ума по небоскребам. Только не Актриса. Квартиры – как соты, где постоянная возня. Ни покоя, ни отдыха, все друг у друга на виду и постоянно спешат куда-то.
  Актрисе не надо никуда спешить. Лучше не торопясь ходить босиком, впитывать прохладу плиточного пола, подставлять себя под волны кондиционера, представляя, что это волны океана… Будь сейчас ночь, она с удовольствием вышла бы за дверь, пробежалась по каменной дорожке вокруг бассейна, нырнула бы в его аквамариновую глубину. Однако, солнце еще не зашло, а подставлять свое нежное, белое тело под горячие лучи – глупость, не простительная даже блондинкам.     

  Кажется, головная боль стала проходить. Или, во всяком случае, уменьшилась. Проклятая мигрень, наказание, которое она обречена нести до конца жизни! Из-за этого Актриса просидела дома четыре дня, хотя должна была сниматься в очередном фильме. Неудобно перед режиссером, тем более, что взаимное сотрудничество не заладилось с самого начала.
  Но разве ее вина в том, что испытывала боль? За последние два года перенесла столько, что не каждый выдержит: чистка после выкидыша, воспаление легких, операция на желчном пузыре. К физическим ранам добавились душевные: предательство мужа, неудачи с собственной киностудией, критика врагов, непонимание коллег…
  Не успевала отдохнуть, отвлечься, как опять надо бежать - или на концерт, или на интервью, или на фотосессию. Делать то, что не хочется или даже противно. Недавно пришлось ехать на открытие какого-то футбольного матча. Не припомнит – кого с кем и зачем позвали именно ее... А отказаться нельзя: один раз откажешься, другой не позовут. Забудут. Задвинут, как ящик стола, закроют и ключ потеряют…
  Теперь вот по контракту обязана сниматься. В роли, которую не понимает, не чувствует.
  Когда что-то делаешь без чувства, ничего хорошего не получится.
  Через неделю съемок ее увезли на скорой прямо со студии. Грозил разрыв контракта и неустойка. Едва вышла из больницы – возвратилась к работе. Чтобы скорее поправиться, опустошала медицинские флаконы, горстями глотала таблетки. Облегчения не наступало. Она опаздывала к началу съемок, забывала текст, ругалась с персоналом.
  Режиссер, черствый пень, не пожелал войти в положение, учесть прошлые заслуги звезды экрана. Сам любитель заглянуть в  бутылку, он частенько засыпал во время сцены, однако, имел наглость обвинять ЕЕ в злоупотреблении спиртным.

Без всяческих доказательств. Расплывчатый взгляд, неловкие движения, заплетающийся язык были следствием чрезмерного употребления обезболивающих.
Таблетки гасят не только боль, но и талант, однако, отказаться от них Актриса уже не могла. Иначе завыла бы пострашнее подводного чудовища из фильма «Тварь Черной Лагуны». В котором ей, кстати, предлагали сниматься, но она отказалась по причине психического состояния после развода. Участвовать в фильме ужасов, когда в личной жизни сплошной ужас – это уже слишком.
Отказалась, потом пожалела. Фильм получился сенсационный…
А этот вряд ли получится даже просто успешным. Сценарий слабый, бюджет небольшой, героиня какая-то скучная…
Или это Актриса скучная?
А кто бы веселился в ее положении? По роли требуется порхать бабочкой, а к ногам будто гири привязаны, швы от операций ноют, голова распадается на части, как арбуз, упавший на асфальт… Вдобавок бестолковая съемочная группа. Действуют на нервы. Гримерша хлопает по щекам, накладывая грим, техники ослепляют софитами. Главное же зло – режиссер. Вечно ворчит, вечно недоволен. С утра собственной трезвостью, после ланча и стакана виски - всем остальным: погодой, сценой, декорациями. И постоянно - ее игрой.

В обстановке ненависти не рождается вдохновение. Шедевр на основе непрофессионализма не создают. Для хорошей игры Актрисе необходимо ощущать если не обожание, то по крайней мере симпатию со стороны команды. За лучик сочувствия она принесла бы себя в жертву, расцвела бы, разыгралась бы. От ненависти же она увядает, как роза от ядовитого дождя…
Актриса остановилась, смахнула капли душа с плеча. А плечи надо бы расправить… Глянула на себя в зеркало, выпрямила спину, кокетливо передернула плечами – точно так, как в фильме «Река, не текущая вспять». Это движение она подсмотрела у Джинджер Роджерс. Когда та на экране пела, танцевала и передергивала плечами, мужская публика в зале взрывалась. Очень сексуальное движение. Если еще добавить победную улыбку открытым ртом – находка самой Актрисы, мужчины падают, как подстреленные.
Улыбка – ее оружие, но сейчас вместо победной получилась вымученная. Актриса нахмурилась. Зеркало – ее враг. Злой и беспощадный. Выставляет напоказ морщины, темные круги под глазами, начавшую обвисать кожу на щеках. А ей нельзя стареть. Старая и страшная она никому не нужна. Она и сейчас-то никому не нужна – молодая и красивая.
Если не нужна, лучше умереть. Так же эффектно, как в фильме «Ниагара»: она лежала на палубе корабля, раскинув руки как крылья - безгрешный ангел… Загадочный силуэт в голубой дымке ночи…
Нет, она опоздала умереть молодой. Значит, надо жить и добиваться исполнения мечты. Мечта – играть не глупых блондинок, которых навязывает студия, а серьезные, драматические роли. Грушенька из «Братьев Карамазовых». Бланш Дюбуа из «Трамвая «Желание». Пока еще есть время, пока не выглядит старухой…
Хотя, кажется, недолго ей осталось прилично выглядеть.
Жестокое зеркало…

Актриса отвернулась от себя, отправилась дальше бродить по комнатам. Со стен глядели ее портреты – улыбающиеся, счастливые, здоровые.  Зеркала – враги, фотографии – друзья. Там она все еще самая обворожительная женщина Америки, секс-символ, предмет мужского вожделения. Другим актрисам далеко до ее популярности. Даже Лиз Тейлор, заполнившей страницы глянцевых изданий. Чтобы «прогнать ее с обложек», Актриса недавно согласилась на обнаженную фотосессию для «Vogue». Журнал разошелся за считанные дни. Не так уж плохо она выглядит, как сама о себе думает.
Надо меньше думать…
Вернее – больше думать о хорошем. Что хорошего произошло в последние дни?
Мысли возвратились к произошедшему на съемочной площадке. В работе она перфекционистка. Или делать идеально, или никак. Идеально не получалось, никак – не ее метод. Фильм не шел, назревал скандал, крупный, болезненный и противный, как гнойник на глазу. Однажды гнойник прорвался: режиссер с Актрисой поругались, нецензурно наорав друг на друга. Она даже подумывала разорвать контракт, несмотря на финансовые последствия.
Спасла положение ее тренер по актерскому мастерству Пола. Она была профессионалом не только в актерском деле, но и в съемочном процессе. Остановка фильма – ни в чьих интересах. Пола предложила режиссеру выход: не делать крупных планов Актрисы и в дальнейшем снимать «мягким» фокусом – он давал эффект легкой дымки, позволявшей скрыть последствия бессонниц и передозировок. Режиссер согласился, но со своей стороны потребовал, чтобы Пола постоянно присутствовала на площадке. С того момента общался с Актрисой исключительно через нее, как через переводчика. 

Компромисс


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама