Произведение «Окаменелые сердца, или медуза Горгона, ч. 2 , гл. 12» (страница 4 из 5)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Читатели: 160 +2
Дата:

Окаменелые сердца, или медуза Горгона, ч. 2 , гл. 12

как только я разозлилась на священника, злость придала мне силы, и я прозрела.
  - Значит, вам сатана, а не Бог помог: Бог злым мало помогает?
  - Нет, мне помог именно мой Бог, отец Саваоф, именно Он помогает свято верующим в Него и Его заповеди и не знающим иного бога, кроме Него.
  - А кто же навел на вас слепоту в церкви? Разве не Тот же отец Саваоф за отсутствие веры в Его Сына, Иисуса Христа?
  - Да, навел Он, но по другой причине. Когда я смотрела на икону Иисуса Христа, то увидела столько доброты и нежности в Его глазах и выражении лица, что глубоко усомнилась в правильности своей веры и подумала: может быть, Иисус Христос действительно Мессия, тот Бог, мой Бог, о Котором говорили и писали Моисей и пророки. Вот за это и поразил меня отец Саваоф слепотой: «Я – Господь Бог твой, да не будет у тебя других богов, кроме Меня». А помог мне это понять тот священник, который отказал мне в спасительной литургии и причастии из-за соблюдения формального устава богослужения. Значит, для Иисуса главное – соблюдение устава церкви, а не милосердие к человеку, подумала я, значит, истинно милосерден только один Бог, Отец Саваоф.
  - Нет, Лариса, вы все это не так поняли.
  - А как же иначе: я все это сердцем чувствую.
  - В том-то и дело, что вы Бога не сердцем, а умом ветхозаветным чувствуете и забываете, что Бог Саваоф Сам благословил и явил Иисуса Христа как Своего Сына и Мессию своему крестителю Иоанну. Ветхий завет тем самым благословил Новый завет, сам отец Саваоф благословил тем самым и своего Сына и Его Новый завет.
  - Но ведь в Старом завете этого ничего нет….
  - И не может быть, как не может явиться сын перед рождением матери, - все раскрывается во времени.
  - Тем не менее, я прозрела, и тут не может быть сомнений: я все события в церкви поняла правильно.
  - Я по-другому это понимаю.
  - Интересно, как?
  - Физически вы ослепли тогда, когда смотрели в церкви на икону Иисуса Христа как на другого бога, забыв, не видя, что Иисус и есть отец Саваоф, но только в земном, человеческом образе. Вы знаете Новый Завет и вспомните, как Иисус ответил на просьбу апостола Филиппа показать ему Отца: «Видевший Меня видел Отца….».  Так что ваше пренебрежительное отношение к образу Иисуса Христа, Его иконе, явилось пренебрежением и к самому отцу Саваофу. Вина ваша была в том, что,  зная Новый завет, вы, по своей духовной слепоте, выразили невольно пренебрежение к самому Богу, в которого свято верите, а это большой грех. Если бы вы не знали Новый завет, то греха бы не было.
  - Значит, Отец Саваоф и Иисус Христос – одно и то же?
  - Да, Иисус Христос – воплощенный в человека Отец Саваоф, то есть Сын Его, не теряющий при этом свою божественную сущность: «Сей есть Сын Мой возлюбленный, в котором Мое благоволение»  – говорит Бог-Отец в «Богоявлении». Далее в Евангелии от Иоанна Христос говорит, что Отец в Нем, а Он – в Отце, поэтому говорит Он и творит не от Себя, а делает это Отец, пребывающий в Нем.
  Физически вы ослепли и потому, что ни многовековая история христианства, в которой собраны действительные свидетельства верующих людей о помощи и спасении через Иисуса Христа, ни победное шествие христианской церкви через падения и страдания, в силу вашей духовной слепоты, не доказывают вам истинность существования Иисуса Христа как воплощенного Бога, значит, и святой Богоматери как Его родительницы и святых исповедников и мучеников, добровольно отдавших свою жизнь за Христа. Вот вы и ослепли физически, так как были слепы духовно, от чего явно испугались и запаниковали. Но Господь Иисус Христос милостив, поэтому он не ослепил вас навсегда, надеясь, с помощью этого наказания, привести вас к Себе, как Он это сделал с гонителем христиан Павлом, которого не только привел к вере, но и сделал верховным апостолом.
  Лариса помолчала, потом сказала:
  - Как это сложно все, Павел, а ведь Христос говорил, что «бремя» Его «легко»?
  - Говорил, но это для тех, кто понимает Его и исполняет Его заповеди и в этом выражает единственно истинную, по Его словам, любовь к Нему.
  - А я все-таки буду служить только одному Богу, отцу Саваофу, ведь именно этого Он требует в своих заповедях, в которых и слова нет об Иисусе Христе, Его Сыне.
  Я молчал: плетью обуха не перешибешь, недаром Господь Иисус Христос говорил: «…ибо огрубело сердце людей сих и ушами с трудом слышат, и глаза свои сомкнули, да не увидят глазами и не услышат ушами, и не уразумеют сердцем…». 
  Но все-таки я никак не мог понять эти мгновенные преображения Ларисы в ужасающую Медузу Горгону, хотя, возможно, это было только в моем мозгу и к внешней реальности не имело никакого отношения.
  Лариса взяла стул и села напротив меня. Пристально посмотрела на меня и вдруг сказала:
  - Вы знаете, Паша, а те, у кого совсем нет зубов, вполне нормально могут жевать деснами. Десны со временем отвердевают, как камень, и вполне сносно все пережевывают. А ведь хорошо, не правда ли: не нужно ходить к стоматологу, зубы не болят, потому что их попросту нет?
  - Да, - я улыбнулся.
  - Знаете, Паша, я вам честно признаюсь, что неверие мое в Иисуса Христа и Новый Завет связано еще и с тем, что Он зовет людей в Царство Небесное, которое бесплотно, там нет привычных нам земных вещей, природы, привычных для нас человеческих отношений. А я человек сугубо практический: только молиться Богу и ощущать сладость от Его лицезрения, но ничего при этом не делать я не могу…. И в земной жизни Христос требует отказаться, фактически, от всех ее благ и привязанностей: бросить отца и мать, жену и детей и следовать за Ним в Царство Божие. Иначе, говорит Господь, христианин не может называться Его учеником. Даже проститься с родными он запрещает своему новому последователю, так как такой человек становится ненадежен для Царствия Божия и вечной жизни. А как понять Его призыв не заботиться о своем пропитании и одежде, сравнивая человека с лилией, которых Господь одевает шикарнее царя Соломона? Нет, такое учение жизни меня не устраивает, да и вряд ли кого устроит.
  - Нет, вы не правы: вы понимаете Евангелие слишком буквально, грубо, а оно, как известно, насквозь образно. Разве Господь буквально призывает человека вырвать свой глаз или отрезать себе ногу, чтобы не оказаться в геене огненной?
  - Да, я понимаю, что этим Христос призывает не поддаваться своим страстям, близким людям и родственникам, когда они соблазняют его. Тем не менее, все эти образы, вместе взятые, призывают отречься от земной, реальной жизни и следовать путем Бога-человека, а не реального человека для достижения неведомых и вряд ли достижимых небесных благ. Все в той или иной степени рабы своих страстей, грешат и не грешить не могут… не могут потому, что не грешить значит не жить, не жить той жизнью, к которой, в основном, и предназначен человек все естеством своим.
  - Вы считаете, что объедаться и блудить – истинное призвание человека?
  - Я не это имела в виду….
  - Что же тогда?
  - Ну… например, любить не только духовно, но и заниматься сексом….
  - А это Христос и не запрещает, когда говорит: муж и жена – одна плоть.
  - Да, но Он запрещает развод.
  - Кроме причины измены, да. Но ведь семью Господь понимает как людей, соединенных между собою любовью, единым духом, мыслью, а любовь, как говорил апостол Павел, все прощает, всему благоволит, - зачем тогда развод: когда любишь – значит, прощаешь?
  - В жизни так редко бывает, таких семей вообще нет. Я, Паша, вообще их всех презираю, с их мелкой, расчетливой любовью, где каждое слово связано с употреблением денег. Мне этого не нужно: мне бы только… чтобы был со мной мужик хороший… чтобы я могла им командовать, то есть чтобы он был мой всецело, и вот тогда я для него все сделаю: ведь он мой, я им владею и буду жить для него и для Бога, буду любить их, буду счастлива, хотя бы в последние годы свой жизни.
  - Значит, для вас любовь – это власть?
  - Не только, но… а как же без власти?! Ведь он в моей власти – значит, он мой, мой мужик, и ничей больше! Все мое – его, а его – мое, помните, как говорил Христос о Боге-Отце?
  Меня опять пронизал холодок: все лицо Ларисы как бы пронизала судорога, и везде появились морщины. Она вдруг стала быстро стареть, сгибаться, превращаться в уродливую старуху, с перекошенным ртом, оскаленными клыками и распущенными волосами, которые мертвыми и засохшими змейками выпадали с ее головы равномерно с каждым ее словом. Они падали на пол, на мой стол, даже в тарелку с кашей, но… даже будучи мертвыми, ссохшимися, они тянулись и ползли ко мне, раскрывая сухие, беззубые рты, как бы желая овладеть мною навсегда. «Помоги, помоги мне, помоги мне, - тихо, но очень внушительно шипела каждая змейка, а умирающая уродливая старуха вдруг вскочила и навалилась на меня всем судорожно бьющимся телом, обнимая меня с ужасающей силой:
  - Помоги, помоги мне… будь моим, только моим… только моим!! - ревела Медуза, вцепившись в мою голову руками и раскрыв гнилую пасть, стараясь как бы заглотать меня.
  Дрожа от ужаса, я еле отвел от своей головы ее руки, с силой оттолкнул ее и выскочил из-за стола. Она кинулась на меня снова и вдруг повалилась мне в ноги, подняв к моему лицу руки и истошно вопя:
  - Пожалей, пожалей меня, Паша!!... Я ведь одна… одна… я ведь никому не нужна… никому… не нужна!!!... Ты знаешь, что это такое, Паша?!... Знаешь?!...
  Ее вопль перешел в истошные рыдания, а руки ее, обхватив мои ноги, поднимались по моему телу вверх и вверх, пока оскаленная пасть чудовища вновь не оказалась перед моими глазами. С великим трудом я вырвался из ее «объятий», оттолкнул ее от себя что было силы, она повалилась навзничь. Уже совсем ничего не соображая и не чувствуя, шатаясь в каком-то полуобмороке, я медленно двинулся на свой третий этаж, в свою комнату.
……………………………………
  Долго, долго я сидел в своей комнате то ли в тумане, то ли в дурмане и не мог ничего ни сообразить, ни что нибудь почувствовать. Много я чего видел сверхъестественного в своей жизни, но такого… такого кошмара я никогда не видел и не чувствовал. Прошло два- три часа, когда я, наконец, понемногу стал приходить в себя. Закурил, лег на кровать и почувствовал, что сейчас мне обязательно нужно увидеть Ларису, убедиться, что она осталась такой же, как прежде. И еще…. Мне нужно и на мир, на людей посмотреть… остались ли они такие же, как прежде…. И это очень, очень важно для меня именно сейчас, сейчас.
  Я докурил сигарету, запер свою комнату и вышел в коридор. Сияло ослепительное солнце, которое, казалось, пронизывало весь наш Дом престарелых, а в его свете сидели и двигались мимо меня старики и молодые инвалиды, некоторые разъезжали в колясках – везде уже знакомые лица. Я машинально прошел в столовую, надеясь найти там Ларису и убедиться, что Медуза Горгона на самом деле не существует, а только плод моей извращенной, мрачной фантазии, убедиться, что немного «ненормальная» Фира по-прежнему там и ласково лепечет и гладит сидящих там мужиков, которые сидят за столами и что-то говорят и кушают.
  Только я вошел в столовую, я почувствовал тот же дурман или туман, который несколько часов окружал меня в моей комнате. Ларисы не было, я сразу обратил внимание, но Фира и мужики сидели за столами и… молчали! Вернее, молчали только мужики,


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама