Ульяна Громова (страница 1 из 23)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Повесть
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 2493
Внесено на сайт:
Действия:
«Ульяна Громова»

Предисловие:
Аннотация:

Книга посвящена одному из организаторов и самых активных участников подпольной организации «Молодая гвардия» Ульяне Громовой (1924 – 1943). Это повесть о ней, её родных и близких, о друзьях и товарищах. Произведение охватывает всю короткую, но очень яркую и достойную жизнь Ульяны.


От автора

О многих молодогвардейцах были написаны книги – их родственниками или другими, тоже неравнодушными к их подвигу людьми. И было бы несправедливо, если бы Ульяне Громовой – Герою Советского Союза, одному из лучших людей в истории человечества – не была бы посвящена отдельная книга.
Возможно, это будет одна из многочисленных редакций повести, потому что рассказать об Ульяне, обо всём, чем она жила, нельзя даже в многотомном издании – её жизнь была наполнена глубоким смыслом, а внутренний мир был настоящей сокровищницей мудрости.
Вечная память Ульяне и её товарищам-молодогвардейцам.


«В человеке должно быть всё прекрасно: и лицо, и одежда, и душа, и мысли».
(А.П. Чехов. «Дядя Ваня»)

«Уля, только Уля! Меня поражает её мягкость, сочетающаяся с сильной волей, принципиальностью и непримиримостью к врагам. Сама женственность, в трудный час Громова сумела стать твёрдой и неприступной. «Человек нежней цветка, твёрже камня», – гласит пословица. Такой и была Уля».
(Елена Осипова. Ленинград.
Из опроса школьников «Кто из героев «Молодой гвардии» тебе ближе и почему?», 1984 г., VII слёт «Молодогвардейцы наших дней», г. Щёлково)

Ульяна Громова

1. Громовы

Посёлок Первомайский, или, как его называют попросту, Первомайка, уже давно стал частью Краснодона. Он имеет давнюю и славную историю.
Издавна здесь селились казачьи семьи. Один из крупнейших хуторов – хутор Сорокин – появился в конце XVII века. Первые его поселенцы занимались земледелием, животноводством, разными ремёслами. Казаки вообще были очень трудолюбивыми людьми.
В конце XIX века при рытье колодцев и погребов здесь стали находить уголь, потом начали строить шахты. Сюда устремились люди из разных губерний России, Украины и Белоруссии, а также китайцы, персы, корейцы, татары.
Жители здешних хуторов участвовали во всех значимых событиях, происходивших в Российской империи, сражались в русско-турецкой, русско-японской, Первой мировой войнах, верой и правдой служили Отечеству.
Одним из таких людей был Матвей Максимович Громов. Он был родом из Полтавской губернии. Его отец был моряком, погиб, когда Матвею было шесть лет, и мальчика воспитывал дедушка. Грамоте его не учили, семья жила в бедности, и Матвей подрабатывал пастухом. Потом служил в армии, участвовал в русско-японской войне, был несколько раз тяжело ранен, получил много наград, особенно гордился орденом Святого Георгия за спасение знамени своего полка.
После войны, отправившись на заработки в другой край, он встретил и полюбил черноокую казачку Матрёну Тимощенкову с того самого хутора Сорокина, да и ей приглянулся кудрявый красавец с усами. «Геройством своим причаровал меня, наверное, ваш батько, – говорила она позже дочерям. – Как начнёт, бывало, рассказывать, как в разведку под Мукденом ходил, как воевал с японцами, – заслушаешься». К тому же он проявил заботу не только о ней, но и о её дяде – Якове Гавриловиче, который вырастил Матрёну, её братьев и сестёр.
Молодые вскоре поженились. День свадьбы – ясный, солнечный – отчётливо запомнился им на всю жизнь. Радостные лица, запряжённая тройка лошадей, алые цветы... Невеста в длинном белом платье и жених с четырьмя орденами на груди. «Счастливая, за героя, георгиевского кавалера выходишь...» – говорили Матрёне.
Они с Матвеем заботились о дядюшке до конца его жизни. Яков Гаврилович оставил им свой дом с двумя комнатами, кухней, пристройками, большим фруктовым садом и рощами.
Матвей Максимович работал на мельнице кучером, а позже, при советской власти, – на шахте и в совхозе. У Громовых было пятеро детей: Тоня, Клава, Нина, Елисей и Уля.
По берегам речки Каменки тянулись овраги и перелески. Улочка, на которой жили Громовы, утопала в зелени садов. Дворик был небольшой, но чистый и уютный. В нём всё было просто и скромно. У дверей стояла лавочка. Мимо неё тропинка вела от крыльца к вишнёвому саду. В уголках двора цвела сирень и розы. А по другую сторону дома был лужок, влажный от воды с Каменки. От дома к реке вела левада, поросшая высокой сочной травой. В хозяйстве была пара рабочих волов, корова и несколько кур.
Младшая дочка Громовых, Ульяша, родилась 3 января 1924 года, в один из таких дней, про который известный поэт сказал: «Мороз и солнце; день чудесный!» Все с волнением и радостью разглядывали личико маленькой Ули, а совершенно счастливый братишка, четырёхлетний Еля, прыгал вокруг кроватки, пытался дотянуться до личика сестрёнки, чтобы погладить его.
– Дайте я поношу её по комнате, – просил он родителей, а они не давали.
– Ой, уронишь, – шутливо грозил ему отец.
– Ну что вы сгрудились над ней!.. – недовольно сказала старенькая бабушка – мать Матрёны Савельевны. – Всё глядите, глядите, а ей покушать уже надо, нашей Ульяше. Вот отнесу её соседям...
– Бабушка, не надо! – взмолился Еля. – Не отдам Улю. Сам буду кормить её. И нянчить тоже.
Привязанность брата и сестры друг к другу со временем переросла в верную и преданную дружбу.


2. Раннее детство

Как уютно светились окна домика Громовых в зимние вечера! Сюда сбегались на огонёк соседи, друзья. Матрёна Савельевна и Тоня рассказывали очень интересные истории – будь то сказка, быль или притча. Их внимательно слушали дети и взрослые, сидевшие на стульях, на кровати, на дощатом полу, постелив на него одежду.
– Уля! Ульяша! – зовёт мать, и маленькая темноволосая, черноглазая девочка бежит к ней.
Мама сидит на скамье, вокруг неё – старшие сёстры и брат Ули, и Елисейке уже не терпится послушать сказку.
– Давай про Бабу-Ягу! – просит он.
А другие не соглашаются с ним, просят каждый свою любимую историю.
– Я вам лучше вот чего расскажу… – и Матрёна Савельевна начинает негромким, ласковым голосом рассказывать какое-нибудь предание, которое раньше никто из детей не слышал.
Она слыла настоящей народной сказительницей. В её сказках воспевались подвиги русских людей – князей, богатырей и других былинных героев, описывались красоты русской природы. И Ульяна с самого младенчества полюбила степь, речку и рощицы, что окружали Первомайку, полюбила свою родную землю.
Широко раскрыв большие чёрные глаза, Уля познавала тот неведомый мир, который открывался ей через сказку, пытаясь понять мораль, толкование каждой истории. И чувствовала благодарность: это она, мама, придумала так хорошо, интересно проводить зимние вечера, чтобы детям не было скучно.
...Бывало, послушав сказку, Ульяша срывалась с места – и прыг-скок, прыг-скок по комнате! Прыг на стул, потом – на пол, потом – на сундучок. Родители ловят её, чтобы уложить спать, и смеются!..
Матвей Максимович тоже хорошо рассказывал истории. Он любил рассказывать о том, как и за что был удостоен Георгиевского креста – за участие в русско-японской войне, спасение знамени полка. Елисей заслушивался его рассказами. Любил его слушать и соседский мальчик Филька.
Он был младше Ульяны, совсем ещё кроха. Они вместе играли на песке, бегали по улице, прятались друг от друга. Ей было весело смотреть, как этот малыш носился по улице, пока Филькина бабушка Анна Степановна не забирала его и не уносила спать уже в потёмках. Филька очень любил сказку про Золушку и перед сном всё говорил бабушке, что когда-нибудь она к ним придёт и, переходя ручеёк, снимет туфельки, чтобы не намочить их.
– Придёт, придёт твоя Золушка, – успокаивала она малютку, целовала его, и он засыпал.
Анна Степановна была очень доброй, Матрёна Савельевна дружила с ней, и многие обращались к Филькиной бабушке за помощью и советом.
Дворик у неё был небольшой, домик – ветхий, но очень уютный. И всегда в нём приятно пахло борщом и пирогами. Каждому она готова была помочь, выслушать, поддержать. Жизнь у неё была трудной – муж-пьяница обижал её, изводил. Но он умер рано – замёрз где-то в канаве пьяный.
Однажды Филька поймал лягушонка и побежал показывать его Ульяне, но тот обмочился ему на руку. У Фильки выступила огромная бородавка, и Ульяна с тех пор стала побаиваться лягушек.
– Уля, пойдём с нами рыбу удить? – спрашивал было Елисей, поджидая друга. – На речке сейчас хорошо, и караси у самого берега плещутся…
– Не хочу. Там лягушки…
– Ну и что? Да, они страшные, но они ведь маленькие…
Помнилось Ульяне, как отец и мать, сидя вечерами на лавочке, с улыбкой беседовали о чём-то, смотрели, как она играет. В те времена отец ещё не был седым, а у мамы не было морщин на лице. Матвей Максимович проворно чинил избу, с зятем складывал новую печь, и Елисей рвался им помогать, подавал инструменты, материал.
В то время всюду шёл ремонт и строительство: Краснодон (бывший хутор Сорокин) рос, строились новые здания, открывались шахты. Чинилась изба у поселившихся по соседству Поповых – родителей с мальчиком, ровесником Ульяны, и маленькой девочкой. Сыновья Анны Степановны перекрывали крышу её избушки.
После возведения печи Уля нашла кусочек мела, ей понравилось жевать мел, и она теперь пыталась достать его где только можно. А уже позже, когда она училась в школе, то часто внимательно смотрела на мелок, которым учительница водила по доске.
...Им с братом весело было играть в жмурки, в деревянных человечков или строить что-нибудь из песка. Когда Елисей пошёл в первый класс, Уля стала скучать без него.
– Елечка, а можно я с тобой пойду в школу? – спросила она однажды.
– Доченька, тебе ещё слишком рано, – улыбнулась Матрёна Савельевна. – Вот подрастёшь совсем чуть-чуть – и тоже пойдёшь...
А сама старалась занять дочку чем-нибудь, понимая, как ей одиноко: Елисея теперь подолгу не было дома, а Филька уехал с матерью в Москву, где жил его отец, пожилой профессор.
Вместе с мамой Уля ходила на огород, помогала ей полоть грядки, смотрела, как мама доит корову и кормит кур, и уже в таком, совсем малом возрасте она приучилась к труду, полюбила работать и стала первым помощником родителей.


3. Брат и сестра

Ульяна была очень старательной и аккуратной девочкой. Её вещи, игрушки всегда были в порядке и чистоте.
В пять лет она начала изучать азбуку по буквам и очень быстро научилась читать.
И вот её уже ведут в первый класс Первомайской школы… У Матрёны Савельевны уже давно болели ноги, и поэтому она не смогла пойти с Ульяшей в школу, хотя ей очень хотелось увидеть, как дочка, счастливая, нарядная, с портфельчиком в руке войдёт в свой класс.
В школе Ульяну все уважали и любили – и учителя, и ребята: она прекрасно училась, была замечательным товарищем и помогала в учёбе другим. За отличную учёбу её часто премировали. А однажды подарили чернильницу.
«Какого педагога не радовали её ответы, кто не восхищался её образцовыми тетрадями!.. Кто ещё, кроме Ули, так внимательно, сосредоточенно умел слушать объяснение учителя или ответы учеников?» – вспоминал учитель украинского языка и литературы Илларион Макарович Знаенко.
В десять лет она стала пионером, дала торжественное обещание, что будет твёрдо и неуклонно стоять за дело Ленина-Сталина.
Все годы учёбы в школе учителя ставили её в пример. Однажды на родительском собрании директор школы сказал:
– Товарищи родители, советуйте своим детям брать пример с Уляши Громовой. Если бы все так учились, как учится она, было бы очень хорошо.
...Над посёлком возвышалась гора, и на этой горе пионеры любили собираться и жечь костры. Ульяна читала ребятам стихи, рассказы, и притихшие дети, с отблесками огня в глазах, восхищённо ловили каждое её слово:
– «Русь! Русь! вижу тебя, из моего чудного, прекрасного далёка тебя вижу... какая же непостижимая, тайная сила влечёт к тебе? Почему слышится и раздаётся немолчно в ушах твоя тоскливая, несущаяся по всей длине и ширине твоей, от моря до моря, песня?... Русь! чего же ты хочешь от меня?... Что глядишь ты так, и зачем всё, что ни есть в тебе, обратило на меня полные ожидания очи?..»
Искры взлетали над костром и гасли; в это время, кажется, сама природа прислушивалась к мягкому, задушевному голосу Ули...
***
Теперь Ульяна с братом Елисеем вместе ходили в школу, делали уроки за одним столом, читали книги, взятые у знакомых на одну ночь. И так увлечённо читали, что порой не замечали, как проснувшийся отец появлялся в дверях.
– Всё читаете… – говорил он, зачерпывая ковшом воду из кадки. – Ложитесь спать, уже третий час ночи…
– Сейчас, только ещё одну страничку… – отвечал Еля, не видя ничего вокруг.
И, когда мать звала Ульяну или Елю, к ней бежали оба. Настолько они были привязаны друг к другу…
Но вот настал день, когда


Оценка произведения:
Разное:
Обсуждение
     14:13 29.12.2015 (1)
Заинтересовали!  
Не получилось скачать, к сожалению.
     20:47 29.12.2015
Спасибо огромное!
Книга автора
Стоит только захотеть 
 Автор: Магдалина Гросс
Реклама