О книгоедстве (страница 1 из 70)
Тип: Произведение
Раздел: Эссе и статьи
Тематика: Публицистика
Автор:
Баллы: 6
Читатели: 8957 +2
Внесено на сайт:
Действия:

О книгоедстве

О книгоедстве

Чудак человек, кто ж его посадит - он же памятник.
Фраза артиста Крамарова из фильма «Джентльмены удачи».

Ироничный эпиграф: Автору свойственно думать иначе.
Ну, а я б кой-кому засветил кирпичом. Игорь Тальков

1
Цивилизация и культура вовсе и близко нисколько не есть по всей уж той до чего только подчас на редкость отчаянно тщеславной своей красе истинно ведь совсем надежно во всем единое целое.
Нет, скорее это именно те две вовсе вот неоспоримо самые что ни на есть весьма явно уж во всем более чем непременно раздельные части этакого нынешнего до чего и впрямь невозмутимо блестяще яркого современного бытия.
Цивилизация, как правило, невообразимо хищна и яростно утилитарна во всех своих наиболее простейших и плотских «воинственно благих» устремлениях.
Культура подчас излишне возвышенна и парит в облаках абстрактной и совсем уж не в меру чрезвычайно обезличенной благости духа, довольно ведь редко находя нужным хоть сколько-то надолго спускаться с тех самых седьмых небес на эту всегдашне как есть, так и пропитанную потом и кровью грешную землю.
А как раз потому людское сознание в Новое время и оказалось до чего только прочно зажато промеж молотом и наковальней обыденного и плотского, как и весьма вот всецело идейно-духовного.
А именно поэтому сам собой и возник явный разрыв между тем, что более чем неотъемлемо и упорно желает чисто земная душа, да и тело в придачу, и тем, что может духовно возвысить и приподнять над всею той и поныне до чего же унылой серостью тупого мещанства.

А при данных довольно неблагоприятных условиях средний человек явно еще разом становится заложником прекрасных дум, четко и резко при этом очерченных всяческими теми довольно-таки темными страстями.
И те незамысловато безликие, но крайне лукавые черти, вылезшие из самого же дна общественной преисподней, замутят еще в стране такой замес, что все доселе светлое станет отныне темным и полностью, вот как правило, как есть наоборот.
Причем сколь и впрямь невероятно чудовищное, да и как есть исключительно же правоверное преуспеяние товарищей большевиков на данном донельзя безотрадном поприще и создавало все те условия для наиболее зверских преступлений против всего человеческого, А ЕЩЕ, КСТАТИ, во всех ранее никак доселе вовсе и невиданных, бесшабашно невероятных масштабах.
Житейская совесть у самых обычных людей неизменно при всем том безвозвратно скукоживалась, а потому и становилась разве что лишь тем довольно далеким придатком к той основной обезличено праведной, уж до чего только непреклонно партийной, ну а иначе и практически так бессловесно беспартийной морали.
И все те мигом истлевшие в печке буржуйке нравственные и этические постулаты попросту, словно стены Иерихона разом обрушились в пустоту сущего безвременья бестрепетно кровавых дел эпохи помпезного и никак не царского абсолютизма.
И главное, все уж это теперь как есть, ответственно делалось разве что и впрямь нисколько никак не иначе, а разве что только во имя столь на редкость весьма и весьма довольно деятельного очищения всего этого мира от какой-нибудь до чего только нелепо и отчаянно привязчивой и отвратительно гадкой скверны…
Причем произошло это как раз-таки именно вследствие самого уж полного и более чем безотчетного самозабвения нынешней цивилизации в момент истинно величайшего ее упоения всей-то своей несокрушимо гигантской и великой духовной мощью.
Да явно прошлепали губами самого разного рода доброхоты тот страшный момент невероятно отчаянного поворота в массовом сознании, благодаря которому нежные и ласковые слова об исключительно наилучшей грядущей будущности лишь своим и только трудом живущего донельзя многоликого человечества и превратились в хорошо утоптанный грязный снег дороги в склизкое «призрачно светлое никуда».

2
Людские ресурсы при этом сами собою разом преобразились из неких доподлинно настоящих индивидуальностей просто в песчинки, поднятые ветром неистово спешащей в самые дальние дали эпохи немыслимо отныне чрезвычайно смелого достижения вселенского и всеобщего добра.
И главное то никак не мираж в знойной пустыне, а вполне реальная перспектива, да вот беда так беда совершенно нельзя до чего только поспешно ухватить нечто подобное сразу за хвост, а можно лишь медленно и старательно взрыхлять почву, дабы будущее действительно стало раз и навсегда всецело светлее и красочнее…
Причем именно данному свету вполне вот буднично, а никак не празднично ярких душ и будет некогда затем суждено полностью так всеобъемлюще житейски и создавать все те до чего только надлежащие условия для самого уж еще безупречного благосостояния всего того довольно вот весьма и весьма разноликого человечества.
То есть, вся та как она вообще ныне есть, общественная жизнь вовсе и близко никак нисколько совсем не нуждается в каком-либо чисто же взрывном переустройстве.
Ну а все то, что, так или иначе, связано со всеми теми на редкость чудовищными путами вовсе-то никак и поныне совсем не былого людского угнетения еще ведь само собой некогда будет полностью и навеки разом более чем всецело же явственно утрясено.
Но нечто подобное далеко не все действительно способны, вполне до конца исключительно полноценно раз и навсегда уж еще для себя вполне уяснить. 
И это именно поэтому и сегодня те довольно многие благожелательные и чрезвычайно чистые вдоль и поперек одухотворенные светлыми идеями сподвижники славных идей всецело подчас явно проникнуты духом того ведь самого на редкость беспримерно яростного очищения всего этого мира от буквально всяческой в нем донельзя как есть застарелой общественной скверны.
Однако сколь многое в их изумительно ревностных начинаниях довольно весьма и весьма призрачно и полностью вот совсем иллюзорно.
И это именно так раз уж до чего и впрямь близоруко было дано данному мировоззрению вполне еще искренне заблудшему в дебрях чистой схоластики, истинно ведь до чего безнадежно резво выпячивать наружу одну лишь ту ослепительно яркую внешнюю сторону всех тех крайне и впрямь разнообразных задушевных благ.
А между тем давно пришла пора более чем насущной необходимости исключительно тщательной очистки всего того, что малоприметно и довольно-таки трудно досягаемо чистым и совсем не по-божески разве что лишь самим-то собой весьма уж сытым умом…
Да только о чем-либо подобном довольно многим культурным людям было и близко вовсе никак не свойственно полностью так всерьез, даже и между делом, до чего и впрямь весьма невесело же действительно призадумываться.
Поскольку для по-настоящему действенного осуществления чего-либо подобного им явно бы еще пришлось раз за разом исключительно горестно и безрадостно хотя бы и частично, но буквально-то всею душой до чего как есть на редкость всеобъемлюще отрываться от всего того для них крайне весьма и весьма более чем самозабвенно благостного самосозерцания.
И оно действительно внешне величаво и великолепно, да и вообще до чего и впрямь чарующе празднично, однако чрезвычайно ведь жутко же оно аморфно и более чем совсем незыблемо во всем повернуто одной лишь спиной ко всему тому от века действительно грязному и нисколько неумытому…
А между тем это разве что тому и близко никак не наспех созданному культурой и образованием и карты в руки в смысле самого явственного создания настоящих, а никак не липово-восторженных изменений в тех и поныне в точно том виде из века в век безрадостно существующих крайне-то отъявленно нелицеприятных, повседневных реалий.
Да вот, однако, для чего-либо вполне взвешенного и разумного их надо было не только уж донельзя пристально и сугубо нигилистически, буквально везде углядеть, но и самым тщательнейшим образом их при этом довольно-то подробнейше исследовать, причем как раз на предмет всего своего полнейшего и более чем на редкость продуманного затем искоренения.
И ладно бы жизнь действительно стала чище, выше и светлей только из-за того, что люди культурные начисто ведь очистили всякое свое сознание от всей той плесени давно ныне минувших времен…
Да нет, если уж чего в связи с тем вообще и переменилось, то заключалось это именно в том, что исконно клыкастое, словно пасть дикого зверя, исподнее естество было и впрямь до чего только надежно при всем том разве что явно попросту совсем упрятано за занавесочкой всеобщей немыслимо просвещенной благопристойности.
И действительно, та самая внешняя сторона личности всякого современного интеллигентного человека была при этом весьма и весьма отчетливо выбелена и вычищена буквально во всем на редкость безукоризненно дочиста.
Да только таковым оно стало по одним лишь тем исключительно показным и весьма многозначительно и благообразно выпуклым признакам.
А вовсе не по всем тем глубочайше сокрытым и сокровенным свойствам ни в чем уж никак и близко не измененного чисто внешней искусственностью всецело, как есть вполне полностью естественного общечеловеческого начала.
Попросту все тут дело было именно в том, что внешне яркое добро во всяком современном человеке зачастую полностью экранирует сокрытое в нем величайшее зло тупой и сытой уверенности в своих никак не иссекаемых возможностях более чем безбоязненно управлять всем этим миром по одному только своему желанию и искрометно неуемному хотению.
Причем наиболее основным каноном всякого того чисто по-новому мыслящего бытия, и стала великая художественная литература, а также и отдалившаяся в самые заоблачные дали философия.
И уж обе эти длинные ветви, так и тянущиеся к невообразимо крайне пока донельзя далекому горизонту самого истинно во всем наилучшего светлого грядущего, при всем том и по сей день, до чего самозабвенно далеки от всего того донельзя приземленного, насущного, грязного…

3
А между тем безбрежные кисельные берега розовых мечтаний о вроде бы действительно близком грядущем рае и сделали его лишь значительно поболее безнадежно туманным и попросту пока совершенно вовсе-то призрачным.
Да к тому же и всем тем глубокомысленно и безмятежно всему тому светлому внемлющим теоретикам светлого добра было совсем этак явно не до того, чтобы орошать росой мысли бескрайние поля людского сознания, до чего только безысходно пока иссушенные всем тем донельзя стародавним их безмерным невежеством.
А еще и более чем неизменно были они окрашены кем-либо вовсе уж до чего и впрямь совсем ведь напрасно пролитой людской кровью.
И была она до чего всегдашне на редкость безудержно проливаема всеми теми практически считай что и явно как на грех ревностно же соревнующимися в жесткости беспринципно и слепо на редкость своенравными правителями, что неизменно обладали одним лишь тем  вовсе вот неприметно серым яростно амбициозным умом.
И фактически все те нижестоящие солдафоны, да и гражданские второстепенные политики, что во всем своем чреве так и вынашивают всяческие те немыслимо же грандиозные планы истинно вот откровенно до чего только жизнерадостно мечтают разве что о некоем том сколь всеобъемлющем и крайне насущном всеобщем благе…
Но хуже всего, когда это добро


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Книга автора
Это я уже знала 
 Автор: Тиа Мелик
Реклама