Произведение «Полёт над бездной 2.» (страница 1 из 3)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Фантастика
Произведения к празднику: День Байкала
Автор:
Баллы: 2
Читатели: 546 +1
Дата:
«OIv-rLWQnt8»
Эта блестящая фотография фрагмента Вселенной сделана с помощью телескопа Huble.

Полёт над бездной 2.

 
                                                               22
 
    Учитель говорил ему: «Твоё сознание от мозга это всего лишь десять процентов от твоей личности. Девяносто процентов всей твоей личности занимает подсознание, независимая автономная территория, пространство твоей личности. И все загадки человека, его феноменальности лежат, находятся в подсознании».

  - И что за феноменальности? – спрашивал он весь в порыве любопытства к знаниям.

  - Мой Ученик, всегда владей знаниями, настрой свою волну верой в огромные, феноменальные возможности организма, своего организма. Вот такой пример: официальной наукой установлено, что обыкновенный человек может продержаться в холодной воде в пять, семь градусов примерно пятнадцать, двадцать минут. Но есть немало случаев, когда люди после кораблекрушения выдерживали несколько часов до подхода помощи другого корабля и выживали.
  - Я читал про такое и по телевизору видел…
  - В таких экстремальных ситуациях выживали люди волевые, чья воля сознания была настроена верой в свою силу, и эта сила шла от подсознания, как преобладающей части тренированного ума, разума. Я когда-то говорил тебе, скажу, процитирую второй раз слова великого японского айкидзина именем Коити Тохэй – ученика великого Морихэя Уэсибы, основателя айкидо: «Есть много людей, которые тренируют своё тело, но лишь немногие тренируют свой мозг». Ты под моим руководством, – продолжал далее Учитель, – тренируешь и тело, и мозг. Но откуда у тебя феноменальная память саванта, память «человека дождя» узнаешь позже…

    Он тренировался, он тренируется, он будет тренироваться для постижения, достижения новой высшей ступени в Пути, ибо он верит в Учителя, ибо это Вера.

    Постоянно для повышения мастерства они вместе с Учителем проводили спарринг бои, и он, уже владеющий огромной феноменальной физической силой, гибкостью, выносливостью, быстротой, резкостью, владеющий «дрессированным» инфразвуком – такими «звуками-убийцами», владеющий гипнозом, владеющий взглядом мертвеца, могущий взглядом змеи убить птицу, ставший таким уж истинно суперменом из фантастических боевиков, всегда проигрывал Учителю. Но как, почему?! И это всегда оставалось для него тайной непостижимой…

    Учитель никогда не ночует в доме-спортзале, он всегда уходит, как сказал он, уходит к себе домой. Но где его дом?


    Хмурый бессолнечный субботний день обдавался обильным снегопадом, первым снегом осени. Неторопливо падали, порхали крупные снежинки полётом реющим, навевая как бы пришествие зимней сказки под куполом, покровом серо чёрных туч, нависших низко над улицами, проспектами, площадями родного города. Отлив крупных снежинок в свете фар от машин был завораживающе прекрасен, движением как листьев осени опадающих, что закружились в замысловатости начертаний невидимых узоров.

    Она стояла вверху широких ступеней учебного корпуса факультетов литфака, истории, иностранных языков, вся в сиянии озарением внезапной радости, что более ярко феерично высветила (о!) свежо нежнейшую кожу лика её, что высоким торжеством гения геометрической симметрии и была воспета искренне неземная красота.  
    Она была удивлена, прекрасно карие глаза её так и расширились, ибо это было так внезапно неожиданно, потому что никогда никак не укладывалось в её голове, что этот монстр, чудовище единоборств может вот так оказаться здесь, именно здесь у учебного корпуса их альма-матер.

  - Здравствуйте, – первой приветствовала она его искренне радостной тональностью голоса, что, конечно же, стало достоянием пристального слуха одногруппниц, также вставших, застывших рядом, и конечно же, приметивших вот такую перемену и в голосе, и на лице своей подруги, ярчайшей красоте которой лишь позавидовать.       

  - Здравствуйте, – ответное приветствие его было окрашено тем же тоном.

    Вроде бы знали все – и однокурсницы, и однокурсники, что у этой признанной красавицы всего факультета иностранных языков вроде бы нет никакого парня, отвергающей любой намёк на ухаживания ох многих парней не только из их факультета. Но в этот хмурый снежный субботний день и предстало перед ними вот такое откровение. И воспылало ох любопытство неутомимо девичье, что затем перейдёт в такое пышно расцветшее поле девичьих разговоров. И парни, однокурсники (знали бы они, какой этот монстр…) также увидели это.   

 
   В этот самый момент чуть ли не к самым ступеням важно плавно подкатил роскошный суперкар
SLR Mercedes McLaren, за рулём которого гордо восседал персональный шофёр отца Дианы. И не в первый раз взыгрался в сердцах у девушек, однокурсниц вот такой неприглядный ветерок зависти: и от природы красива несравненно, и к тому же дочь олигарха.
    Диана, взбежав вниз по широким ступеням, говорила, наврала персональному шофёру о том, что сегодня непредвиденные занятия в лингафонном кабинете, и что она на маршрутке поедет к бабушке, дедушке. Ну что ж, занятия, так занятия, и раз уж об этом сказала сама дочь босса, да притом отпустила его, тронулся с такой же величавостью, как и прикатил, шикарный, солидный Мерседес Бенц, и укатил.

    Под любопытные, кое-где и завистливые взгляды однокурсниц она вместе с ним заворачивала за угол в сторону республиканского главпочтамта, а затем направились в сторону Площади Советов. Говорили немного, не так, как тогда в летний полдень по грунтовой дороге от тракта до деревни. Нет, она многое могла бы сказать ему, ей хотелось болтать и болтать с ним, как и тогда за столом в том доме спортзале, но и того, что она чувствовала его присутствие рядом, ей хватало для радости, благости души.


  - Мне нравится первый снег именно осенью, – говорила она после некоторого молчания, – не зимой, а вот весной уже не могу терпеть, когда падает снег на растаявшую землю.

  - Мне тоже нравится первый снег именно осенью, а ещё нравятся двадцатые числа мая…
  - Почему? – искренне вскинутые брови красавицы сверкнули и другой гранью красы, что возрадовался духом это чудовище единоборств, также пребывавший в благостном, радостном состоянии, как и она.  
  - На деревьях такие первые листья пока светло-зелёные…, конечно, мне нравится лето, но и другие времена года тоже нормально, всё к месту.

    И снова молчание. Но ничего, подумала она, скоро будет много разговора, такой болтовни, так подумала. И ещё она хотела спросить о таком приёме из его боевого арсенала, когда тот парень по кличке «Гнилой» тогда там на пустыре ползком изо всех сил старался, не то, что убежать, уползти от него, но тогда он – мастер единоборств больше не обращая внимания на него, медленно плавным шагом двинулся к остальным. Да, он тогда подошёл к той группировке молодчиков, подошёл и разорвал, в финальной части так и развернул, перевернул огромный джип. А этот «Гнилой», как слышала она, после того случая лежал в психиатрической больнице, так говорили. И больше он – «Гнилой» никогда не появлялся на горизонте. Говорили, что он вообще тронулся умом…

     Она с недавних пор знала про его слова: «Это меняет суть…, это теперь касается меня, они будут лежать». И потому ль было у неё вот такое понимание тех слов в том, что вот этот-то парень покусился на его территорию, и за это поплатился, жестоко поплатился. И что она и есть его территория. Но она промолчит про это, пока промолчит.

  - С первого сентября жил не дома, жил в доме спортзале, туда только телевизор перевёз, – говорил мастер единоборств, подозревая ли о том, что вот это-то в последнее время очень сильно заинтересовало Диану после того сообщения Айланы, – но в последнее время живу в доме Учителя. Он подарил мне не только эту машину, но кое-что из бытовой техники…

    Это ещё больше заинтересовало её, что спросила его об этом, на что на этот раз не получила ответ, ибо он – монстр единоборств, просто, промолчал, на что Диана не очень-то и обиделась, вроде бы ещё не так близки друг к другу. Да какое там, итак в душе продолжало клокотать буйство радости от того, что рядом он, что видит его. Когда ж такое было с красавицей?!

    Они вышли на Площадь Советов, овеянную серебристой россыпью крупных снежинок первого снега осени. И это было завораживающе…

  - Я приехал сюда на транспорте, – говорил мастер единоборств, окинув взглядом главную площадь Бурятии.
  - Да, а то я знала, что Ваш транспорт – скакун Чёрный Халзан, – улыбка красавицы опять новым бликом красы неописуемой снова заставила возрадоваться его душе, и так пребывавшем в таком состоянии возвышенном.     

    По краям Площади Советов припарковалось много машин: громадно солидные джипы и элегантно изящные, грациозные иномарки, взглядом сразу и не окинешь. По большей части они были родом из всегда прекрасной, овеянной духом традиций Японии – вершинной высокотехнологичной страны Восходящего Солнца. Так на каком авто он мог приехать из Нарангола?

    Они, молча, проходили мимо рядов роскошных иномарок. И прошли, подойдя к угловому концу большой площади. А он продолжал идти дальше, и она за ним рядом. Но на каком авто? И где же его иномарка?
    Так и подошли к небольшому скверику из акаций.

  - А вот мой транспорт, – указал Джэбе в сторону акаций, где в единственном числе и был припаркован его авто.

    Ох, волной удивления, смешанного с разочарованием ли, не захватило, окатило душу красавицы.
    Там посреди акаций в таком более свободном широком месте был припаркован его транспорт, в нём она узнавала авто отечественного производства марки «Жигули» блеклого тёмно-синеватого цвета, и притом она была маркой самого первого производства, простонародно названная, обозванная вот так «Копейка», не больше, не меньше. Да и салон был не ахти, весь обшарпанный по старости лет, краски вот-вот и слезут


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Реклама