Произведение «НАЗОВУ СЕБЯ ШПИОНОМ Часть 3 (1)» (страница 4 из 6)
Тип: Произведение
Раздел: По жанрам
Тематика: Детектив
Автор:
Читатели: 504 +1
Дата:

НАЗОВУ СЕБЯ ШПИОНОМ Часть 3 (1)

видел?
– А что такое «Руссо облико морале»?
– Из «Бриллиантовой руки». Что за детский вопрос?
Выяснилось, что в интернате им много давали мировой киноклассики, а лично ему, Копылову сто фильмов про войну и революцию, а вот с остальным получился недобор.
– Что и гайдаевские комедии не смотрел? – удивлялась мать.
– Пробовал и не смог. Слишком глупые они какие-то.
– Ничего не поделаешь, посмотреть обязательно должен. Они с каждым новым просмотром лучше становятся. Иначе так и дальше будешь не понимать каких-то киношных разговорных цитат.
В общем, все было просто замечательно, пока однажды на утреннем купании у Исабель не зазвонил мобильник, до этого служивший лишь часами. Она сказала в него только одно слово: «Алло», после чего полминуты выслушивала то, что ей говорят. Сбросив звонок, невесело объявила:
– Ну все, конец идиллии. Труба зовет. Произошел сбой в моих магнитофонных придумках. Похоже, в Майами поняли, что меня в Гаване нет.
Уже через три часа они всей компанией были в аэропорту. Туристский сезон был в полном разгаре, и Зацепину с большим трудом удалось добыть три билета через Швейцарию и Ирландию на Доминикану.
При расставании Исабель отвела сына в сторонку и как следует проинструктировала его на возможные варианты развития событий, касательно ее, включая даже самый полный переход Алекса на сторону матрасников. Любопытства ради он поинтересовался:
– А если они начнут мне пальцы отрезать, чтобы ты сама к ним явилась?
– На пятом или шестом твоем пальце я точно сломаюсь и явлюсь, – чернушно отшутилась она. (Так вот откуда это во мне, подумал он.)
В последнюю минуту Алекс сумел еще исхитриться и нарисовать два парных портрета матери и сестры: один оставил себе, второй передал «тете Аните». Зацепин тоже вовсю щелкал их своим «Никоном», но было не понятно куда пойдут эти фото.
Через сутки на «Нокию» Копылова пришла короткая эсэмэска: «Мы дома»! И они с майором выдохнули с облегчением.
Вилла была оплачена за две недели вперед, отказываться не имело смысла и целую неделю Алекс с Верой прожили на ней. Каждый день к ним на несколько часов присоединялись Зацепин с Зоей, но, в общем, все выглядело этакой молодоженской медовой неделей. Аренду на «Тойоту» тоже переоформили на Алекса, что стало дополнительным бонусом. Единственным неудобством была необходимость каждый день вдали от виллы на пару часов высвобождать из фольги «Моторолу». Звонить она не звонила, но слушала их с Верой щебетание наверняка. Впрочем, последние два дня они безвылазно сидели на вилле – Вера набрала свой диплом вкривь и вкось, и ему пришлось его капитально переформатировать, а потом еще суметь в Ларнаке все это распечатать.
– Если у тебя есть такие финансовые возможности, то почему бы нам почаще сюда не приезжать, – позволила она себе как-то помечтать.
– Но ведь тут глухая деревня, даже в супермаркет только на машине добраться.
– А мне как раз что на отшибе и нравится. И что людей почти нет. И море классное.
Действительно, почему бы и нет? Особенно, если весь остров прекрасно говорит по-английски. И в предпоследний день пребывания Алекс переговорил с хозяином дома. У того имелись еще две похожие виллы и за триста долларов за две недели он готов был всегда предоставить любую из них для симпатичной молодой пары, только позвоните о своем приезде хотя бы за неделю.  
– Так может вам прямо сейчас отпуск до месяца продлить? – подначивал Зацепин.
– А почему бы вам самим тут на две недели не остаться? Могу ссудить триста долларов без процентов, – парировал Алекс.
Но оба понимали, что это пустые слова. Государева служба ждала одного в Питере, другого в Москве. Обе пары вылетали в Домодедово в один день: только Алекс с Верой утром, а майор с Зоей вечером.
В Домодедове Алекс с Верой расстались: она повезла свой диплом, пакет с лимонами и бутыль оливкового масла в Тверь, а он, перебравшись во Внуково, вылетел в Пулково.
6
Только приземлившись сперва в пасмурной Москве, а следом в холодный питерский дождь, Копылов как следует оценил прошедшие две недели тридцатиградусной жары без единого облачка на небе. И мысль о повторении таких поездок крепко запала ему в голову.
Совсем по-другому стал думать и о матери. Что бы было, если бы она сразу дала ему знать, что жива и здорова? Превратила бы его в обычное оранжерейное чадо, лишила бы того внутреннего стержня, который он выработал в себе без ее участия. Восхищало и то, что она на целых восемь лет забила на хваленое ГРУ. И начала контачить с Зацепиным, только когда почувствовала за собой всю силу кубинской службы безопасности и перспективу равного партнерства с Москвой. Из прежнего мелкого нелегала стала полноправным кубинским агентом, без оглядки на предавшую ее Родину. Как говорится, защищать Остров Свободы и сеять раскол и самоуничтожение в ряды кубинской эмиграции в Майами – с нашим превеликим удовольствием! Кстати, получалось, что она и его, сына, тоже сумела завербовать в свою разведку, как еще можно было расценить даденный ему код на «Моторолу» и договоренность о дальнейшей материнской поддержке. 
Это открытие изрядно позабавило Алекса, выходило, что если сюда еще добавить Ми-6, то он теперь сотрудничает аж с пятью разведслужбами. Чего-то я совсем соскочил с поводка ФСБ, веселил он сам себя, надо будет снова восстановить контакт, а то – некомплект. Но, похоже, даже Даниловне хвастать об этом было уже слишком зазорно.
В Пулково Копылова встречали Сева и Стас, как они узнали о его прилете приходилось только догадываться. Впрочем, инструктор при виде Перегонщика сразу самоликвидировался и покатил за машиной Севы на приличном расстоянии.
– Тебе что, волшебную «Моторолу» тоже иногда доверяют? – подколол Алекс, намеренно усаживаясь на заднем сиденье Севиного «Опеля».
– А ты, похоже, свою «Моторолу» две недели в отеле держал, – отгавкнулся Сева.
– Именно так, в сейфе под кодовым замком.
– Здесь в Питере Маккой, хочет с тобой лично встретиться.
– Где и когда?
– Завтра в английском консульстве прием. Ты приглашен. – Сева протянул ему конверт, в котором было приглашение. – На два лица: тебя и Еву.
– Как-то готовиться надо?
– Мыло и веревку приготовь, – сердито бросил Сева. – Я тебя до метро довезу.
– До дома давай рули.
– Вот еще бензин на тебя тратить.
– Дам в лоб!
Сева сердито посмотрел в зеркальце на отельера, но повез все же до самого дома, вернее, до супермаркета – Алексу не улыбалось потом заново тащиться за продуктами.
– Давай спускайся! – скомандовал по городскому телефону Стас, едва он ввалился в квартиру с дорожной сумкой и продуктовым пакетом.
– Сейчас, только кофе попью.
– У меня попьешь! – рык инструктора указывал на добрую взбучку.
Делать нечего – ноги в тапочки и вперед.
– Как деточке отдохнулось? – мощные мышцы Николая Григорьевича рельефно выделялись под домашней футболкой. Алекс даже чуть отпрянул, готовый увернуться от неизбежной оплеухи.
– Супер и гипер. На завтра приглашен в английское консульство, – Копылов показал приглашение. – Вместе с Евой. Велено приготовить веревку и мыло.
– Вам обоим или только тебе? – скривился Стас.
– Черт! Не уточнил.
– Вид у тебя какой-то победительный.
– У меня теперь каждое утро начинается с того, что я сжимаю кулаки и говорю: приду и всех победю, – охотно поделился фабзаяц. – И так обычно и бывает.
– Ты случайно не помнишь наш разговор во время твоей присяги на оружии? Считаешь, это была пустая формальность? И помнишь, что я тебе обещал в случае ее нарушения? – с каждой запятой инструктор распалялся все больше и больше. Самая пора была задействовать шпионский антивирус.
– Все помню. Только старший по званию приказал мне ничего вам не говорить.
Любо-дорого было смотреть на обалдевшего инструктора.
– Имя майора Зацепина вам о чем-то говорит?
– Ну, – с трудом выдавил из себя Стас.
– Он и организовал нам с Верой вояж на Кипр.
– Опять врешь!
Алекс достал было из кармана «Нокию», но передумал. Подошел к городскому телефону и набрал нужное количество цифр.
– Петр Иваныч, тут мне мой инструктор пальцы дверью зажимает насчет Кипра.
– «Давай его!» трубка телефона была повернута к ним обоим.
– Да, – осторожно приложил трубку к уху капитан.
– «Здравствуйте, Николай Григорьевич. (Алекс слышал тоже) Давно хотел с вами лично пообщаться. Читал почти все ваши отчеты по Валету. Особенно понравилось, как вы распекали моего бывшего поднадзорного за поведение перед товарищами в полосатых купальниках. Я бы его еще и выпорол за это. Подтверждаю, что Валет четырнадцать дней находился на Кипре с важным государственным заданием. Через неделю буду в Питере и поговорим об этом более детально. Всего хорошего».
– Товарищи в полосатых купальниках – это американцы? – вид у инструктора все еще был очумелый.
– Матрасниками и пиндосами он не любит их называть.
– И что, во все это я должен поверить?!
– Неужели так трудно навести справки: продолжается ли всепланетный розыск майора или уже нет.
– Ну какое у тебя может быть на Кипре важное задание, да еще с твоей проводницей?
– Я же давал присягу на оружии, как могу рассказывать? Тем более, что право первой ночи у майора, а не у вас. Но есть небольшая уловка. Послушаете наши с Верой телефонные разговоры и все поймете. Кофе угостите?
– Пошел вон! – прорычал Стас.
Что Алекс с удовольствием и сделал, всеми лицевыми мышцами скрывая улыбку, раздирающую его щеки. В кармане сердито вибрировала «Нокия», на которой образовалось уже с десяток не отвеченных вызовов.
– Да еду уже, еду, – отвечал он сперва Хазину, потом Еве.
Кофе он так и не выпил, серая «Шкода» с Сенюковым уже ждала у подъезда, поэтому набрав целый пакет кипрских магнитиков и кружек, поехал в «Бирему». По дороге Сенюков тезисно посвящал его во все отельные, магазинные, боксерские и «светлобесные» новости, похоже, дела у Жорки с Евой шли отменно.
Палисадник отеля было не узнать, набухшие почки превратились в молодую листву, трава повылезала из всех асфальтовых щелей, большие горшки с цветами и выставленные наружу квадратные столики довершали сей весенний праздник. На крыльце и в вестибюле собралось все жилое и служебное населения отеля, приветствуя своего сумасбродного босса. Под веселые приветствия и восхищение его загаром, он шел, раздавая направо и налево свои сувенирчики, беспокоясь, что их на всех может и не хватить. Самое замечательное, что никто даже в шутку не упрекал его за то, что он так беспардонно умотал на Кипр – уже не только шпионское начальство обоих мастей, но и собственные подчиненные начинали привыкать к его выходкам, а слух, что он ездил туда с невестой, которую пока никому не показал, лишь добавлял ему особого романтизма.
Ева в отеле пока не появлялась, но на месте была Софья Степановна, которая решительно перехватила его у Хазина и повела в Палату № 7 сообщать о финансовых итогах месяца. Кроме номера Копылова, остальные одиннадцать номеров были заняты, Буфет превратился в полновесное кафе, так что пришлось нанять вторую буфетчицу. Горничная Таня, работавшая до этого на полставки, перешла на полную ставку, в подвале помимо Боксерской студии запустили сауну с купелью и две кладовки молдаване превратили с


Оценка произведения:
Разное:
Реклама
Обсуждение
Комментариев нет
Книга автора
Абдоминально 
 Автор: Олька Черных
Реклама