Мона Лиза - Лукреция Борджиа? (страница 1 из 7)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Религия
Автор:
Читатели: 1159
Внесено на сайт:
Действия:

Предисловие:
Недавно исследователи обнаружили загадочные буквы на зрачках Моны Лизы LV CE. Автор предлагает интересную версию расшифровки этих букв.

Ссылка для скачивания книги : "Мона Лиза - Лукреция Борджиа?":

название


На этой же странице есть ссылка для скачивания всей книги: "Мона Лиза - икона Шакти?", а также двухкадровая анимация "Мадонна в скалах"

Желающие отблагодарить автора, заодно материально поддержать его, могут сделать это, переведя на счет телефона 89639960755 ту сумму, которую посчитают нужным отправить.

Специально для тех читателей, которые ленятся скачивать pdf файл я публикую текст статьи без картинок и иллюстраций.

Мона Лиза - Лукреция Борджиа?

Мона Лукреция





------------------------------------------------------------------




"Отравительница и безжалостная убийца! Кровосмесительница, прелюбодейка, - исчадие ада и отродье гремучей змеи, дочь шакала и гиены!»

Из проповеди Джироламо Савонаролы.


…Но найду ли слова
О второй её невестке и преемнице?
Это Лукреция из рода Борджий,
Чья краса, добродетель, честь и счастье
День ото дня взрастут,
Словно юный побег на плодоносной почве.

Олово пред серебром, медь пред золотом,
Полевой пред розою мак,
Бледная ива пред зелёным лавром,
Пред бесценным самоцветом крашеный страз -
Такова будет всякая
Пред тою, кого славлю до рождения
За великий ум, за единственную красу
И за все достохвальные превосходства.

А меж теми достохвальностями,
Что почтутся в ней вживе и вмертве,
Высшее -
Царский нрав, от неё дарованный
Геркулесу и иным её сынам…

Лудовико Ариосто. «Неистовый Роланд». Песнь XIII.



Весной 1519 года она почти не вставала с постели: очередная беременность иссушила по-следние ее силы. Врачи решили вызвать досрочные роды, но у роженицы внезапно начались произвольные схватки и на свет появилась недоношенная девочка, умершая в тот же день. Из-за родильной горячки не удалось спасти и мать: 24 июня 1519 года Лукреция Борджиа умерла в возрасте 39 лет. Отпевал усопшую последний любовник Лукреции — кардинал, живший при дворе ее мужа герцога Альфонсо д′Эсте.
«Она среднего роста, с тонкими чертами, немного удлиненным лицом, у нее слегка вытя-нутый нос, золотые волосы, рот крупноват, сверкающие белые зубы; грудь белая и гладкая, но достаточно пышная. Все ее существо проникнуто добродушием и веселостью», — писал один из очевидцев приезда Лукреции в Феррару.
Известно также, что интереса к жизни Лукреция не потеряла — замок герцога д’Эсте быст-ро стал одним из самых блистательных дворов Европы. Она по-прежнему щедро поощряла дея-телей искусства, особенно художников, отдавая предпочтение тем, кто писал картины на религи-озные темы. И похоже, что страшная слава, витавшая над кланом Борджиа и самой Лукрецией, пугала немногих — в ее доме бывали великий итальянский живописец эпохи Ренессанса "Лорен-цо Лотто " (кстати, создавший прекрасный портрет хозяйки), известные поэты того времени "Никколо де Корреджо " и "Пьетро Бембо ". А великий поэт "Лудовико Ариосто " посвящает ей хвалебную октаву в своем «Неистовом Роланде». Ей удалось превзойти и стать выше своего со-мнительного прошлого, а так же падения своей семьи и смерти отца и брата. Ни один партнер не был так верен Лукреции как бисексуал, зять Франческо Гонзага, маркиза Мантуе, а так же был роман с поэтом Пьетро Бембо. Жена франческо Изабелла д′Эсте, сестра Альфонсо, по понятным причинам не приняла дружеских отношений Лукреции и относилась к ней очень прохладно. Ме-жду тем, отношения Франческо и Лукреции были страстными и сексуальными, о чем подтвер-ждает многочисленная переписка пары. Но отношения прервались, после того, как Франческо заболел сифилисом. После третьего замужества Лукреция, "удалившись от беспутных оргий пап-ского дворца в Риме, ведет в Ферраре более скромный образ жизни, окруженная блестящим дво-ром художников, ученых и поэтов.
Некоторые слухи сохраняются напротяжении многих веков, прежде всего они спекулируют на характере экстравагантных отношений между членами семьи Борджиа. Многие из них каса-ются утверждений инцеста, отравления, убийства. Реальных подтверждений этих слухов не най-дено, помимо заявления конкурентов о Борджиа. Ходят слухи так же, что Лукреция имеела набор полых колец, где хранился яд, чтобы незаметно добавлять в пищу.

Но вернёмся к картине.
Перейдём к скрытым изображениям на правом фоне картины (за левым плечом Моны Ли-зы).
Для того, чтобы лучше разглядеть их пропустим изображение через синий фильтр. Это удобно сделать графическим редактором ACD See. На следующей картинке вы можете уви-деть, как, благодаря такой несложной процедуре проступают ранее плохо различимые скрытые изображения



Наиболее впечатляет поначалу появление дракона в нижней части ( смотрите фрагмент 5). Он чем-то напоминает современного варана.
Однако первое, что производит впечатление на зрителя - это фрагмент 3. Зритель пытает-ся что - то разглядеть в элементах пейзажа и вдруг неожиданно его взгляд встречается со взгля-дом то ли юноши, то ли девушки, который (которая) с любопытством разглядывает его самого! Он (она) подглядывает за зрителем, словно через оттаявшее пятно на заледеневшем стекле. В синем цветах фрагмент лица виден особенно хорошо.
Слева от него хорошо просматривается бюст сидящего вполоборота мужчины в черной одежде. У него густая седеющая борода. Взгляд его направлен куда-то вбок, в сторону от зрителя.

Этот портрет старика очень напоминает портрет Чезаре Борджиа (справа), написанный Леонардо. В каких отношениях был художник к этим человеком?
В 1502 году, 18 августа, Леонардо да Винчи уже состоит на службе у Цезаря Борджиа, ко-торый выдает ему бумагу для свободного проезда по только что завоеванной им провинции. В этой герцогской бумаге, patente ducale, обнародованной у Аморетти и в новейшем объективней-шем сочинении Альвизи под названием “Cesare Borgia, duca di Romagna”, Борджиа приказывает всем своим подчиненным — кастелянам, капитанам, кондотьерам, солдатам — давать свободный пропуск и всячески содействовать своему “славнейшему и приятнейшему приближенному, архи-тектору и генеральному инженеру Леонардо да Винчи”. Ему поручено осмотреть местности и укрепления Романьи, производить необходимые работы за счет герцогской казны и с помощью всех подданных герцога. Герцог был уже тогда в полной своей славе, и Леонардо да Винчи знал, к кому он поступает на службу, хотя можно допустить, что Борджиа, видевший его деятельность в Милане и мечтавший овладеть не только всей Романьей, но и Тосканою, первый обратился к Леонардо да Винчи, намереваясь извлечь этого хищного гения из демократической Флоренции и воспользоваться его талантами для своих целей. Ему нужен был именно такой человек. Если бы осуществились его завоевательные планы, и он стал бы во главе огромного государства, то вот человек, способный измыслить для него такие торжества, такие пышные триумфы, которые мог-ли бы удовлетворить даже его ненасытную, разнузданную и развратную натуру. Борджиа любил всяческие парады, празднества, оргийное веселье, пьяные пиры с откровенными воздаяниями нормальной и ненормальной Венерам он был жесток и кровожаден, хотя в нем не было железной мощи давнего военного человека.
Что же это был за человек, Цезарь Борджиа?




Борджия Чезаре
(Borgia) — род. в 1474 (76 г.) в Риме, получил тщательное классическое образование в кол-легии Sapienza в Перузе и в Пизанском университете. Предназначенный своим отцом, впоследст-вии Папою Александром VI, к духовной карьере, Чезаре Борджиа 14 лет получил звание апосто-лического пронотария, в 1492 сделан Папою Инокентием VIII епископом Пампелунским, а в сле-дующем году получил от своего отца, уже Папы Александра VI, архиепископство валенсийское и кардинальскую шапку. Это быстрое и блестящее возвышение, однако, не удовлетворило често-любивого Чезаре. Красивому, атлетического сложения, красноречивому и вкрадчивому римско-му князю было больше по душе владеть шпагой, чем ходить с кадильницей. Среди рассеянной жизни в Риме в качестве раздавателя милостыни Папы Чезаре щедрою рукой покровительствовал художникам и искусству, но не переставал таить в душе честолюбивые стремления, для осущест-вления которых у неразборчивого молодого кардинала все средства были равны. Случай не за-медлил представиться. Уже давно у не выносившего какое-либо над собою превосходство и во всем желавшего стать первым Чезаре Борджиа зародилась зависть к успехам старшего брата Джованни, папского полковника и хоругвеносца церкви, возведенного испанским королем в зва-ние герцога Гандийского. Но после того, как Чезаре Борджиа бежал из лагеря Карла VIII, куда он был отдан Папой в качестве заложника, он был особенно раздражен тем, что брату его Папа дал герцогство Беневентское вместе с графствами Террачина и Понтекорво. Перед отправлением в Неаполь на коронацию короля Фридриха он пригласил брата Джованни на ужин. Весело расста-лись братья после затянувшегося далеко за полночь ужина, но для одного из них это было в по-следний раз. На 3-й день тело несчастного герцога Гандийского было вынуто из Тибра, пронзен-ное 9 ударами шпаги. Начатое энергичное расследование Папа внезапно прекратил. "Все шепо-том называли имя виновного, но никто не осмелился произнести его громко", — пишет один из современников. Подавленный преступной дерзостью своего сына, Папа был бессилен с ним бо-роться, а еще менее наказать его. С тех пор Александр VI сделался орудием безграничного често-любия своего сына, ставшего после убийства старшего брата главою рода Б. Сложив с себя кар-динальский сан и сделавшись хоругвеносцем церкви, Ч. Б. не знал пределов своим замыслам, по-вторяя вместе с своими придворными льстецами, что в самом имени Чезаре кроется предсказание великих событий: "Aut Caesar aut nihil". Политическое положение итальянских государств, каза-лось, благоприятствовало его планам. Поход Карла VIII унизил Сфорцов в Милане и Арагонскую династию в Неаполе. Медичисы были изгнаны из Флоренции. Ч. Б. задался мыслью сплотить из мелких ленных областей Романьи одно цельное, сильное государство, потом взять Болонью, Флоренцию, овладеть всею Тосканой и, таким образом прочно основавшись в Центральной Ита-лии, сделаться абсолютным монархом на всем Апеннинском полуострове. Таков был идеал, ко-торый в теории был блестяще нарисован Макиавелли, а в жизни проведен Людовиком XIII и Ио-анном Грозным, если не с меньшею беспощадной жестокостью, то с большим счастьем, чем Ч. Б. Нуждаясь в деньгах и людях для достижения своих широких планов, Ч. Б. воспользовался без-граничной к себе любовью своего отца и пустил в ход папскую дипломатию. В это время Людо-вик XII нуждался в разводе с хромоногой Жанной Французской, чтобы вступить в брак с Анной Бретанской. Ч. Б. во главе пышного посольства доставил франц. королю разводную грамоту. В благодарность за то Людовик подарил Ч. Б. герцогство Валентинуа и ежегодную пенсию в 20000 ливр., а в 1499 доставил ему руку Шарлотты д′Альбре, сестры наваррского короля. Явившись в Италию с небольшой армией в 2000 всадников и 6000 пехотинцев, завербованных во Франции, Б. скоро овладел всей Романьей. Быстро пали один за другим: Имола Форли, Чезене, Пезаро, Рими-ни и др. Жестокий и неумолимый в отношении членов феодальных родов, Ч. Б. раздавал вольно-сти горожанам, которые его дружелюбно принимали. Получив от Александра VI инвеституру на герцогство Романья (1501), Ч. Б., действуя мечом и ядом, продолжал свое завоевательное шест-вие, взял Камерино и Урбино и стал угрожать привыкшим к вольному ремеслу кондотьеров итальянским князьям. Многие из них стали соединяться в союзы, чтобы бороться с общею опас-ностью, но Ч. Б. ловко умел всякими обманами и обольщениями разъединять


Оценка произведения:
Разное:
Реклама