Произведение «Жизнь и смерть» (страница 7 из 9)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Рассказ
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 299 +1
Дата:

Жизнь и смерть

авиационной фабрики до самой известной и обожаемой женщины Америки. Сама себя создала.
То же Джон. Он был лидером – и в политике, и в постели. Ставил цели и добивался. Добиваться – отличительная черта мужчин его семьи, крепкой, как сжатый кулак, сплоченной наподобие мафиозного клана. Отец-основатель Клана Джозеф говорил сыновьям: «Мы не хотим иметь проигравших среди нас. Быть вторым или третьим не считается. Вы должны выигрывать». 
Чтобы выиграть президентскую гонку, Клан пригласил Актрису. Она честно отработала для Джона и его избирательной кампании: днем – своей популярностью, ночью – своим телом. Она ждала благодарности и обещанных благ, а он… просто взял и бросил ее, вернее – сначала передал брату Роберту, а тот попользовался и уже окончательно выбросил, как испорченный избирательный билет.
Она еще на что-то надеялась, но однажды случайно подслушала разговор двух братьев.
Один спросил:
- Ты же не собираешься на ней жениться?
Другой ответил:
- Конечно, нет. Нельзя голливудскую шлюшку делать первой леди Америки. Нас не поймут в мире.

Актриса не поверила своим ушам. А не эта ли «шлюшка» помогла ему сесть в президентское кресло? Не она ли ради него, забыв про собственное здоровье,  таскалась в самолетах по всей Америке, пела, танцевала, разбрасывала улыбки, как розы, по которым он прошел в Белый дом? А теперь, когда цель достигнута, стала не нужна?
Она тогда разозлилась, как кошка, которой наступили на хвост, чуть не набросилась с когтями на обоих братьев. Нет, они ее еще не знают. Она не бездомный котенок, которого позвали, накормили и опять выставили на улицу. Она закаленный в жизненных испытаниях боец. Не даст затоптать себя, как выкуренную сигару. Отомстит, но не по-американски грубо, а по-французски изящно. Это будет «сладкая месть»: она покажет – кого ОН потерял, и уйдет, но не хлопнет дверью, а оставит приоткрытой.
Для Джона.
Подобно каждой влюбленной женщине, она оправдывала того, кого любила. Он бросил ее не по своей воле, а из политических соображений. Но пусть весь мир узнает кто есть кто. Актриса - его настоящая любовь и вдохновительница, а Джеки - так, всего лишь постоять рядом на фотографии.
Актриса осуществила «месть» на дне рождения Джона. Надела обтягивающее платье телесного цвета, со стразами, без нижнего белья. После объявления своего выступления она по-королевски заставила себя ждать, но недолго, только чтобы поволновать публику и ТОГО, для кого старалась.

Когда она вышла на подиум, зал ахнул и затих. Под лучами прожекторов стразы сверкали ярче настоящих бриллиантов. Казалось: светится не платье, но ее тело – идеальное, будто выточенное из слоновой кости.
Она сияла. И стразами, и глазами. Ослепленная прожекторами, она не видела публику, но ощущала ее внимание и восхищение. Она любила, когда ее любили.
И хотела, чтобы ОН снова ее полюбил…
Она пела «С днем рождения, мистер Президент!» со вздохами, стонами, томными взглядами, будто занималась с ним сексом на глазах у тысяч зрителей…
Чего же добилась?
А ничего. Скорее потеряла, чем получила. «Сладкая месть» не удалась. Джеки приказала киностудии расторгнуть контракт с Актрисой. Президент и его брат приказали секретаршам не отвечать на ее звонки. Они-то достигли желаемого – взобрались на самый верх, а ее сбросили, чтобы не мешалась под ногами.
Падать с вершины всегда больно, падать не по своей вине  больно вдвойне. При падении ее переломало, перекорежило. Она лечила телесную боль таблетками, душевную алкоголем. Удовольствие получала лишь от  мороженого и тортов. Полнела, худела, уходила в безумие, возвращалась и – много-много думала. Искала – где сделала ошибку.
И не находила.

Вспоминала годы, проведенные рядом с семьей будущего президента. Первую встречу с Джоном. Его восторженный взгляд, когда он увидел ее в гостях у своей сестры на вилле в Малибу. Он смотрел, не отрываясь. Даже стало неловко - ей, привыкшей к мужским желающим взглядам. Они провели вечер вместе, но уехали врозь.
На другой день он позвонил, пригласил и… Началась жизнь, как сказка. Как фильм, в котором она играла саму себя. В котором многое переплелось: политика, чувства, шпионские страсти. Они тайно встречались - всегда в разных местах. Убегали от агентов ФБР, которым было приказано следить за каждым его шагом. Оторвавшись от слежки, они смеялись над глупыми агентами и собственными кличками в досье: он «орел», она «соломенная голова». И любили… любили друг друга – так, как ни в одном фильме, ни в одной жизни…
Любовь – это доверие. Джон настолько доверял Актрисе, что вел в ее присутствии телефонные разговоры, которые транслировались по защищенным каналам, брал с собой на политические встречи в узком кругу. Он не обсуждал С НЕЙ политические вопросы, но обсуждал ПРИ НЕЙ. И даже иногда использовал ее в своей игре. В роли международной шпионки.

Захватывающе! Такое ни один режиссер не предложит. Задание: поехать на Кубу, очаровать Кастро и… не убить, но убедить его сменить курс – с коммунистического на капиталистический.
Задание она провалила, зато провела незабываемые дни в тропическом раю. Кастро принимал ее, как королеву мира, а потом отправил домой на своем личном самолете. На частном аэродроме Клана ее встречали с почестями, как посла Америки, важную персону.
Она и чувствовала себя важной персоной. Находилась среди людей, занимавших высшие посты в Америке, слышала их разговоры, была в курсе их секретных операций и думала, что имела право на большее, чем только спать с президентом.
Она вошла в состав политической элиты страны, но желала большего – войти в состав президентской семьи. Сначала она тонко намекала, потом открыто говорила Джону, потом стала требовать, однажды настолько потеряла самообладание, что  схватилась за нож… 
И вдруг все кончилось, будто кинолента порвалась. Ни встреч, на приглашений, ни звонков, ни ответов на звонки.
Актриса не понимала. Почему с ней обошлись небрежно, как с использованным бумажным стаканчиком? Почему после стольких лет взаимоприятного и взаимовыгодного общения ее отторгли – без объяснений, без извинений?
Ну хорошо, Джону должность не позволяла без конца  жениться-разводиться, но Роберт же мог. Генеральный прокурор, второй человек в стране - Актриса бы согласилась. Стала бы ему помощницей и верной женой, а его семерым детям – доброй мачехой…
Не понятно, чего им еще надо? Она же делала все, что они просили. А когда она попросила, даже не удостоили ответом.

Другие мечтали хотя бы прикоснуться к ней, а эти двое не оценили эксклюзивного подарка! Значит... Значит вся ее привлекательность – иллюзия, не стоящая приглашения в ресторан или хотя бы объяснения по телефону?
Нет, не в этом дело. Она слишком увлеклась и забыла одну вещь.
Клан не принимает чужаков…
Возможно, она слишком серьезно восприняла свою роль, слишком хорошо сыграла… нет, не сыграла – прожила. И не догадывалась, что была всего лишь пешкой в их игре.
Быть пешкой обидно и больно.
Больно до сих пор. Проклятые мужчины. Похоже, им нравится наносить ей раны. Когда-нибудь они добьют ее… или убьют…
Слезы набухли и потекли по вискам на подушку. В груди билось сердце… нет, злость, и требовала выхода. Актриса приподнялась, схватила пустой бокал из-под виски, бросила в стену.
Бокал разлетелся на кусочки.
Ее мечта разлетелась на кусочки.
Стало холодно. И пусто внутри, как в спальне, которую она так и не обставила. Кроме кровати и ночного столика – ничего. Ни картин, ни часов, ни цветов. Сумки, вещи брошены на пол, будто она здесь не навсегда, как дома, а временно, как в гостинице. 
Она здесь временно… Она везде и со всеми была временно…

Дом – это крепость, говорили англичане. Это нечто основательное. Место, куда можно спрятаться. Если у тебя есть дом, семья, тебе никакие несчастья не страшны. Ты справишься. Потому что когда ты не одинок, справляться легче. Актриса всегда была одинока и пока была молода, сильна – справлялась в одиночку. Но когда-нибудь наступает момент, что даже самому сильному человеку требуется помощь. Требуется поддержка.
Лучшая поддержка – это семья. Актриса видела: Клан  Президента стоял за своих членов как крепость. Она хотела, чтобы они так же стояли за нее. Хотела чувствовать себя нужной, любимой, необходимой, защищенной. Хотела спрятаться в их крепости от невзгод, а ее сначала поманили, приласкали, а потом выставили за дверь…
Удар, от которого она и через год не оправилась. Этот год прожила, как в кошмарном сне. Перестала трезво соображать, принялась за старое: нервы лечила алкоголем, душу – успокоительным. Возможно, неправильно, возможно, надо было по-другому: нервы – докторами, душу  впечатлениями? Кто теперь разберется...
Она выплывала из забытья, смотрела на календарь и удивлялась – как быстро летело время. Дни и даже недели выпадали из памяти. В периоды трезвости она еще что-то делала: куда-то ходила, кому-то улыбалась, с кем-то болтала. Сделала «голую» сессию для Vogue – чтобы публика увидела, что она еще жива и по-прежнему красива. Пусть увидит ОН и пожалеет, что бросил. Пусть позвонит и попросит вернуться…

А не позвонит, она знает – что делать. Она их припугнет. Пообещает раскрыть вещи, которые они хотели бы навсегда оставить в тайне. Это тайны Клана - про грязные методы во время избирательной кампании. Как подкупали элиту демократов, чтобы те выступили за выдвижение Джона кандидатом в президенты. Как подкупали бухгалтера Никсона, чтобы тот раскрыл направление денежных потоков конкурента. Как подкупали избирателей штата Иллинойс, чтобы проголосовали «как надо». Как подкупали избирательную комиссию штата Техас, чтобы тысячи билетов за Никсона признали недействительными.
А также про тесные связи Клана с чикагской мафией. Глава ее Сэм Джанкана был частым гостем в доме отца Джона. Актриса лично подносила ему его любимое шотландское виски. Они думали – она красива и тупа, как мраморная столешница, за которой они обсуждали свои дела: про подкупы влиятельных политиков, про взаимное сотрудничество в сфере казино, про планы убийства Кастро и тому подобное. Они ее недооценили. Она все видела, запоминала, а потом записывала в дневник – вот он, под подушкой.
В самом начале избирательной компании отец-основатель Клана спросил сына: «Сколько тебе нужно денег, чтобы победить?».
И не поскупился.

Да, победа была куплена, а не выиграна. Сам Джон, когда проснулся на следующий день, назвал ее чудом. Если откроются подробности, Америка будет потрясена. Разразится скандал и, скорее всего, назначат новые выборы. Тогда уже Джону победы не видать.
Но это еще не все. В дневнике Актрисы – про ее роль в его избирательной кампании и его с ней связь. Она не постесняется раскрыть интимные подробности их


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Реклама
Праздники